Шеремет и сладости. Новое в теории и практике некрофилических утех. Нюра Н. Берг

Дата публикации: 29 Август 2016, 11:10

Теория и практика любимого спорта высокосвидомых украинцев – пляски на гробах – получила неожиданное, хотя, если вдуматься, вполне логичное развитие.

Мустафа Найем

Некто Мустафа Найем, известный тем, что загнал стадо скакальщиков на Майдан одним небольшим постиком в собственном аккаунте Фейсбука, на достигнутом не остановился и последующие 3 года упорно и последовательно работал с адептами своей секты. Проверял, где у нее дно, и изучал степень поражения упаренного в кастрюлях мозга в видах дальнейших над ним опытов.

Практика показала, что дна нет, а степень продолжает расти по экспоненте, поэтому каждый последующий шаг ловкого Мустафы падал на хорошо подготовленную рыхлую почву, давая соответствующие всходы. Достаточно посмотреть, как развивается, например, реформа полиции, к которой наш пострел приложил свою смуглую украинскую руку. Да. Но сегодня не об этом.

Сегодня Мустафа зовет приунывших, немного растерянных, слегка депрессивных, иногда даже сомневающихся, но все еще энтуазистических соратников немного порадоваться, поплясать, пожрать сладенького и предаться мясистым радостям жизни на сакральном Майдане, в его самой сердцевине, прямо на погосте, в сквере Небесной сотни.

В призыве не уточняется, будут ли там вакхические игрища, сатурналии со всеми подробностями вплоть до жертвоприношений, прыжки через костер, массовые публичные уестествления, но больше смеха и радости в день сороковин дорогого друга и его светлой памяти Мустафа обещает.

Прынагидно указаны спонсоры веселого праздника, который и назван вполне в духе новомодной украинской инфернальности – «Шеремет и сладости». Бездна высокой эстетики, такта, деликатности и ощущения уместности – все как мы любим и практикуем минимум последние три года.

По зловещему совпадению, сегодня же застрелился в собственной квартире российско-украинский журналист, медиаменеджер и основатель агентства «Новый регион» Александр Щетинин. Версия следствия – суицид, мы будем придерживаться ее же. Александр работал на Украине много лет, и все последние годы особенно плотно – с политическими партиями, оппозиционными регионалам. С началом майданных событий-2013 окончательно принял отчетливо проукропскую позицию, ни на шаг от нее не отступая. Был борцом с пресловутым «совком», а теперь вот украинцы назвали его личным врагом Путина. Ни больше – ни меньше. Жаль, что Путин о таком великом враге вряд ли знает, алэ, як то кажуть, мэнше з тым.

Царство умершему небесное, но пан Щетинин таки был в разветвленной найемовской секте совершенно своим – делом и духом.

И вот, уже зная о его злой гибели, Найем практически минута в минуту постит у себя в аккаунте призыв прийти попеть, поплясать и пожрать сладенького, чтобы светлую память о дорогом друге Шеремете весело почтить.

Немного странно, да? Раньше-то чтили исключительно пением гимна, скандированием смэртиворогам и славыукраине, трауром и проклятиями стратегического врага, а в связи с чем изменилась концепция?

Пляски на гробах и некрофилия – давно и не раз отмеченная наблюдателями тема современной Украины. Собственно, она практиковалась все годы незалежности как одна из стержневых идей народа-жертвы, но особенное развитие получила, конечно, с приходом к власти отца всех украинцев, трипольца и потомка динозавров Виктора Ющенко.

Именно при нем начались спекуляции на теме Голодомора, страшной трагедии советского народа, накрывшей огромные территории страны в эпоху культа личности. Как человек глубоко сельский по духу и образу мышления, Виктор Андреевич располагал лишь конкретно-образным способом постижения реальности, поэтому плач и траур по памяти невинно погибших от голода сограждан при нем воплощались не только в исполинских памятниках, но и в натуральных погостах в вестибюлях средних школ с маленькими гробиками в качестве наглядных пособий.

Вполне языческий подход, однако, нравился свидомым согражданам-монотеистам и, видимо, школьным учителям тоже, а если и не нравился, так кто их спрашивал?

Так опошлить идею скорби до него не удавалось никому, но никто ж не знал, что на плодородном украинском черноземе уже вскормлен мальчик Мустафа с большими амбициями обустройщика Неньки.

