Турция взбирается на «Щит Евфрата»: Эрдогану бросили кость

Дата публикации: 30 Август 2016, 13:53

События последних дней заставили многих предположить резкий разворот Турции на сирийском направлении. Сдвиг от конфронтации к сотрудничеству с другими внешними силами (по отношению к конфликту в Сирии) турецкому руководству на самом деле во многом удался. Но поспешность в выводах в столь сложном вопросе, как прорыв в сирийском урегулировании, ныне явно не уместна.

Турция взбирается на «Щит Евфрата»

Ситуация на северном фронте арабской республики после 24 августа претерпела значительные изменения. Диспозиция на сегодня такова. Турция ввела в район сирийского Джераблуса около 50 единиц бронетехники и до 500 военнослужащих. Это с учётом усиления турецкого контингента 27 августа и в последующие дни. В турецкой операции под кодовым названием «Щит Евфрата» также задействовано до 4000 боевиков-исламистов из числа так называемых «умеренных» повстанцев.

Из Джераблуса боевики террористической группировки ДАИШ (ИГИЛ, ИГ, запрещена в РФ – ред.) были выбиты неожиданно быстро, буквально за несколько часов первого дня турецкого вторжения. Отступление ДАИШ больше походило на бегство. К исходу минувшей среды турецко-исламистская коалиция, помимо самого города, установила контроль над несколькими близлежащими селениями.

Нежелание джихадистов оказать упорное сопротивление военные эксперты объяснили опасениями полевых командиров ДАИШ попасть в полное окружение. Боевики отошли на юг, сохранив основные силы. Южнее Джераблуса стали удерживать позиции и формирования «Отрядов народной самообороны» (YPG) сирийских курдов, несмотря на заявления представителей США о том, что курды покидают районы к западу от Евфрата.

В первый день турецкого броска на Джераблус ударов по курдам к югу от города ВВС Турции не наносили. По всей видимости, на этот счёт были договорённости между Анкарой и Вашингтоном. Однако, начиная с 25 августа, по нарастающей стали фиксироваться и удары турецкой авиации, и интенсивная работа дальнобойной артиллерии ВС Турции по позициям YPG.

Турция формально вошла в Сирию за спиной «Свободной сирийской армии» (ССА) и с двумя главными целями. Ими называется разгром на своих границах всех «террористических группировок» (в Анкаре под ними в равной степени понимают ДАИШ и вооружённые формирования курдов), а также создание «зоны безопасности» для беженцев непосредственно на сирийской территории. В реальности главной ударной силой, помимо армейского спецназа ВС Турции, при наступлении на Джераблус стали боевики-исламисты из группировок «Ахрар аш-Шам», «Фейляк аш-Шам» и «Нур ад-Дин аз-Занки». Это партнёры террористической «Джебхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джебхат ан-Нусра», запрещена в РФ – ред.) по джихадистской коалиции «Джейш аль-Фатех» («Армия завоевания»), которая ведёт тяжёлые бои с правительственными силами в Алеппо.

Важно отметить, что ещё один террористический анклав на севере Сирии (у самой границы с Турцией) — город Аазаз — турецкая армия «обошла вниманием». Более того, по некоторым данным, именно из района Аазаза через турецкую территорию на Джераблус перебросили боевиков-исламистов указанных группировок.

28 августа было предпринято крупное наступление на курдские позиции к югу от Джераблуса. В течение суток протурецкие боевики отбили у курдов все занятые ими за последнее время селения и продолжили продвижение вдоль Евфрата. По данным турецкого командования, курды были выбиты из 12 населённых пунктов. Группировкам «Ахрар аш-Шам», «Фейляк аш-Шам», «Нур ад-Дин аз-Занки» при поддержке турецких танков, артиллерии и авиации удалось продвинуться на 8−10 километров. Удары турецких ВВС вынудили YPG отступить из посёлков Амарна и Айн аль-Байда. Одновременно дальнобойная артиллерия ВС Турции нанесла удары по ключевым опорным пунктам курдов по всей линии их обороны. К 29 августа протурецкие боевики значительно расширили зону контроля наступлением вдоль западного берега Евфрата. К исходу воскресенья они заняли селение Кирата и достигли реки Саджур (приток Евфрата).

Турецко-исламистская коалиционная группировка сил в районе Джераблуса добилась серьёзного успеха. Однако линия фронта южнее приграничного города не стабилизировалась. Турки рискуют увязнуть на севере Сирии в войне на два фронта, после того, как боевики ДАИШ и курдские ополченцы получат передышку, перегруппируют силы и перейдут к тактике партизанской войны.

В руках ДАИШ остаётся город Аль-Баб, расположенный между Алеппо и Джераблусом. Пока он под контролем «халифата», последний не оставит попыток нанести туркам и их подопечным серию контрударов. Что касается курдов, то значительная часть их YPG в самом деле отошла на восточный берег Евфрата. Между тем, под Джераблусом остались очаги курдского сопротивления, которые реорганизовались в одну группировку под названием «Военный совет Джераблуса» (ВСД). На «ультиматум» американцев, затребовавших от сирийских курдов отступления за Евфрат, ополченцы ВСД ответили ударами по турецким танкам южнее Джераблуса, а их соотечественники на юго-востоке Турции — новой вспышкой активности Рабочей партии Курдистана.

