Путин смог составить мнение о подрастающей англосаксонской элите. Петр Акопов

Дата публикации: 02 Сентябрь 2016, 09:30

Встреча Владимира Путина со студентами британского колледжа Итон знаменательна не только тем, что о ней стало известно лишь постфактум. Дело даже не в символическом жесте, свидетельствующем о якобы начинающих налаживаться российско-британских отношениях. Президент России явно заинтересовался самим явлением: школой для британской элиты. И оно действительно достойно внимания.

Встреча Путина с британскими студентами

О том, что Владимир Путин в начале двадцатых чисел августа принимал группу из одиннадцати итонцев, сами студенты колледжа написали в Facebook сразу же после встречи – но для широкой публики это стало новостью лишь в среду, после публикаций в Daily Telegraph и Sun. После чего о необычной встрече начала писать прочая британская, российская и мировая пресса. Подтвердил факт беседы и Кремль.

«Это была частная поездка ребят из Итона», – сказал пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков, добавив, что продлившаяся около часа беседа была интересна «и президенту, и самим ребятам». Подтвердил Песков и историю организации встречи, изложенную самими итонцами. В марте этого года в Итоне выступал епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов) – наместник московского Сретенского монастыря, ответственный секретарь патриаршего совета по культуре и член президентского совета по культуре является еще и ректором Сретенской духовной семинарии. Во время его беседы с учениками речь зашла о планировавшейся ими поездке в Россию, и они попросили епископа Тихона посодействовать их встрече с президентом. Епископ посоветовал им написать письмо Путину, и, как рассказывает Песков, «такую просьбу отец Тихон передал в администрацию, и при содействии администрации такое общение с президентом было обеспечено».

При этом, как выяснила Би-би-си, будущие участники вояжа в Россию сначала хотели оформить его как поездку официальной делегации Итона, но колледж отказался сделать это. В итоге итонцы приехали в частном порядке. Одним из главных организаторов поездки стал ученик Дэвид Вэй, китаец из Шанхая, рассказавший, что на организацию поездки у него ушло девять месяцев: «Это был частный визит, никем сверху не организованный и не спонсированный… До поездки мы решили не говорить никому о ее подготовке».

Ребятам удалось сохранить все в тайне до момента возвращения домой. Только через несколько дней после прибытия на родину они опубликовали снимки, сделанные в Кремле, на страничке в Facebook. Фотографии, где все 11 вместе с президентом России и подписью «Парни Влада». Вэй подписал фотографию так:

«Парни, мы в самом деле смогли произвести глубокое впечатление на Путина, и он в ответ показал нам свое человеческое лицо».

А другой участник встречи Трентон Брикен написал, что они провели с Путиным два часа, добавив, что «при личной встрече он оказался маленьким, но заполнял собой пространство».

Когда новость дошла до британской прессы, она начала как искать в этой поездке руку Москвы, так и рассуждать о том – как это сделала The Times – что это была «личная тайная миссия итонцев с целью растопить лед в отношениях между Востоком и Западом вместе с президентом Путиным». Понятно, что и в России пресса стала трактовать прием итонцев чуть ли не как часть спецоперации Кремля по налаживанию отношений с Великобританией. Тем более что буквально в эти же дни в Мурманск на празднование юбилея «Северного конвоя» (британского маршрута поставок по ленд-лизу в годы Великой Отечественной войны) приезжала дочь королевы принцесса Анна, а на днях в Китае должна состояться первая встреча Путина с новым премьер-министром Терезой Мэй.

Но все же это просто совпадение – как бы ни шутила английская пресса над тем, что тинейджеры обскакали и Мэй, и выпускника Итона, министра иностранных дел Бориса Джонсона, успев встретиться с Путиным раньше них. Нет, конечно, Москва не против продемонстрировать Лондону свое стремление восстановить практически замороженные отношения, но все же не это подтолкнуло Путина к встрече с учениками Итона. Демонстрации в духе «Саманта Смит – посланник мира» (американская школьница, написавшая Андропову и приехавшая по его приглашению в СССР в 1983 году) сейчас не нужны.

Разгадка встречи Путина с итонцами гораздо проще: президенту действительно было интересно посмотреть на тех, из кого готовят британскую и глобалистскую элиту. Потому что Итон – это не просто самая известная английская школа, это и есть та самая «англичанка», то есть наш главный геополитический противник на протяжении последних веков.

Сити (то есть мировые финансы), Виндзор (резиденция королевы), Уайтхолл и Даунинг-стрит (правительство) – все они наполнены выпускниками Итона. Конечно, не только Итона – но именно Итон, расположенный вблизи Виндзора, является самым важным инструментом формирования британской элиты. За почти шесть веков из Итона вышли почти два десятка премьер-министров (включая предпоследнего Кэмерона), сотни депутатов парламента, епископов, банкиров, дети принца Чарльза, Уильям и Гарри, тоже окончили эту школу.

