«Гаага не освободила Милошевича, часть «сербской вины» перенесена на Караджича». Горан Петрониевич

Дата публикации: 04 Сентябрь 2016, 09:31

Юридический консультант Радована Караджича в Гаагском трибунале по бывшей Югославии разъясняет ситуацию с “оправданием Милошевича” и ситуацию вокруг обвинений против сербов в Гааге

Слободан Милошевич

Слободан Милошевич

Информация, появившаяся в некоторых СМИ, о том, что якобы бывший президент СРЮ, покойный Слободан Милошевич был освобожден от ответственности перед Гаагским трибуналом, а его вина перенесена на бывшего президента Республики Сербской Радована Караджича, сильно взбудоражила нашу и мировую общественность.

Как юридический консультант Караджича и как человек, принимавший непосредственное участие в его защите с момента ареста до сегодняшнего дня, и проверил появившуюся информацию и обнаружил, что она исходит от некоторых «аналитиков».

Радован Караджич

Радован Караджич

Во-первых, как видно из судебных документов, является фактом то, что члены Гаагского трибунала, обладая высокими претензиями, очень широко и не аргументировано интерпретировали отдельные факты, представленные на суде против доктора Радована Караджича.

Помпезно представленную в некоторых СМИ информацию о «сенсационном открытии», «поиске скрытого сокровища» и т.д., можно свети только к одному выводу, сильно компрометирующему выводы этих так называемых «аналитиков». Такого рода известия служат лишь для «мутной воды».

Обвинение против бывшего президента Республики Сербской др. Радована Караджича было основано на чудовищной форме ответственности, популярной среди членов ООН – «коллективной форме» ответственности за преступления, в которых, по мнению коллегии прокуроров, участвовал сербский народ, высшее политическое, военное и полицейское руководство СРЮ, Сербии и Республики Сербской.

В этом контексте, бывший президент СРЮ Слободан Милошевич был обозначен как единственный «ответчик» (?), а вместе с ним и сербское руководство, множество военных и полицейских лидеров того времени. Намерением прокуратуры было доказать, что, фактически, весь сербский народ, с западного и восточного берега Дрины, стремился очистить от «не сербского элемента» места проживания.

Это чудовищное обвинение камнем висит на шее сербского народа. Следуя этой позиции к сербскому народу, как виновному, можно легко объяснить действия международного сообщества (США, Великобритании, Ватикана и Германии) для достижения исторических целей «контроля» территории бывшей СФРЮ, как механизм ее разрушения, чтобы снять с себя ответственность перед сербским народом.

Таким образом, сербский народ из жертвы превратился в «преступника», а сам Гаагский трибунал необходим для подтверждения этой исторической «фальсификации».

Но вернемся к актуальной проблеме, то есть к вопросу: «Освобожден ли Слободан Милошевич приговором др. Радовану Караджичу?»

Любому, кто хоть немного смыслит в юридической науке, совершенно ясно, что решение, принятое в отношении одного лица, не может ни осудить, ни освободить другое. В данном конкретном случае, судом против др. Радована Караджича – не может быть освобожден от ответственности Слободан Милошевич.

Слободан Милошевич умер при весьма странных обстоятельствах в заключительной части процесса против него, и это уголовное дело, таким образом, не было закончено.

По всем правилам международного законодательства, когда лицо, находящееся под следствием, умирает, процедура приостанавливается в связи с кончиной подсудимого, и этот человек не может быть ни осужден, ни оправдан. На стороне подозреваемого, на стадии предварительного следствия, должен присутствовать основополагающий принцип – «презумпция невиновности».

В данном конкретном случае, в момент смерти Слободана Милошевича, он имел статус обвиняемого под защитой презумпции невиновности. На деле это означает, что Слободан Милошевич окончил свою жизнь невинным по составу обвинения и, соответственно, не может быть ни оправдан, ни осужден по какому-либо делу.

Оглашением приговора бывшему президенту Республики Сербской др. Радовану Караджичу, 24 марта 2016 года (в годовщину бомбардировок СРЮ) судьи Гаагского трибунала не поддержали всех пунктов обвинения прокуратуры и д-р Радован Караджич не был признан виновным за «геноцид» в 7 муниципалитетах БиГ в 1992 году; этим было доказано, что произошедшие тогда события не имели признаком геноцида.