При Викторе Андреевиче, если кто забыл, неустанно велись глубокие научные изыскания, и каждый день выяснились все новые преступления против украинцев – преимущественно, со стороны северной соседки, вечного врага нашей незалежности. На теме, как на дрожжах, сильно вырос родной брат Виктора Андреича, господа историки Бебик и Брехуненко, а также расправило крылья юное дарование Въятрович, по-настоящему воспарившее уже после революции гидности, но и при Януковиче вполне невозбранно глаголавшее о своих открытиях.

Потом случился Майдан-2013, и тема некрофилии снова встала в полный рост. Пение крайне депрессивного гимна «Ще не вмерла…» каждые полчаса, заунывные моления и камлания, отпевании и поминания сменялись бросками гробов со сцены майдана и обратно, а также по рядам и проходам. Волосы натурально вставали дыбом от столь вольного обращения с прахом погибших, кем бы они ни были.

Дальше пошло возвеличивание киборгов, которых просто послали умирать, убивая местных, встречи домовин с телами погибших на коленях, самодельные символические погосты в центре каждого украинского города и городка, свечи в углах телеэкранов едва ли не ежедневно, культ небесной сотни и так далее. Можно ли так заигрывать со смертью, ну хотя бы из суеверного ужаса перед ней? Не знаю, у меня мороз по коже.

Но вот теперь, похоже, концепция изменилась, и наш ужасный карнавал приобретает отчетливо другой вектор. Теперь в день траурных сороковин одного журналиста, резкого критика режима РФ, как услужливо нам подсказывают всякие муждабаевы, и личного врага ПутинаТМ, и самоубийства другого, резкого критика режима РФ, как услужливо нам подсказывают всякие муждабаевы, личного врага ПутинаТМ, третий журналист, он же народный депутат, он же полицейский реформатор, он же козел, ведущий баранов на бойню, предлагает встретить дату плясками и пляцками.

Детишек зовет – мол, будет прикольно и много мороженого, а также другие сладости короче, зажжем в честь скорби не по-детски, простите за каламбур.

Адепты секты тут же отозвались – мол, идея красивая, добрая, мол, светло и трогательно, а если кто вдруг засомневался, так эти комментарии Найем неустанно и мгновенно зачищает.

В статусе патриота, кстати, перечислены, спонсоры мероприятия – кому траур, а кому и неплохой воскресный выторг. Жарко же, мороженое пойдет на ура. Возможно, перечисленные спонсируют и новую найемовско-лещенковскую партейку, ну, там, кофе-брейки накрывают.

В конце концов, а чего хитрить и унывать? Тема унылых плясок на гробах и эксплуатации темы смерти себя подысчерпала, ее выжали досуха, как кота, свалившегося в самогон. Депрессия и стенания из моды выходят – в стране же все зашибись: Януковича выбросили! Города декоммунизировали! Памятники повалили! Да, тарифы и цены подняли, безвиза не видать как своих ушей, Киев к отопительному сезону не готов, пенсионеры ноют, студенты ворчат, волонтеры с активистами и ветеранами то и дело в тяжкий криминал влипают, но вектор-то хороший! Правильный вектор, чо.

Так чего унывать! Будем веселиться. Нас не подолати, да.

Одно плохо – среди настоящих, проверенных временем и тестами на верность кастрюлям товарищей то и дело появляются людишки с не до конца всоторженным образом мыслей и задают такие вопросы: «А может быть лучше пускай ваша отреформированная полиция раскроет убийство? Уже больше пяти недель прошло – результат ноль. Вы и здесь занимаетесь какой-то показухой» прямо в теме массовика-затейника. Но держатся они там максимум три минуты, пока жесткая длань Найема не выпиливает их из темы нафиг.

Ну, и правда, – при чем тут раскрытие убийства? Кого вообще это уже волнует? Лето же, дети, мороженое, веселуха, торговля. Можно еще разок проверить, крепка ли секта и ее вера, нащупано ли уже дно хотя бы вытянутыми большими пальцами ног, или можно дальше вертеть баранов на… пиаре. Ведь это главное – пиар. Жирный и липкий как мороженое от спонсоров и прочие сласти.

P.S. Чтобы устроить массовые гуляния и подсобить корешам подзаработать деньжат, Найем мог просто позвать секту прогуляться на майдане – так сказать, герои вспоминают прошедшие дни и зиги, что вместе кидали они, но нет. В одном-то флаконе, чай, справнее будет? Чтоб два раза не вставать.

Ну, как мы любим, в формате «слабоумие и отвага».

Нюра Н. Берг, «Антифашист»

Метки по теме:

sheremet_02


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1