Активизация террористов под прикрытием гуманитарной риторики. Андрей Арешев

   Дата публикации: 05 сентября 2016, 08:20

Вашингтон маневрирует на расширяемом им «переполненном поле боя». Турецкое присутствие на севере Сирии может обрести новые формы

terrorist

Террористическая интервенция в Сирию стремится в бесконечность, и конца ей не видно. «Многие группы, которые американцы считают приемлемыми для ведения переговоров, по сути дела, прислонились к запрещенной в РФ «Джебхат-ан-Нусре». А «Джебхат-ан-Нусра» их использует, чтобы уйти из-под ударов. Эта ситуация, которая не может продолжаться бесконечно. От решения этой главнейшей проблемы зависит возможность реализации во многом уже согласованных между нами и американцами планов по координации антитеррористических действий», – говорит министр иностранных дел России Сергей Лавров. Между тем, действия партнёров (включая усилившуюся разведывательную активность в районе российской базы Хмеймим) свидетельствуют об их нацеленности на максимальное затягивание противостояния. Так называемые «гуманитарные» перемирия приводят к прямо противоположным результатам, в то время как вовлечённые в конфликт внешние игроки, отстаивая собственные интересы, бесконечно далеки от выработки совместных действий по противодействию расширяющейся террористической угрозе.

29 августа некоторые информационные агентства со ссылкой на женевский источник сообщили об изучении представителями Москвы и Вашингтона возможности проведения совместной операции в Алеппо в середине сентября. Якобы «к этому моменту в городе и его окрестностях должны будут остаться лишь те боевики, которые не пожелали сложить оружие и выйти из Алеппо», и таким образом «оставшиеся в городе боевики будут заблокированы и будут подлежать уничтожению».

Впрочем, от внешнеполитического советника американского лидера Бена Родса мы слышим старую песню: «наш сигнал России должен быть такой: «окно возможностей» закрывается. Мы должны посмотреть, могут ли они достичь настоящего соглашения и поддержать его». «Мы не достигли соглашения, хотя добились прогресса. Мы сейчас сосредоточены на том, чтобы добиться поддержки и действий России через ее собственные вооруженные силы и влияние на режим Асада, чтобы было подлинное прекращение боевых действий и механизм для гуманитарного доступа в затронутые районы, в особенности в Алеппо. Мы продолжим дискуссии, чтобы добиться этой цели».

Таким образом, речь идёт о прежней линии на поддержку коллективной «Джебхат ан-Нусры», камуфлируемой туманными формулировками о неких будущих соглашениях, которых пока нет. 1 сентября заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков заявил о прогрессе между Москвой и Вашингтоном по вопросу размежевания террористов от так называемой «умеренной оппозиции». Между тем, как замечает военный эксперт Антон Мардасов, сирийский конфликт наглядно продемонстрировал, что США и монархии Персидского залива могут провести ребрендинг кого угодно, объявив «умеренными» любые группировки. А значит, согласно этой незамысловатой логике, такие структуры бомбить нельзя, напротив – сирийскому правительству необходимо садиться с их лидерами за стол переговоров. Американские «партнёры» утверждают, что готовы давить на «повстанцев», требуя скорейшего их отделения от переименованной «Джебхат ан-Нусры». Однако в реальности такой шаг облегчил бы боевые задачи ВКС РФ и сирийской армии, а следовательно – он противоречит интересам Вашингтона по силовому свержению правительства Башара Асада. 1 сентября в телефонном разговоре с Джоном Керри Сергей Лавров вновь обратил внимание на необходимость скорейшего отделения связанных с США формирований сирийской оппозиции от прикрывающихся ими террористов, продолжающих активные наступательные действия и зверства на захваченных территориях.

31 августа, преодолевая ожесточённое сопротивление противника, сирийские правительственные силы и их союзники добилась серьёзных успехов в южных районах Алеппо. В частности, удалось вернуть потерянную 6 августа территорию артиллерийского училища и ряд позиций в квартале Хамадания. При поддержке ВКС России и сирийской артиллерии правительственные войска молниеносно атаковали училище и прилегающие строения. Освобождение квартала Рамусе, где расположены артиллерийское училище и удерживаемая террористами академия, означает контроль главной дороги в Алеппо с южной стороны.

Несмотря на активную работу авиации, террористы продолжают перебрасывать подкрепление. По данным разведки, на юге и юго-западе Алеппо воюют сотни иностранных пришельцев. На роликах террористов в социальных сетях видно, что определенное количество боевиков разительно отличается от основной массы — у них новые модели бронежилетов и фирменная одежда: возможно, речь идёт о турецких наёмниках.

