Оболваненная New York Times. Роберт Пэрри

   Дата публикации: 30 августа 2016, 17:49

Неослабевающая предвзятость основных масс-медиа США непрофессиональна

New York Times

В своей колонке в газете New York Times Тимоти Игэн высмеял политическое невежество «оболваненного» американского народа и посетовал на кончину «объективного факта». И показал, почему так много американцев потеряли веру в основные масс-медиа — те, что, якобы, работают по принципу «только-факты-мэ’м». Игэн констатирует в качестве, якобы, железобетонного факта предположение о том, что «если более 16 процентов американцев могли показать на карте, где находится Украина, то Реально Большим Делом стал бы тот момент, когда Трамп сказал, что Россия не собирается вторгаться в эту страну. И это — через два года после того, как русские, фактически, вторглись в нее».

Однако, вовсе не «факт», что Россия «вторглась» на Украину. Особенно, когда вы не констатируете в качестве железобетонного факта то, что Соединенные Штаты уже вторгались в Сирию, Ливию и многие другие страны. Те страны, где правительство США или осуществляло бомбовые налеты, или куда отправляло «специальные силы». И, тем не менее, Times не описывает эти военные операции как «вторжения».

Точно так же не осуждает указанная газета правительство США и за нарушение международного права. Хотя каждый случай, когда американские вооруженные силы пересекали границы другого суверенного государства, не имея на то разрешения от этого государства или Совета Безопасности ООН, фактически является актом незаконной агрессии.

Другими словами, New York Times сознательно применяет двойные стандарты. Одно дело, когда сообщается о действиях Соединенных Штатов или кого-нибудь из их союзников (обратите внимание, как недавнее вторжение Турции в Сирию было всего лишь «интервенцией»). И совсем другое дело, как Times характеризует действия противников США — таких, как Россия.

Предвзятость в вопросе об Украине

Освещение газетой New York Times событий на Украине было и остается особенно бесчестным и двуличным. Times игнорирует существенные фактические свидетельства того, что правительство США вдохновило и поддержало насильственный переворот, в результате которого 22 февраля 2014 года был свергнут законно избранный президент Виктор Янукович. Стоит только вспомнить перехваченный телефонный звонок между помощником госсекретаря Викторией Нуланд и послом США на Украине Джеффри Пайетом, когда они обсуждали вопрос о том, кто должен возглавить и как «провести роды».

New York Times принижала ту ключевую роль, которую играли неонацисты и крайние националисты в убийствах полицейских перед переворотом, в захвате правительственных зданий во время переворота и, впоследствии, целенаправленных убийствах этнически русских граждан Украины — после переворота. Если бы вы захотели выявить роль этих поклонников СС по сообщениям Times, то вам пришлось бы рыскать по самым финальным абзацам нескольких немногочисленных заметок, которые освещали иные аспекты украинского кризиса.

Совершенно игнорируя контекст, на фоне которого проходили события, New York Times раз за разом упорно утверждала, что Россия «вторглась» в Крым. Любопытно при этом, что газета ни разу не показала фотографии морских десантов, высаживающихся на побережье Крыма. Или российских танков, проламывающихся через границы Украины по пути в Крым. Или десантников, с неба приземляющихся на парашютах, чтобы захватить стратегические цели в Крыму.

Причины отсутствия таких доказательств «вторжения» заключаются в том, что российские войска уже располагались в Крыму в соответствии с договором об использовании севастопольского порта. Так что, это на самом деле было очень любопытное «вторжение», поскольку российские войска были на месте задолго до «вторжения», и их участие в событиях после переворота было мирным и преследовало цель защиты крымского населения от грабежа и насилия со стороны неонацистов нового режима. Присутствие небольшого количества российских войск также позволило крымчанам проголосовать по вопросам о том, стоит ли им отделиться от Украины и воссоединиться с Россией. Что они и сделали с большинством в 96 процентов.

В восточных регионах, которые составляли политическую базу Януковича, и где многие украинские граждане были против переворота, вы могли бы, если вам так этого хочется, придраться к решению России предоставить какое-то военное снаряжение и, возможно, некоторое количество специальных сил. Это было сделано для того, чтобы этнические русские и украинцы, выступившие против переворота, смогли защитить себя от нападения со стороны неонацистской бригады «Азов», а также от танков и артиллерии украинской армии, контролируемой путчистами.

Тогда честная газета и честный ведущий колонки настояли бы на включение этих обстоятельств в контекст. Они также воспротивились бы использованию фраз с негативным смыслом — таких, как «вторжение» и «агрессия». Конечно, можно было бы все оставить и так, как есть, — если бы только та же терминология объективно применялась также и к действиям правительства США и их «союзников».

Но такого рода нюансы и взвешенность — не то, что вы получите со стороны газеты New York Times и писателей с «групповым мышлением», то есть людей типа Тимоти Игэна. Когда дело касается освещения России, в ход идет пропаганда в стиле времен «холодной войны» — день за днем.

И это — не разовая проблема. Неослабевающая предвзятость New York Times, да и всех прочих основных масс-медиа Соединенных Штатов, в освещении украинского кризиса являет собой отсутствие профессионализма. Это же характерно для милитаристского освещения иракского кризиса в 2002—2003 годах и других катастрофических внешнеполитических решений Соединенных Штатов.

Растущее осознание общественностью этой предвзятости основных СМИ объясняет, почему американское население настроилось на то, чтобы не воспринимать «объективные» новости (потому, что они являются какими угодно, да только не объективными).

В самом деле, те американцы, которым известно о России и Украине больше Тимоти Игэна, знают, что из New York Times и других основных новостийных масс-медиа они не получают правдивых сообщений. И эти не отупевшие американцы в состоянии определить американскую правительственную пропаганду, как только они ее видят.

Автор (англ. Robert Parry) — американский журналист, известный своими разоблачительными расследованиями в Ассошиэйтед Пресс и Newsweek по делу Иран-контрас, об американской помощи никарагуанским контрас, связанным с незаконным оборотом кокаина в США в 1985 году, а также о катастрофе рейса MH17, когда он опубликовал факты, объединение которых, по его мнению, убедительно показывает, что после нескольких месяцев безуспешных попыток спровоцировать повстанцев Донецкой и Луганской народных республик на уничтожение гражданских пассажирских самолётов, вооружённые силы Украины сами сбили пассажирский самолёт. В 1984 году был награждён премией Джорджа Полка, учрежденной в 1948 году в память корреспондента CBS, убитого при освещении гражданской войны в Греции.

Роберт Пэрри, Consortium News, США

Перевод Сергея Духанова

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1