Подобное решение судей Трибунала является наиболее значимым по вопросу статуса, как сербского народа, так и будущего международного статуса Республики Сербской.

Помимо этого, тем же приговором, из судебных документов были исключены все сербские политики, в том числе и Слободан Милошевич, что очень существенно, с точки зрения обвинений Сербии в преступлениях на территории БиГ 1992-1995 годов. Следует подчеркнуть, что если бы Гаагский трибунал исключил из списков Слободана Милошевича и оставил любого сербского политика, Сербии пришлось бы нести ответственность перед международным сообществом.

Кроме того, этим приговором значительно понизилось значение понятие «геноцида в Сребренице», уменьшилось количество убитых мусульман (с более чем 7000 до 5000), из обвинительного заключения было удалено значительное количество инцидентов, приписываемых сербской стороне; впервые установлен факт «членовредительства» мусульман, как способ запугивания сербской стороны, признаны существенными «Холбруковские соглашения» и т.д.

Несомненно, что все это, как отмечается, является результатом работы защиты д-ра Караджича и его команды, и прежде всего стратегии, которую выбрал сам д-р Караджич. А именно, стратегией было, на стадии первичного следствия, атаковать обвинительную базу, разобрать каждое утверждения прокуратуры, все, что было выставлено сербской стороне, либо с той, либо с иной стороны.

Караджич никогда не использовал и не защищался стратегию – «я этого не делал», «кто-то приказал мне», «кто-то другой это сделал», и т.д, а использовал – «давайте разберемся, что произошло». Таким образом, вся стратегия первичного следствия была направлена на защиту Сербии и Республики Сербской, и только потом самого д-ра Радована Караджича.

Все это было необходимо сказать, чтобы была понятна следующая вещь. Из самого текста судебного заключения д-ра Радована Караджича видно, что Слободан Милошевич не являлся участником преступлений, и это было очевидно еще с самого начала вынесения обвинения.

Важность этого факта очень высока, но теперь мы подошли к раскрытию причин подобного «юридического толкования» этого факта, и исторического момента, в котором это происходит. Подобная правовая позиция и интерпретация этого факта может быть результатом или юридического невежества, или преступного намерения.

Если юридическим толкованием определенного события и многообразия фактов, заключавшихся в нем, занимаются люди, не имеющие юридического образования, возможность подобной ошибки очень велика. Но если это делают лица, которые имеют юридическое образование и опыт, то возможность заведомо ложного толкования с определенной целью, обусловлена.

В данном конкретном случае, подобное толкование привело к сильному брожению сербской общественности, возрождения старого раскола – за и против Милошевича и т.д. Легко сделать вывод о том, кому в данный момент требуется данный раскол в сербском народе; но очень трудно понять, почему некоторые государственные органы и их представители столь опрометчиво реагируют на эту провокацию.

Давнее разделение сербов на «партизан и четников», очевидно, требует новых форм. За это Слободан Милошевич, конечно же, не боролся перед Гаагским трибуналом; этого же сегодня не делает и Радован Караджич.

Я думаю, следует подчеркнуть и еще одну вещь, за которую аналитики готовы хвалить Трибунал, но совершенно не видят ее в деле Караджича.

Не имея возможности реализовать свой замысел и объявить Слободана Милошевича виновным, они, которые координируют политику уголовного преследования Гаагской прокуратуры и суда, переложили значительную часть ответственности Милошевича на других еще живых подсудимых, хотя сформированная «вина» Сербов так и не была доказана. В данном конкретном случае, если Суд установил отсутствие доказательств участия Милошевича событиях в БиГ, это, прежде всего, означает намеренный перенос части вины сербского народа с Милошевича и Караджича, и по крайней мере желание, по мнению аналитиков, освободить Милошевича.

Только историческая ревизия всех неправомерных постановлений Гаагского трибунала может привести к «освобождению» не только осужденных, но и всего сербского народа.

Горан Петрониевич

Перевод: Екатерина Мамонтова

Метки по теме:

radovan-karadzic


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1