Судя по всему, снабжение окружённых в восточной части города боевиков через «коридор» в Рамусе невозможно, а дальнейшее продвижение сирийской армии при поддержке авиации российских ВКС неизбежно, и в связи с этим можно смело прогнозировать очередной всплеск псевдо-«гуманитарной» риторики, включая фотоохоту на очередного сирийского мальчика, ставшего якобы «жертвой российской агрессии». Чувствуя шаткость своего положения, террористы обставили  безопасное продвижение конвоев с гуманитарной помощью абсурдными условиями, что вызвало резкую реакцию российского МИДа. В свою очередь, эмиссар ООН Стаффан де Мистура надеется на долгожданную для террористов 48-часовую паузу в боевых действиях, объявление которой является важной частью в Женеве консультаций. Без разоружения террористической армии, в избытке располагающей танками и другими видами тяжелого вооружения, эти так называемые «паузы» способны ещё больше осложнить ситуацию. Ранее мы упоминали о сомнительной роли международных организаций, в частности, Совета Безопасности ООН, объективно действующего в интересах западных игроков, работающих на затягивание сирийского противостояния.

Такое впечатление, что кого-то в ООН очень опечалило то обстоятельство, что террористы потеряли возможность обстреливать центральные кварталы Дамаска. Примечательна в этом плане нервная реакция её функционеров на перемещение террористов из пригорода Дамаска Дерайя, договорённость о чём была реализована 26-28 августа. Автоколонна с несколькими сотнями боевиков и членами их семей (всего до 5000 человек) убыла в контролируемую бандформированиями провинцию Идлиб. Как заявил глава МИД РФ Сергей Лавров, данная операция является примером, который будет востребован: уже поступили сообщения о том, что еще один район Сирии заинтересован в том, чтобы аналогичную операцию реализовали при посредничестве РФ. Скорее всего, речь идёт о Муадамии на юге Дамаска: более сотни из тамошних боевиков, наблюдая за тем, как их «собратья» ушли из Дерайи целыми и невредимыми, решила последовать их примеру, предварительно уничтожив следы своих преступлений. На очереди – расположенный к югу от Муадамии Хан Аль-Шейх.

Стоит обратить особое внимание на то, что российский координационный центр по примирению враждующих сторон выступил в качестве гаранта сохранности жизни и безопасного выхода сложивших оружие боевиков из Муадамии. Российские военные следят за выполнением сторонами взятых на себя обязательств, благодаря чему количество населённых пунктов, присоединяющихся, несмотря на все препятствия, к процессу национального примирения, ежедневно расширяется. Конечно, предложенные условия по-прежнему не распространяются на террористов запрещённых экстремистских террористических группировок, однако утверждения отдельных комментаторов о том, что после 30 сентября 2015 года российская сторона якобы прекратила в Сирии контакты со всеми оппонентами Башара Асада, мягко говоря, расходятся с реальностью. Более того, они полностью противоречат сути процесса национального примирения, которое, несмотря на противодействие иноземного террористического отребья и его внешних спонсоров, пытаются продвигать официальный Дамаск и Москва.

Конечно, максимально комфортные для боевиков условия их выхода из удерживавшихся ими пунктов, имея под собой объективные основания, вместе с тем несут очевидную угрозу мирному процессу как таковому, вплоть до его полной профанации. В частности, после эвакуации боевиков из предместий Дамаска очаг напряжённости предсказуемо переместился на север провинции Хама, где перешедшие из пригородов сирийской столицы боевики развернули в последних числах августа широкомасштабное наступление, пытаясь захватить несколько населённых пунктов, в том числе христианский город Мхарде. По данным источника в сирийском ополчении, проправительственные силы отражают атаки террористов, но боевые действия идут в непосредственной близости от жилых кварталов, что провоцирует значительные потоки беженцев.

Сирия, беженцы

29 августа боевикам связанной с запрещенной в РФ «Аль-Каидой» вооруженной группировки «Джунд аль-Кудс» удалось захватить стратегический город Хальфая под Хамой (через него проходит шоссе, по которому идет снабжение регулярных войск на северо-западе Сирии). Сирийские ВВС активно применяют авиацию, в первых числах сентября перешли в наступление, однако оперативная ситуация на севере Сирии становится ещё более запутанной и непредсказуемой. В немалой степени это связано с действиями турецкого руководства, продолжающего военные операции на севере Сирии, причем не только в районе Джараблуса, где в последние дни было сконцентрировано внимание мировых СМИ. С одной стороны, из Анкары сообщают об ударах по объектам запрещённого в России террористического «Исламского государства», а с другой – продолжают поддерживать боевиков в Алеппо. Согласно письму постпреда Сирии при ООН Башара Джаафари, турецкие военные, проникшие 1 августа в северную часть провинции Алеппо, не только передали оружие и боеприпасы террористам, но и построили военные склады, переданные террористическим группировкам «Армия завоевания», Фронт «Ан-Нусра» и «Ахрар аш-Шам». Турецкие кураторы втайне снабжали ракетами террористов из сельских районов Алеппо; согласно Б. Джафари, перевозившая террористов автоколонна пересекла границу с Сирией в пункте Атима провинции Идлиб. Дипломат призвал руководство Совбеза повлиять на Турцию, чтобы прекратить продолжение вооружения и финансирования террористов. То же самое относится к регуляции их количественного состава, где от турецкой логистики зависит чрезвычайно много (притом, что работают и альтернативные каналы переброски бандитов в Сирию – например, через Иорданию).

