Сергей Тарута: Нынешнее руководство погубит Украину

Дата публикации: 30 Август 2016, 18:24

Свое 25-летие Украина встречает далеко не в лучшей форме. Радужные надежды и светлые перспективы четвертьвековой давности, с которыми постсоветская республика вступала в самостоятельную жизнь, потускнели и померкли. В чем причины этого: Украина сбилась с намеченного 25 лет назад пути или она переживает закономерные болезни роста? Об этом в интервью народного депутата Украины Сергея Таруты.

Сергей Тарута

– Сергей Алексеевич, 25-летие украинской независимости многими воспринимается как повод для составления списка побед и завоеваний страны, достигнутых ею за этот период. А многими, и, увы, таких намного больше, – как очередная возможность посокрушаться на тему «как у нас все плохо». К какой категории относитесь вы?

– Я никогда не был подвержен «шапкозакидательским» настроениям, даже по случаю больших праздников, и потому далек от того, чтобы впадать сегодня в эйфорию. Но в то же время не могу причислить себя к пессимистам, считающим, что Украина имеет только два выхода: «Жуляны» и «Борисполь». Как бы там ни было, у нас есть 25-летний опыт строительства государства. За это время Украина получила формальную независимость, но мы так и не смогли наполнить ее реальным содержанием, и в юбилей нам следует публично и открыто анализировать этот путь и извлекать из него уроки.

– То есть вы разделяете точку зрения тех, кто считает, что реальной независимости у Украины нет?

– Какая может быть независимость у страны, которая полностью зависит от иностранных кредитов? У страны, которая даже свой Основной Закон вынуждена менять под диктовку извне?

За время независимости реальный ВВП Украины сократился на 35%. По данным Всемирного банка, это наихудший результат среди 166 стран мира за последние 25 лет. Доля украинской экономики в мировом производстве уменьшилась в пять раз. И при этом мы продолжаем ее разрушать, ориентируясь исключительно на кредиты международных финансовых организаций и перекладывая взятые нами обязательства на плечи наших детей и внуков. Но что самое горькое – выполняя указания кредиторов по ключевым вопросам управления социально-экономической сферой.

По сути, страна, как это ни обидно звучит на 25-ом году ее независимости, находится под внешним управлением. А если к этому добавить еще и утрату ею субъектности на международной арене, которая выражается в отсутствии у официального Киева внешнеполитической инициативы и вынужденном следовании в фарватере чужой внешней политики, то ответ на вопрос о независимости Украины становится еще более очевидным.

– Но разве это плохо, что у нашей страны есть международная поддержка, что ей оказывают финансовую помощь, что иностранные специалисты, назначаемые на должности в исполнительной власти, помогают внедрять мировой опыт при проведении реформ?

– Но ведь основная часть этой финансовой помощи не безвозмездна. Мало того, что кредиты нужно возвращать, их обслуживание тяжким бременем ложится на государственный бюджет. Так, по итогам первого квартала нынешнего года расходы на выплату процентов по государственному долгу Украины достигли почти 23% общего фонда госбюджета – 27,6 млрд грн.

Долговая кабала усугубляется, а в модернизацию экономики средства не вкладываются, инвестиции не привлекаются. Высокотехнологическое производство – космическая, авиационная, биотехнологическая промышленность, IT-технологии – под угрозой полного уничтожения. Недавний пример вероломного вторжения сотрудников Генпрокуратуры в офис крупного IT-холдинга KM Core наглядно продемонстрировал непонимание властью значения высоких технологий и здорового инвестиционного климата в стране для восстановления экономики Украины. Если не дать надлежащую оценку произволу силовых структур, из страны уйдут даже те немногочисленные зарубежные инвесторы, которые все-таки рискнули здесь работать. А внутренние инвесторы, представители украинского бизнеса, будут вынуждены и дальше искать способы вывода капитала из Украины.

С учетом кадровой политики нынешней власти, когда на руководящие должности государственных объединений и предприятий назначаются откровенные дилетанты, этот процесс может ускориться. Это видим по ГП «Антонов», на котором раньше выпускали 250 самолетов в год, а сегодня – полтора. Складывается впечатление, что наши государственные мужи озабочены загрузкой не авиастроительных мощностей заводов «Антонов» и «Южмаш», а растущих, словно грибы, торгово-развлекательных центров.

При этом Украина все больше превращается в сырьевую страну. Не хотелось бы в это верить, но такой поворот событий выгоден развитым странам, чтобы, вывозя отсюда сырье, поставлять в страну товар с высокой добавленной стоимостью и чтобы украинцы оставались бедными, являясь дешевой рабочей силой. Согласен, это уже из области теории мирового заговора, но такое мнение получает все большее распространение в нашем обществе. И оно имеет под собой почву, учитывая продолжающееся уничтожение Национальным банком финансовой системы страны и крупных производственных концернов, составлявших когда-то славу и гордость Украины. Если сразу после развала Советского Союза доля промышленности в ВВП у нас доходила до 50%, то сегодня она упала до 15%. А это – уменьшение доходов каждого конкретного человека, живущего в Украине. За счет чего, как пытаются сегодня нас убедить, в скором времени улучшится благосостояние народа? Ответа на этот вопрос никто не знает.

Что же касается назначений на государственные должности иностранных «легионеров», то это и вовсе позорное явление, с учетом того, что в стране большое количество настоящих порядочных патриотичных профессионалов, абсолютно честных и вполне способных возглавить процесс реформирования любой отрасли или направления.

– А удалось ли, по-вашему, за 25 лет создать эффективную политическую систему в стране?