Хотя шаги США в вопросе «усмирения сирийских курдов» напоминают спланированную фальсификацию, американское командование в регионе всё же пошло на ряд мер, которых ранее безуспешно добивалась Турция. Командующий группировкой ВС США в Сирии и Ираке генерал Стивен Таунсенд отдал приказ всем подразделениям американского спецназа покинуть ряды арабо-курдской коалиции «Сирийские демократические силы» (СДС). Точнее, те вооружённые группы СДС, которые не подчинились требованию отступить на восточный берег Евфрата. Американские коммандос вернулись на базу «Рмейлан» в районе Хасаки на северо-востоке Сирии. Кроме этого, сообщается о прекращении оружейных поставок курдам из YPG к западу от Евфрата и снабжения их развединформацией со стороны военных США.

Турция решила сыграть на опережение, не дав курдам возможности развить наступательную инициативу после их победы в сирийском Манбидже над боевиками ДАИШ. Поводом для турецкого броска на Джераблус был выбран крупный теракт в Газиантепе на юге Турции. Анкара одним ударом пытается разрубить сразу несколько узлов в Сирии: отодвинуть ДАИШ и YPG от своих границ, вернуть сирийских курдов за Евфрат и получить стабильную связь с «умеренной» оппозицией в Алеппо. В последнем вопросе многое, если не всё, зависит для Турции от позиций России и Ирана.

Москва и Тегеран слишком многое в Сирии связывают с успешными действиями правительственных войск в Алеппо, чтобы просто так предоставить Анкаре коридор в сирийский мегаполис. Не для того велись тяжёлые бои, в частности, за участки шоссе «Кастелло» на северном въезде в Алеппо, дабы пресечь «джихадистский маршрут» поставок с турецкой территории.

Заслуживает внимания версия, что в треугольнике Россия — Турция — Иран последними интенсивными политическими контактами перекрёстного характера удалось выйти на определённые договорённости. В их основе лежит обязательство Анкары закрыть оружейный транзит и инфильтрацию боевиков в Алеппо. Взамен турецким властям «бросили кость» в виде победоносной операции в Джераблусе. Другой вопрос, насколько Турция сумеет остаться в рамках своих обязательств перед Россией и Ираном, притом, что она ввязалась в тесные контакты с весьма разнородной массой боевиков-исламистов. Если бы декларации турецкого руководства о «тотальной войне» со всеми террористическими организациями в Сирии имели реальное наполнение, анклав «Джебхат Фатх аш-Шама» в Аазазе подвергся удару. Пока этого не происходит, заверения турок в исключительно гуманитарном характере грузов на Алеппо остаются крайне сомнительными.

Сирийские «алькаидовцы» осуществили ребрендинг своей организации, номинально прервав все связи с материнской структурой. Вместе с тем, филиал «Аль-Каиды» в Сирии остаётся единственной силой, которая способна к затяжному противостоянию с правительственными войсками Дамаска на севере страны.

Переименование в «Джебхат Фатх аш-Шам» произошло после «отстрела» американскими дронами лидеров группировки, которые ратовали за сохранение официальных уз с «Аль-Каидой». В ликвидации таких командиров, как Абу Фирас аль-Сури и представитель египетского крыла в группировке Джамаа Иламия Рифай Таха (погиб от удара беспилотника ВВС США в апреле этого года), явно не обошлось без участия турецкой и саудовской разведок. Из лидеров бывшей «Джебхат ан-Нусры» в Сирии осталась одна знаковая фигура, которая продолжает «упираться». Это саудовский подданный, обладающий приличным состоянием ваххабитский проповедник Абдулла аль-Мухайсини. Впрочем, осознав нависшую над ним угрозу, аль-Мухайсини в последнее время сменил тон, и стал агитировать за объединение всех «воинов ислама» вокруг «Джебхат Фатх аш-Шам».

Турция в связке с Саудовской Аравией и другими арабскими странами Залива явно не расположена к ведению «тотальной войны» с главной джихадистской силой в Сирии. Поэтому, заверения Анкары по части «гуманитарных» намерений в сторону Алеппо, да и во всей северной части Сирии, Москве и Тегерану следует воспринимать с большой осторожностью. Сомнений в прозрачности действий Турции на сирийском направлении сейчас предостаточно.

