Столкновение цивилизаций: Крым и Киев – два символа российской истории. Владимир Лепехин

   Дата публикации: 01 Сентябрь 2016, 13:38

Современная Европа стала тем местом, где в результате эволюции «гомо сапиенс» появился новый человеческий вид, доселе неизвестный мировой антропологической науке. Так, если до сих пор человеческие особи развивались, то есть находились в движении от простого к сложному, от менее совершенного к более совершенному и т. п., то в XXI веке развитие индивидов практически прекратилось, а в некоторых сегментах евросоциума, похоже, двинулось вспять. Регресс наметился в первую очередь в таких сферах человеческой жизни, как мораль и совершенствование социальной среды.

Столкновение цивилизаций

От общества к виртуальному облаку

В западной системе ценностей нравственные аспекты бытия в XXI в. перестали играть значимую роль уже по той простой причине, что их полностью подавила гипертрофированная система формального права (по принципу «закон – всё, справедливость – ничто»). Что же касается развития социальной сферы, то сегодня следует констатировать следующий факт: социум утратил традиционную социальную начинку как совокупность форм прямой и опосредованной коммуникации индивидов и превратился в «виртуум» – глобальное чрезвычайно подвижное и размытое квазисоциальное облако.

Семья, коллектив, община, профсоюз, парламент, государство – все эти форматы организации жизни уже не актуальны, потому что не функциональны. И если власть становится глобальной олигархической административно-информационной иерархией, то социум (виртуум) – манипулируемыми властью охлократическими метаобразованиями, принимаемыми простаками за самоорганизующиеся сети.

«Новый европейский человек» как своего рода атом такого административно-виртуального «облака» суть уже не человек в традиционном смысле этого слова. Он стал единицей потребления, виртуальной функцией, носителем знаков, статусов и стоимостей, учётной единицей. Всё.

В XXI веке человечество раскололось на собственно человеческое общество и «жёлтый туман», состоящий из У. Е. (учётных единиц) и накрывающий плотным слоем управляемого психоза одну страну за другой. Дошёл «жёлтый туман» и до границ России, упершись в стену из людей, не верящих в «самоорганизующиеся сети» вне семьи, вне коллектива и вне государства.

Выжженное поле Европы

Главная граница между социумом и виртуумом пролегла по Днепру.

И эта граница – не просто естественная водная преграда. Это фронт.

«Единицы потребления» движутся на восток, наступают и, как всякий феномен, не имеющий моральных ограничений, оставляют позади себя выжженное поле, засаживаемое специфическим антропологическим видом, именуемым в народе «бандеропитеками». Люди же отступают под натиском врага и выстраивают оборонительные укрепления, видя опору в нравственных устоях, в правде, в объективной истории, в памяти предков, в аутентичной и традиционной культуре.

За спиной захвативших Киев бандеропитеков – глобальный капитал, мировая финансовая олигархия, Госдеп, НАТО, наёмные армии, спецслужбы, информационные сети, евробюрократия, террористы, нацисты и прочая нечисть с обслугою. За спиной людей, возлагающих свои надежды на Москву, – альтернативная цивилизация.

Разница между этими двумя субстанциями колоссальна, и она сегодня во всём – не только в политических взглядах. Она в коде поведения, в мироощущении, в психологии и физиологии индивидов.

Бандеропитеки всерьёз считают, что свобода там, где больше платят, а власть, убивая в человеках человеческое, поощряет в них животное начало и механику рефлексов. Убийства, насилие, разбой и мародёрства – вот питательная среда этого нового вида человекоподобных приматов.

В отличие от них русские люди и в самые суровые годы военного коммунизма были свободными, так как жили духом (верой) и сами выбирали свою судьбу.

Вот и зимой 2014 года киевляне выбрали для себя «европейскую мечту» с её утилитарными потребительскими радостями, а, например, крымчане и жители Донбасса предпочли остаться в собственной многонациональной культуре – в могучем русском языке, в великой русско-советской литературе, в большом отечественном кино, в наших музыке, театре и философии, в тысячелетней российской истории.

