Трансатлантическая и транстихоокеанская битва бульдогов под ковром. Дмитрий Косырев

Дата публикации: 29 Август 2016, 23:46

Высшие чиновники Германии, Франции и Италии так или иначе признали, что переговоры по Трансатлантическому торгово-инвестиционному партнерству между Евросоюзом и США на данный момент проваливаются. Что дальше, и что будет с договором-близнецом — таким же соглашением, но тихоокеанским, — пока непонятно.

Зато эта история хорошо раскрывает тайные механизмы того, что происходит не только в Америке или Евросоюзе, но в мире в целом — а всяческие, например, президентские выборы лишь внешняя сторона этих процессов.

ttip

Пряник и кнут

Сейчас вице-канцлер, министр экономики и энергетики Германии Зигмар Габриэль заявляет, что переговоры “с США де-факто провалились, даже несмотря на то, что никто на самом деле этого не признает”. В результате четырнадцати раундов переговоров, добавляет он, стороны не договорились ни по одной из 27 глав соглашения.

Раньше нечто похожее говорили министр экономического развития Италии Карло Календа и премьер-министр Франции Мануэль Вальс.

Здесь надо сразу сказать, что содержание соглашения и ход переговоров секретны. Это редкий случай, когда о них не положено знать даже депутатам парламента. Раньше так было и с членами Конгресса США — некоторые из них, буквально, знакомились с содержанием этих документов в секретной комнате и давали соответствующую подписку.

В целом происходящее вокруг них напоминает схватку бульдогов под ковром, откуда иногда доносится рычание и летят куски шерсти. Сравнение с бульдогами, напомним, принадлежит Уинстону Черчиллю и касалось схваток в 30-40 годы в советском Политбюро; никак не подразумевалось, что такое возможно в безупречных парламентских демократиях.

Но постоянные утечки информации с этих переговоров, в том числе принадлежащие Wikileaks, в целом показывают, о чем речь. Как трансатлантическое партнерство, так и транстихоокеанское, подразумевают пряник и кнут. Пряник — это практически беспрепятственный доступ товаров на рынки друг друга. Кнут — это та самая беспрепятственность. Соглашения подразумевают фактическое исчезновение национальных правительств — да, и в США тоже — как минимум по части экономики. Громадные корпорации получают возможность сбыта своих товаров в обход какой-либо экономической или социальной политики той или иной страны. Для чего подписавшие соглашения правительства обязуются принять множество национальных законов.

То есть пока общества, например — европейские, раскалываются по поводу уничтожения их государств Евросоюзом, уже и ЕС съедается более грандиозной структурой. И создается новый Запад, или сверх-Запад.

Эти два документа могли бы действительно стать самыми грандиозными достижениями президентства Обамы: наднациональные корпорации, прежде всего финансовые и в сфере услуг (а значит — американские), тогда уже официально будут напрямую править если не миром (Китай, Россию и прочих в компанию не зовут), то немалой его частью. Кто-то думал, что это страшилки антиглобалистов и тех, кто верит в мировой заговор “теневых структур” — а это, оказывается, правда. И чуть не сделал эту сказку былью скромный и ласковый Барак Обама.

Вести переговоры дважды

Тогда что же пошло не так? Кто-то перестарался. Кто-то позволил британцам выразить свое мнение на референдуме (том самом, о выходе страны из ЕС), мнение оказалось не глобалистским. А тут еще все совпало с выборами в США.

Это означает, что начали высказываться не только большие корпорации, а другие деловые и прочие круги, да и вообще широкая публика. Которая не любит секретов, особенно если они уже частично раскрываются. И которая, как ни странно, ценит свою государственность и прочие устаревшие вещи.

Разъяснение сути происходящего можно прочитать в СМИ довольно неожиданной в этой ситуации страны — Малайзии. Она вроде невелика, зато — член тихоокеанского соглашения, которое, кстати, в отличие от Европы подписано в феврале этого года, остается его ратифицировать всем участникам. И вот здесь, пишет обозреватель малайзийской газеты Star, оказалось, что тихоокеанское соглашение (а за ним, видимо, и его атлантический близнец) может сгинуть в стране, его породившей — в США.

Соглашение называют недопустимым и угрожающим интересам американского бизнеса и Дональд Трамп, и Хиллари Клинтон, и недавний конкурент Хиллари Берни Сандерс. Так же думают многие конгрессмены. Конгресс в нынешнем составе его вряд ли ратифицирует, причем противники соглашения преобладают среди республиканцев и демократов.

Отчего так? Не будем забывать, что большие корпорации — это не весь бизнес США и не вся Америка. Не говоря о том, что и эти корпорации регулярно вступают в яростные схватки друг с другом по поводу сбыта своей продукции.

Считается, что Хиллари — ставленник как раз глобалистов, то есть корпораций. Но внутренняя ситуация в США такова, что ей пришлось заявить: я против соглашений, и буду против даже после выборов. Интересно, как ей удастся из этого выкрутиться, если она победит. Что характерно, многие считают, что она это сможет — такой человек.

Возвращаясь к партнерам США, могу привести недавний конфиденциальный разговор с представителем деловых кругов упомянутой Малайзии. На мой вопрос о том, почему страна подписала это соглашение (в отличие от, допустим соседей — Таиланда или Индонезии, которые лишь “выражают к нему интерес”), он сказал: зачем было отказывать США, если мы знали, что у них есть внутренняя оппозиция этому делу? Ну, а если соглашение все-таки вдруг вступит в силу, то можно его всячески саботировать в невыгодных нам ситуациях (вплоть до выхода) и пользоваться его преимуществами в выгодных.

Что ж, это очень “азиатский” способ поведения: никого не сердить без крайней необходимости. Европейцы реагируют, как видим, по-другому в аналогичной ситуации. Но есть и третий, неожиданный вариант ее развития. А именно: следующий, да даже еще и этот президент США может попытаться начать переговоры заново, ссылаясь на то, что прежние тексты соглашений оказались неприемлемы для США.

Это означает, что надо их сделать менее приемлемыми для партнеров. Невероятно? Но это, оказывается, очень типичная ситуация: сначала вести переговоры с администрацией США, а потом, заново — с их Конгрессом. Такое бывало. Кстати, Сингапур, Канада и та же Малайзия уже предупредили, что делать это не будут. Но это они сегодня так говорят… И это сегодня европейцы не могут согласиться ни по одному пункту. А что будет завтра?

А завтра, при новых президентах или премьерах, драка бульдогов под ковром продолжится. От ее исхода и даже просто хода будет зависеть лицо завтрашнего мира, расстановка сил в нем, выборы, войны… Потому что условия работы глобальных корпораций — это суть пьесы, а прочее — только декорации.

Дмитрий Косырев

Метки по теме:

ttip


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1