Поссорит ли Сирия Турцию и США? Петр Искендеров

Дата публикации: 01 Сентябрь 2016, 08:00

В ситуации, созданной турецкой интервенцией в Сирии, борьба Вашингтона и Анкары с «Исламским государством» (ИГ) отходит на второй план, а на переднем плане возникает угроза раздела Сирии на сферы влияния с последующей войной «всех против всех».

tanki-turcia

Новые подтверждения находит версия о том, что Анкара своими действиями в Сирии поставила Соединённые Штаты перед свершившимся фактом. Более того, вторжение турецких танков создало реальную угрозу полномасштабных междоусобных столкновений с участием турецких войск, вооруженных формирований местных курдов и отрядов оппозиции, составляющих «Свободную сирийскую армию».

Турция своей операцией в Сирии застигла Вашингтон врасплох, пишет The Wall Street Journal. По данным издания, США в течение продолжительного времени готовили секретный план совместной операции с Турцией, но Анкара якобы неожиданно для Вашингтона начала действовать в одиночку. После вторжения турецких танков в Сирию, по мнению The Wall Street Journal, можно говорить о «трещине» в сотрудничестве США и Турции на высшем уровне. Что же касается предварительного согласования деталей операции, то оно не было проведено в тех объёмах, о которых постфактум поспешили объявить обе стороны.

Собеседники The Wall Street Journal в Вашингтоне утверждают, что 29 августа США предупредили Турцию, что не будут оказывать её войскам поддержку с воздуха, если те продолжат продвижение вглубь сирийской территории в направлении на юг. Что на поддержку американских ВВС можно рассчитывать только в случае продвижения турецких войск на запад. Тем не менее в настоящее время наступление турецких войск в Сирии развивается как раз преимущественно в южном направлении, что еще больше обостряет ситуацию, создавая угрозу столкновений курдских отрядов, оппозиционных сирийских группировок и турецких бронетанковых частей.

В турецких средствах массовой информации утверждается, что Анкара уведомила о начале военной операции «Щит Евфрата» всех, чьи интересы это затрагивало. «Все заинтересованные стороны были проинформированы, – говорит вице-премьер турецкого правительств Нуман Куртулмуш. – У Дамаска также была информация о «Щите Евфрата». Он был проинформирован Россией».

Официальная интерпретация турецкой стороной целей её операции в Сирии строится на том, что турецкие военные не имеют планов становиться в этой стране «постоянной силой». «Мы не будем частью этой битвы», – подчеркивает всё тот же Нуман Куртулмуш. По его словам, турецкие власти стремятся очистить регион от боевиков ИГ и помешать сирийским курдам создать коридор, который, как говорят в Анкаре, разделит Сирию.

Однако подобные объяснения, по-видимому, не вполне удовлетворяют и Дамаск, и Москву.

Сирийское руководство осудило начавшуюся операцию и назвало ее нарушением суверенитета страны, резонно полагая, что любые операции по борьбе с терроризмом в пределах границ государства должны проводиться по согласованию с Дамаском. Такого согласования не было. Есть подозрения, что Анкара пытается заменить ИГ другими группировками, которые она называет «повстанческими», с тем, чтобы сохранить за собой рычаги влияния на ситуацию не только в районе сирийско-турецкой границы, но и в целом в вопросе о будущей судьбе Сирии.

Со своей стороны министр иностранных дел России Сергей Лавров в телефонном разговоре с премьер-министром Турции Мевлютом Чавушоглу высказал обеспокоенность по поводу действий турецких вооруженных сил и подконтрольных ей отрядов вооружённой сирийской оппозиции. По мнению российской стороны, подобные действия могут негативно отразиться на возможностях политического урегулировании сирийского конфликта.

Насколько далеко готовы зайти власти Турции в стремлении утвердиться в Сирии пусть даже ценой определённого охлаждения отношений с Соединёнными Штатами? Ответ на этот вопрос может быть получен после того, как прояснятся планы турок в отношении города Эль-Баб, который открывает дорогу на Алеппо и в сторону которого они сейчас продвигаются. Это то самое южное направление, насчёт которого американцы предостерегали Анкару.

Пока же турецкие средства массовой информации имеют смутное представление о том, что, собственно, происходит в Сирии в условиях продолжающегося турецкого наступления. «Кто, с кем и почему воюет в Сирии при новом балансе сил?» – задается риторическим вопросом издание Birgün. По мнению этого издания, Анкара отошла от прежней линии на немедленное свержение президента Сирии Башара Асада, на чём была простроена вся стратегия Турции (хотя намерение свергнуть Асада некоторое время спустя у правительства Эрдогана сохраняется).

«Благодаря вылазке в Джераблус Турция существенно продвинулась вперед на пути к реализации своей мечты о «буферной зоне», на которой она настаивает с первого дня кризиса, – пишет Birgün. – С одной стороны, она взаимодействует с Соединёнными Штатами, ЕС и НАТО, с другой – сближается с осью Россия – Тегеран. И последняя операция – результат такого «согласия». «Красная линия» для Турции – расширение контролируемых курдами территорий! От политики «Мы совершим намаз в Дамаске» Турция совершила поворот к риторике «переходного процесса с Асадом» или «с сирийским режимом тоже можно разговаривать». Вместе с вылазкой в Джераблус Турция снова вернулась на игровую сцену».

В то же время Birgün предупреждает, что после операции в Джераблусе главным фронтом для турецких сил в Сирии становится курдский фронт, а это, учитывая международные связи курдского движения, может повести, по мнению издания, к осложнениям в отношениях Анкары и с Соединёнными Штатами, и с Евросоюзом, и с Россией.

Петр Искендеров

Метки по теме:

tanki-turcia


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1