– К сожалению, нет. Едва ли ни с первых дней независимости в Украине началось сращивание бизнеса и политики. Это начало происходить еще при первом Президенте страны и продолжается до сегодняшнего дня, когда определенные люди, и, в первую очередь, руководители страны, поняли: власть – это деньги, а деньги – это власть, и стали использовать админресурс для личной выгоды. Так возникла и окрепла политико-олигархическая система. Не последнюю роль в ее становлении сыграла Конституция 1996 года. Я бы назвал ее Конституцией компромисса. Она является результатом компромисса между рыночниками и коммунистами, между западом и востоком страны, между тем, чего хотел Народный Рух, и тем, чего хотели коммунисты. Из-за этого компромисса мы постоянно мечемся, пытаясь найти свое счастье то на Западе, то в России. Так и балансируем все годы независимости между одним и другим, проедая то, что нам досталось от Советского Союза.

Еще одна причина для возникновения олигархов – отсутствие независимых институтов власти. У нас нет независимых судебной власти, Национального банка, Антимонопольного комитета, комиссии по ценным бумагам, Центральной избирательной комиссии, наконец. Я уже не говорю про прокуратуру, МВД и другие правоохранительные органы. Государственные институты в Украине развиты слабо, а власть, кто бы к ней ни приходил, все 25 лет не только всячески противодействовала их укреплению, но и пыталась установить над ними контроль. Правила придумывались на ходу и менялись под ситуацию, неформальные договоренности имели больший вес, чем законы Украины, да и законы, если это было нужно власти, легко переписывались. К чему прибегла даже нынешняя, постмайданная власть (когда ей понадобилось обеспечить избрание генпрокурора, изменив для этого условия), лишний раз доказав, что она ничем не отличается от своих предшественников.

– По-вашему, события конца 2013 – начала 2014 года не изменили страну?

– Они изменили общество, но не принципы управления страной, которые нынешняя власть переняла от предыдущей. И это несмотря на колоссальный общественный запрос на трансформации. Именно этот запрос стал поводом и для первого, мирного, Майдана, и для второго, немирного, Майдана. К сожалению, сегодня никаких изменений не происходит. Они возможны только путем формирования активного гражданского общества и изменения Конституции. Но новый Основной Закон должен приниматься не в парламенте – к нему доверия нет, – а в рамках того законопроекта, который подготовили специалисты-конституционалисты, а мы его поддержали. В нем предусмотрена подготовка проекта Основного Закона Конституционным Собранием на основании результатов широких общественных обсуждений с последующим вынесением его на всеукраинский референдум.

В Конституционном Собрании должны быть представлены не политики, а лидеры общественного мнения, правоведы, специалисты по Конституции, представители регионов. Новая Конституция, проект которой должно подготовить Собрание, полностью изменит политическую и экономическую конструкцию нашей страны и сделает невозможным существование политико-олигархической системы.

– Но у нынешней власти совсем другой план проведения конституционной реформы, которую она уже начала воплощать путем внесения в Конституцию изменений относительно судебной системы и подготовки изменений по децентрализации. Вы уверены, что у вашего проекта по созданию новой Конституции есть шанс быть воплощенным?

– Конечно. Это у нынешней власти шанса нет. Она должна это, наконец, понять. И чем быстрее произойдет ее полная перезагрузка, тем лучше для страны. Важно, чтобы это происходило цивилизованным, эволюционным путем. Но выход из сложившейся ситуации – именно в перезагрузке власти, перезагрузке страны в результате принятия новой Конституции, полном обновлении политической элиты, принятии нового избирательного закона и радикальной смене правил политической и общественной жизни. Непременным условием для этого является социальная активность украинского общества. Ее мощные всплески, вылившиеся в первый Майдан, а потом – во второй, к ожидаемым людьми переменам в нашей жизни не привели. Почему? Наверное, потому что для этого мало одного порыва, пусть и благородного, чистого, самоотверженного. Для этого нужна каждодневная, тяжелая, кропотливая работа всех и каждого и понимание того, что наше участие в обустройстве страны не ограничивается посещением избирательного участка или выходом на акцию протеста. Почему, к примеру, у нас никак не выходит побороть коррупцию в стране? Да потому, что какие бы усилия не прикладывались к этому на государственном уровне, без нулевой толерантности к этому позорному явлению со стороны общества они малоэффективны. Недаром же в последнее время стала популярной шутка о том, что украинец мечтает, чтобы коррупции в стране не было, но у него всегда была возможность при случае решить свою проблему с помощью кума. Неприятие коррупции в Украине должно стать частью национальной культуры.

– Как скоро перезагрузка страны, о которой вы говорите, может произойти?

– С учетом происходящего как внутри страны, так и вокруг нее, ситуация такова, что если мы в течение полугода не достигнем мира на востоке страны, не продемонстрируем результатов заявленных реформ, не проведем трансформацию всех институтов, возникнет реальная угроза экономической безопасности страны. Кроме того, граждане, доведенные до отчаяния, могут выйти на акции протеста, которые в свою очередь могут перерасти в вооруженные столкновения и в дальнейшем привести к краху Украины. Мы находимся в жестком цейтноте, а горизонт планирования, в который мы упираемся, – полгода, максимум, год. Та модель, которая используется нынешней властью, не дает ответа на вопрос, что будет со страной через пять, через десять лет? Будет ли мир на нашей территории, сможем ли мы достичь хоть каких-то результатов в обустройстве страны? Остановим ли отток из нее молодых людей с отличными знаниями, прекрасной подготовкой и амбициями строить успешную карьеру?

К сожалению, нынешние руководство страны не осознает всей опасности происходящего и не учится на ошибках предыдущей власти.

Поэтому ситуация весьма серьезна.

«Интерфакс-Украина»

Метки по теме:

Taruta_312742_original


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1