Снаряжение боевиков группировки «Ахрар аш-Шам» в провинции Хама

Снаряжение боевиков группировки «Ахрар аш-Шам» в провинции Хама

Тем временем, занявшие приграничный сирийский Джараблус протурецкие вооружённые группировки, согласно некоторым сообщениям, начали выяснять отношения между собой. Дальнейшее расширение военной операции турок может привести к непредсказуемым последствиям, включая эскалацию столкновений с курдскими силами, что предполагает углубление координации действий между Анкарой и Вашингтоном.

29 августа США предупредили турецкую сторону, что откажут ей в поддержке с воздуха, если турецкие силы будут продвигаться на юг сирийской территории (здесь явно содержится намёк на нежелательность движения турок в направлении контролируемого курдскими силами Манбиджа). На поддержку американских ВВС может рассчитывать только продвижение Турции в западном направлении, в приграничных районах, находящихся под угрозой «ИГ». Таким образом, США де-факто подтверждают своё согласие на турецкую «буферную зону» в северной Сирии.

3

30 августа официальный представитель Пентагона Мэтью Аллен сообщил, что возглавляемая США коалиция в Сирии создаст новые «каналы связи» в целях предотвращения столкновений с поддерживаемыми США повстанцами на «переполненном поле боя». Интересно, что по информации источников The Wall Streel Journal, Вашингтон готовил секретный план совместной спецоперации с Турцией, однако Анкара неожиданно начала действовать в одиночку. Турецко-американское сотрудничество на высоком уровне якобы начало сбоить после начала турецкой операции в Сирии (в реальности, заметим, несколько раньше, о чём свидетельствуют приводимые газетой Yeni Şafak детали поддержки американцами путчистов из числа турецких военных).

В этой связи интересны подробности ввода турецких войск в Сирию, представленные одним из региональных изданий. Якобы речь идёт о договорённостях между Москвой и Дамаском о том, что последний не будет протестовать в ООН в связи с действиями Анкары. В свою очередь, Турция предупреждена о неких «красных линиях» (в частности, о враждебных действиях против сирийской армии, действующей при поддержке российской авиации), пересечение которых недопустимо. Москва и Анкара выступают за территориальную целостность Сирии, причём обоюдное разочарование по поводу политики США облегчило сторонам поиск компромисса. При этом информация о возможном пересмотре отношения Турции к боевикам «Джебхат ан-Нусры» (не в пользу последних) пока остаётся лишь предположением, причём весьма зыбким, в том, что касается долгосрочных перспектив.

В последний день августа турецкое издание Sozcu представило детали переговоров в Санкт-Петербурге между президентами России и Турции. По информации турецкого издания, одной из затронутых российским лидером тем была судьба президента Сирии Башара Асада, выраженная в достаточно жёстких формулировках. Ещё одно условие касалось курдского фактора и его значимости для региональной стабильности, а также необходимости перекрыть пути снабжения террористов в Сирии через турецкую границу. Речь шла якобы также о Крыме, Нагорном Карабахе и Кавказе в целом, Центральной Азии, а также о необходимости для турецких официальных лиц тщательнее следить за словами в случаях, когда речь идёт о чувствительных для России вопросах.

Интерес турецких СМИ к возобновившемуся непростому диалогу с Россией вполне понятен, однако позиция Москвы по ключевым аспектам региональной безопасности выражалась неоднократно и открыто. Вот и в интервью агентству Bloomberg президент РФ Владимир Путин отметил: «Когда мы слышим, что Асад должен уйти (почему‑то со стороны кто-то так считает), то у меня большой вопрос: а к чему это приведёт? Вообще соответствует ли это нормам международного права? Не лучше ли набраться терпения, способствовать изменению структуры самого общества и, набравшись этого терпения и способствуя изменению структуры общества, подождать, пока произойдут естественные изменения внутри?»