В Итоне учатся всего пять лет – с 13 до 18 – и там всего 1300 учащихся, но эти цифры ни о чем не говорят. Как и стоимость обучения – 50 тысяч долларов в год. Для того чтобы попасть в Итон, недостаточно быть просто богатым (большинству нуворишей отказывают с порога), нужно быть членом правильной семьи. И лучше всего, если это будет семья «старого итонца», то есть выпускника колледжа. Конечно, в последние годы Итон становится все более глобалистским – в 60-е отменили правило, по которому там могли учиться только дети тех, кто сам является британцем по рождению, и сейчас доля «наследственных итонцев» упала до одной пятой – но это не отменяет его кастового характера. Просто чуть изменились правила допуска в касту. Ну и так способы контроля и управления, используемые Лондоном в мире, с тех пор изменились.

Британия уже не правит территориями и морями в буквальном смысле этого слова (хотя и в буквальном тоже – с помощью младшего-старшего партнера США), но продолжает править финансами, планами (геополитическими) и идеями (пропаганда и медиа). Британия, впрочем, это не страна, а англосаксонская элита, которая осуществляла сначала проект «Британская империя», а теперь «атлантическая глобализация». И эта элита – не абстрактный набор семей, а конкретные люди и фамилии. И их правильное воспитание – дело наиважнейшее, которое нельзя доверить родителям, а только очень четкой, практически военной системе.

Эта система подготовки кадров называется «частные школы», среди которых выделяются несколько элитарных мужских колледжей во главе с Итоном. Тут важны не столько знания, сколько формирование характера, системы ценностей и отношения к жизни. Только тогда получится настоящая, качественная элита. Вымуштрованная, абсолютно циничная, боевая и знающая. Умеющая командовать и подчиняться, понимающая все без слов, действующая, как грамотно выдрессированная и очень умная собака.

Наследственное богатство тут не так принципиально, как ощущение своей принадлежности к избранным.

Так формируется каста. Причем то, что мы называем «англосаксонской элитой», создается тут столетиями. Более того, именно наличие Итона стало одной из главных предпосылок того, что Англия стала Великобританией, крупнейшей мировой империей, какой она была еще 70 лет назад, и влиятельнейшим центром силы, каковым она остается и сегодня. Кадры решают все – и без таких кадров не было бы никакого британского владычества.

Потому что не было бы ни отношения к другим народам как неполноценным, ни теории расового превосходства – ни подсаживания Китая на опиум, ни первых в мире концлагерей (для буров). Все это создано не в Итоне, но его выпускниками, которые искренне считали себя лучшими в мире, «право имеющими». Все «гитлерюгенды», скауты или американское мессианство – лишь жалкие производные от главного ноу-хау англосаксов: системы воспитания беспощадной к окружающим «элиты».

Кадры ковали в интернате круглые сутки – есть выражение, что Итон стоит на трех B: beating, bulling, buggery (телесные наказания, дедовщина и содомия). И хотя телесные наказания отменили в 70-е, а иностранцев в Итоне все больше, традиции остаются не только в виде униформы – черного фрака.

Привлечение детей богатых индийцев, китайцев и русских (которых, впрочем, немного) нужно не из-за капиталов их родителей – а для подготовки правильных кадров, «агентов влияния» уже в глобальном масштабе. Поэтому дети выбираются из кастово правильных семей. Королева Елизавета уже не может назначить в Индию вице-короля – но для того, чтобы и дальше оказывать влияние на эту цивилизацию, нужно принимать участие в воспитании ее элиты.

То, что нувориши-англофилы со всего мира стремятся отдать своих отпрысков в Итон, понятно и легко объяснимо тем, что точно так же они отмывают свои деньги через Сити. Как и то, что для любой разведки Итон представляет бесценный ресурс. Понятно, что это безраздельная территория МИ-6 и МИ-5 – из колледжа, кстати, вышел Ян Флеминг, который был не только писателем. А Владимир Путин не только президент – и он, конечно, помнит, что выпускником Итона был Гай Берджесс, участник «кембриджской пятерки», работавший не только на МИ-5, но и на советскую разведку.

Понятно, что Путин завербовал итонцев, лишь фигурально выражаясь, но его интерес к Итону можно назвать и профессионально-президентским. Ведь хотя англосаксы – это уходящая глобальная элита, но сейчас приходится (и еще долго придется) иметь дело именно с представителями этой «школы». Не в виде Дэвида Кэмерона или Бориса Джонсона – а в лице самой традиции «воспитания кадров». Которая называется Итон.

Петр Акопов

Метки по теме:

putin-iton-student


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1