Уважение к памяти в противовес беспамятству – вот суть момента, переживаемого сегодня жителями Крыма и Донбасса, превратившихся за годы украинской «незалежности» в редуты подлинной культуры, противостоящие общей интеллектуальной и культурной деградации нового «независимого» государства.

«Зияющие высоты» мировой политики

В период украинской «революции» в Киеве посчитали, что истинная цивилизация там, где штампуются гаджеты и печатаются денежные знаки. Я же полагаю, что подлинная цивилизация там, где печатаются умные и честные книги. Такие, как «Зияющие высоты» Александра Зиновьева.

Почему я привожу в качестве критерия эту книгу? По меньшей мере по двум причинам.

Во-первых, «Зияющие высоты» – «самая мощная советская книга второй половины 20 века» (так охарактеризовал её известный российский литературовед Павел Евгеньевич Фокин), без которой невозможно представить адекватный анализ ни эпохи холодной войны, ни специфики интеллектуального сопротивления сначала квазисоциалистическому советскому, а затем и псевдодемократическому российскому режимам, в каких бы формах это сопротивление ни проявлялось.

Во-вторых, 26 августа с. г. исполнилось 40 лет со дня публикации «Зияющих высот». Полагаю, что в контексте очередной мировой войны, вновь развязанной Западом против России, было бы неправильно отмечать юбилей «Зияющих высот» исключительно в кругу почитателей зиновьевского таланта. Бестселлер должен в очередной раз шагнуть к широким читательским массам где-то на передовой борьбы людей с новыми приматами и очередными химерами. Вот почему Зиновьевский клуб принял решение отметить 40-летие со дня выхода нашумевшего социологического романа Александра Зиновьева не где-нибудь, а в Крыму.

На днях в Симферополе и некоторых других городах полуострова (Севастополе, Коктебеле и Феодосии) состоялись мероприятия, посвящённые названному юбилею. Главным таким мероприятием стала встреча членов Зиновьевского клуба, и в том числе вдовы писателя и сопредседателя Клуба Ольги Мироновны Зиновьевой, с крымскими интеллектуалами и деятелями культуры.

Замечу, что речь на этой и других встречах в Крыму шла не только о книгах Александра Зиновьева. Зиновьеведы, чеховеды и пушкиноведы обсуждали «зияющие высоты» российской и мировой политики, проблемы социально-экономического развития Крыма, но особенно – проблемы современной российской культуры. Ведь Крым – та территория, которую невозможно представить без колоссального культурного наследия России и Советского Союза.

Последние 23 года это наследие всячески принижалось и бездарно проматывалось «независимой» украинской властью, а после её свержения в 2014 году очевидно не могло и не должно было достаться нелюдям с избирательной памятью и извращёнными представлениями о национальных ценностях.

«Любое сакральное место нуждается в оригинальной философии. Будет такая философия и у Крыма, – пообещал крымчанам автор этих строк. – И это будет не философия “местечка” как нелюбимой периферии периферийной недостраны, но философия самобытной и суверенной российской мегацивилизации, в которой Крым – один из важнейших элементов».

В Крыму, как и во всей России, люди всегда верили в русскую идею и в русское чудо. И в 2014 году жителям полуострова и в голову не могло прийти скакать на Майдане ради печенек Госдепа.

Как можно разменять великую русскую культуру на «девятый вал» западных квазиценностей с их фальшивой толерантностью и маниакальным стремлением навязывать всем и вся свои механические правила, направленные на поддержание западной системы в её нынешнем и явно порочном состоянии?

В марте 2014 года Крым вернулся домой: к своим собственным корням, истории и уникальной культуре. Донбасс сегодня в дороге, ведущей к родному дому. И ещё тысячи и тысячи наших соотечественников на Украине, в Молдове, Приднестровье, в странах Балтии и некоторых других странах вынуждены вести борьбу за право быть вместе со своим народом, со своей культурой, с русской цивилизацией.

Владимир Лепехин

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
dnepr_
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1