Что же касается проблемы сирийско-турецкой границы, то, как мы отмечали ранее, она является ключевой и, судя по высказываниям официальных лиц, несмотря на многочисленные намёки, дело здесь не сдвинулось с мёртвой точки. Сирийская оппозиция и боевики «Джебхат-ан-Нусры» продолжают получать помощь через границу между Сирией и Турцией, заявил директор департамента МИД России по вопросам новых вызовов и угроз Илья Рогачев: «мы видим, что через сирийско-турецкую границу продолжается подпитка оппозиции вообще и «Джебхат-ан-Нусры» в частности. Конечно, то время, которое уходит таким образом, оно на руку им, «ан-Нусре». Эти и другие элементы создают неоднозначный фон в отношениях с американцами». Таким образом, оптимистические утверждения о том, что «Турция начинает действовать в российских интересах, и в своих тоже», нуждаются в безусловной корректировке в первой их части.

В телефонном разговоре министр иностранных дел России Сергей Лавров высказал Мевлюту Чавушоглу обеспокоенность по поводу действий турецких вооруженных сил и подконтрольных им отрядов вооружённой сирийской оппозиции. По мнению Москвы, подобные действия могут негативно отразиться на возможностях политического урегулировании сирийского конфликта.

В этой связи представляется, что серьёзным фактором дестабилизации обстановки в регионе может стать расширение присутствия в Сирии турецких частных военных компаний. Так, по информации французского бюллетеня «Intelligenсe online», глава турецкой частной военной кампании SADAT, бывший генерал Сил специальных операций Аднан Танриверди постепенно становится одной из ключевых фигур среди силовиков страны.

4

По информации французского бюллетеня, многие высокопоставленные турецкие военные, в том числе вовлечённые в борьбу против запрещенного в РФ «Исламского государства» и находившиеся во взаимосвязи с генеральными штабами западных стран, после неудачной попытки переворота 15-16 июля были постепенно заменены, что вызывает беспокойство союзников по НАТО. В этой связи издание обращает внимание на встречу 16 августа турецкого лидера Реджепа Эрдогана с крупнейшим в стране владельцем частных военных компаний Аднаном Танриверди. 72-летний бывший генерал сил специального назначения, изгнанный в своё время из армии за религиозные убеждения, теперь уже в должности советника президента Турции должен контролировать процесс перестройки турецкой армии, включая её кадровую составляющую. В 2012 году Танриверди (видимо, не без содействия руководства страны) создал первую турецкую частную военную компанию SADAT, благодаря которой стремится «помочь арабскому миру подняться на тот уровень среди великих держав, который ему приличествует». 21 июля, после подавления попытки переворота он заявил, что «чистка кадров не ослабит вооружённые силы Турции, а наоборот – укрепит их», отметив также, что в армию хочет вернуться немало тех, кто ранее был из неё изгнан за излишнюю религиозность.

Примечательно, что SADAT работает только в странах с мусульманским большинством населения. После начала сирийского кризиса в 2011 году эта структура регулярно обвинялась оппозицией в подготовке боевиков из числа сирийских беженцев, которые находились на территории Турции. В свою очередь, Танриверди подобные обвинения опровергал, утверждая: «Мы не располагаем тренировочными лагерями и не имеем интересов, связанных с ДАЕШ или иными террористическими организациями, не причастны к ним». По информации источников французского издания в Анкаре, перед попыткой переворота глава SADAT посещал турецкий генштаб, стремясь получить оттуда поддержку в вопросе подготовки иностранных вооруженных формирований, собирающихся действовать под вывеской инициированной саудитами так называемой «исламской антитеррористической коалиции».

Можно предположить, что попытки сотрудничающей с саудитами SADAT закрепиться в Сирии могут получить новый импульс, что важно также в связи с ведущейся в Сирии при поддержке Москвы и Тегерана контртеррористической операцией. 29 августа арабские СМИ сообщили о прибытии в Алеппо 80 российских морских пехотинцев.

5

По данным издания Gulf News, российская сторона уже проинформировала ООН о размещении сухопутных войск в Алеппо. Их основной задачей является поддержка сирийской армии на северном пути в подконтрольную правительственным войскам часть Алеппо вдоль автотрассы «Кастелло». Сирийское издание Al-Masdar со ссылкой на свои источники в Алеппо подтвердило, что колонна российской бронетехники с российскими военными проследовала по шоссе «Кастелло» в западную часть города.

Пока всё это не находит официальных подтверждений. Между тем, возможное расширение российского военного присутствия в Сирии может быть расценено как американцами, так и поддерживаемыми ими террористическими группировками как сигнал к действию. С другой стороны, расширяющееся присутствие турецких сил в Сирии предполагает активный диалог между Москвой, Анкарой и Дамаском во избежание более чем вероятных инцидентов. Конечно, результативность этого диалога в решающей степени будет зависеть от того, насколько турецкому руководству в реальности удастся отойти от своего многолетнего курса на дестабилизацию соседней страны.

Андрей Арешев

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1