Вызывает настороженность и нескрываемая турецкими властями установка «раз и навсегда» решить проблему сирийских курдов. В эти дни часто озвучивается версия, что проигравшей стороной по итогам турецкого вторжения в Джераблус, к которому в равной мере толерантно отнеслись в Вашингтоне, Москве и Тегеране, стали курды Сирии. Многое указывает, что интересы сирийских курдов могу быть принесены в жертву Турции. Так, планы YPG установить сплошную полосу контроля по линии курдских кантонов Джазира, Кобани и Африн можно считать сорванными. К западу от Евфрата у курдов была стратегическая цель — прямая сухопутная связь с курдским анклавом Африн. Последний отсечён от Кобани широкой полосой джихадистского присутствия, включающей опорные пункты коалиции «Джейш аль-Фатех» и базы ДАИШ на севере Сирии. Теперь перед курдами стоит задача сохранить хотя бы какое-то присутствие южнее Джераблуса, замахиваться на большее они ныне не в состоянии.

На фоне лишений курдов, многолетние турецкие планы добиться прорыва в северной Сирии, напротив, находятся на подъёме. До появления российской авиагруппы в Латакии и размещения на базе «Хмеймим» систем ПВО С-400 основная претензия Анкары на сирийском направлении сводилась к созданию так называемого «буфера безопасности» на 98-километровом участке от Джераблуса до Аазаза и бесполётной зоны над ним. После поражения турецким F-16 российского Су-24 в ноябре 2015 года об осуществлении данной связки — «наземный буфер и бесполётная зона» — туркам пришлось забыть.

Извинения президента Турции в адрес Кремля этим летом вернули Анкаре дозированную, но свободу маневра. Турция уже не так связана в своих действиях, как это было ещё совсем недавно. Однако ни Россия, ни Иран, ни сами США не допустят избыточной прыти Турции на севере Сирии, конечно, в силу интересов каждого из указанных государств.

Для Москвы и Тегерана недопущение роста турецкого веса в сирийских делах обусловлено, прежде всего, её статусом в качестве ближневосточного фланга НАТО. Как бы Анкара не пыталась внушить всем свою самостоятельность в принятии судьбоносных для региона военно-политических решений, в реальности она может повысить свои ставки на Ближнем Востоке лишь будучи послушным проводником интересов Вашингтона. В свою очередь, американцы ни при каких дальнейших раскладах не откажутся от такого рычага давления на Турцию, как курдский фактор во всех его региональных проявлениях. Они устали от домогательств турецкого союзника, и решили немного ослабить поводок на его шее. Нет сомнений, что без отмашки от США и предшествующей ей серии консультаций, недавно вышедшему из «постпереворотной» ситуации турецкому правительству не дали бы заступить за сирийскую границу.

Турции «бросили кость» в виде сирийского Джераблуса и примерно 15-километровой зоны контроля к югу от него. Тем самым, претензии турецкого руководства по части создания масштабного «буфера безопасности» на севере Сирии, воплотились на практике в максимально ограниченном виде. Помимо прочего, американская администрация изначально поставила условием взятие Анкарой на себя обязательства в том, что она не будет добиваться длительного, тем более постоянного, военного присутствия на севере Сирии. Соответствующие заявления с турецкой стороны прозвучали на шестой день операции «Щит Евфрата».

Реджеп Тайип Эрдоган запросил «маленькую и победоносную войну» в Сирии, в первую очередь, по внутритурецким причинам. Ему пошли на встречу, прежде получив твёрдые гарантии. Для России и Ирана (2) они выразились, в частности, в виде отказа Турции от предыдущего курса, в основу которого было заложено нежелание иметь сношения с правительством в Дамаске ни при каких обстоятельствах. Как можно понять, обстоятельства претерпели настолько значительные изменения, что Анкара уже не только согласна на переходный период в Сирии с участием Башара Асада, но и не прочь войти с Дамаском в конфиденциальный диалог.

Событийная последовательность слишком удачно складывается в региональный пазл, в центре которого более сговорчивая и предсказуемая для всех внешних сил Турция. Вот только один из подобных эпизодов, что называется, из серии «информация к размышлению». 22 августа влиятельная ливанская газета As-Safir сообщила о тайном визите замглавы Национальной разведывательной организации Турции (MIT) в Сирию для «обсуждения курдского вопроса» (3). На встрече в Дамаске, согласно источникам издания, обсуждалась ситуация с сирийскими курдами. Спустя два дня турецкие танки вошли на территорию Сирии и стали оттеснять курдов за Евфрат.

EADaily


(1) Mohamed Okda, Why Al-Qaeda, not IS, will win the longer war, Middle East Eye // August 21, 2016.

(2) Любое прямое вовлечение Турции в дела Сирии все годы гражданской войны в арабской республике воспринималось Ираном крайне болезненно. Из Тегерана в адрес Анкары периодически озвучивались предостережения от военного вмешательства в конфликт. Напомним, летом 2015 года тогдашний начальник Генштаба ВС Ирана Хасан Фирузабади назвал «стратегической ошибкой» действия Турции против курдских сил, воюющих с ДАИШ. Иранский военачальник указал на то, что ударами по позициям курдских отрядов самообороны в Сирии турецкие военные оголили свои южные границы перед боевиками террористической организации.

(3) Ранее в ближневосточные издания уже просачивались сведения об открытии Анкарой и Дамаском в Алжире секретного канала обмена мнениями по сирийским курдам.

Метки по теме:

turcia_siria_prewu


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1