Блеф Меркель вышел наружу. Светлана Гомзикова

Дата публикации: 27 Август 2016, 12:01

Снимать санкции с России Запад не собирается

Польский дипломат Ян Томбинский, два дня назад оставивший пост представителя Евросоюза на Украине (занимал его с 2012 г.), «под занавес» своей карьеры в «незалежной» сделал весьма интересное признание местным СМИ относительно будущего антироссийских санкций Запада.

Блеф Меркель вышел наружу

В интервью «Радио ЕС — Европейская станция», которое посланник Брюсселя дал накануне отъезда, он заявил, что санкции не связаны с Минскими соглашениями. Поэтому их продление не зависит от того, будет Россия придерживаться «своих обязательств» в рамках этих договоренностей или нет.

То есть, если даже не брать во внимание пассаж об «обязательствах России» с поправкой на то, что она не является субъектом этого документа, возникает закономерный вопрос: почему тогда на Западе постоянно педалируют тему Минских соглашений, когда говорят об условиях снятия ограничительных мер с нашей страны?

Буквально накануне эта тема звучала в Праге на встрече канцлера ФРГ Ангелы Меркель с премьер-министром Чехии Богуславом Соботкой. И Меркель опять — в который уже раз —

заявила, что не видит пока возможностей для отмены санкций, поскольку Москва якобы не выполняет минские договоренности.

Кому тогда верить? Меркель и другим лидерам ЕС, которые очень любят «жонглировать» этой фразой? Или пану Томбинскому, который, что называется, просто «выложил карты на стол»?

— Дело в том, что наша страна не в первый раз сталкивается с циничным отношением к себе, к своей внешней политике со стороны геополитического Запада, — комментирует ситуацию главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» РИСИ, политолог Аждар Куртов. — Я напомню, что во времена Советского Союза существовала законодательная поправка американских конгрессменов, которая ограничивала торговые отношения с нашей страной. Она была принята в связи с якобы имеющимися в СССР нарушениями выездных прав граждан еврейской национальности.

— Знаменитая поправка Джексона-Вэника 1974 года?

— Она самая. Эта поправка действовала несколько десятков лет даже после того, как само правовое основание исчезло. И, конечно, принята она была вне связи с этими обстоятельствами.

То же самое мы наблюдаем в настоящее время. Есть формальная сторона вопроса: она связана с тем, что Россию все время призывают что-то там соблюдать, хотя она не является субъектом минских договоренностей. Но главное не в этом. Если даже придерживаться формальной стороны, то нужно эти договоренности читать. А, по всей видимости, никто этого делать не хочет.

Нарушений — ни со стороны РФ, ни со стороны Народных республики Донбасса — нет никаких. Их нет, потому что Минские соглашения предусматривают последовательную цепочку действий. И эта цепочка действий была нарушена — в смысле их неисполнения — не со стороны ДНР и ЛНР, а со стороны киевских властей.

Поэтому с точки зрения формальной стороны вопроса нет оснований упрекать в этом Россию. Главное, однако, даже не формальная сторона вопроса, а реальности.

Совершенно очевидно, что за постсоветский период своей истории Россия впервые столкнулась с такой жесткой позицией со стороны коллективного Запада. И, наверное, это неслучайно. Ведь были кризисы, связанные с Югославией, с другими какими-то вопросами…

В конце концов, Россия переживала внутренние неурядицы. И расстрел парламента в 1993 году с точки зрения рафинированной западной демократии, конечно, являлся явным нарушением, за что могли последовать санкции. Они не последовали. Значит, дело все-таки в каких-то других обстоятельствах.

— В каких, по-вашему?

— С моей точки зрения, эти обстоятельства очевидны. Россия стала последовательно проводить независимую политику. Стало ясно, что все «девяностые» мы послушно плыли в фарватере проамериканской линии в международных отношениях. Что Кремль заполняли прозападные креатуры. Что экономика страны фактически разваливалась. И это делалось по прямой указке западных консультантов, которые тогда тоже наводнили правительственные кабинеты.

Российские вооружённые силы деградировали, и без всяких формальных мотивов уничтожались новейшие системы вооружения. Россия ушла с тех территорий, которые традиционно являлись сферами ее влияния. Она бросила фактически своих союзников в двух полушариях земного шара. Тогда мы были угодны Западу. А сейчас, когда мы последовательно и жестко начали отстаивать свои национальные интересы и даже стали ориентиром для многих других стран, против нас направляется основной удар. Одним из способов этого давления и являются санкции.

Был придуман повод. Точнее, даже не придуман, а искусственно сконструирован. Ведь переворот в Киеве произошел тоже при прямом участии геополитического Запада. Это как провокация. В общем-то, известный метод, когда поджигается Рейхстаг, а потом коммунисты Германии объявляются виноватыми. И на них обрушивается репрессивный аппарат нацистов.

Так же и с нашей страной. Этот повод был просто использован для того, чтобы попытаться остановить тот тренд, который наметился с начала «нулевых» годов — тренд на укрепление России как активного геополитического игрока.

— А нам так уж важно — отменят санкции или нет?

— Нормальное развитие государства все-таки связано не с конфронтацией, а с сотрудничеством. Конечно, санкции вредят. Они вредят межгосударственным контактам, вредят экономическим, торговым отношения. И нельзя сказать, что они не наносят ущерб нашему народному хозяйству. Только, я не думаю, что линия на то, чтобы наплевать на это, изолироваться от тех, кто эти санкции к нам применяет, хоть сколько-нибудь конструктивна.

Другое дело, что не нужно идти у них на поводу. Не нужно выполнять их требования, которые все рано будут возникать по новой, коль скоро причина у них надуманная и даже искусственно сконструирована.

Но международное сотрудничество потому и называется сотрудничеством, а не конфронтацией. Нужно разгребать завалы, которые существуют между государствами, нужно точки искать соприкосновения. Добиваться, чтобы нашу — российскую — позицию правильно понимали не только политические элиты других государств, но и население этих стран. А если мы просто уйдем в глухую оборону, воздвигнем по периметру наших государственных границ некий новый «железный занавес», то — да, мы выживем. Россия одна из немногих самодостаточных стран мира. Но что это за самодостаточность? Нам ведь нужно создавать условия для нашего прогрессивного развития, а не просто для выживания.

Да, твердость нужна в определенные периоды времени. Но все-таки дипломатия — это искусство сотрудничества. Это искусство нахождения каких-то взаимоприемлемых решений. И я думаю, что именно таким путем нужно идти.

По мнению замгендиректора Лиги военных дипломатов Сергея Калмыкова, ЕС давно утерял самостоятельность в принятии стратегических решений:

— Когда мы слышим, что заявляет Меркель или Олланд, такое впечатление, что перед нами представители американской элиты, а не европейской. Поэтому когда мы говорим о выстраивании отношений с Украиной и Евросоюзом, мы должны понимать, кто стоит за двумя этими субъектами. А стоят Соединенные Штаты.

Ничего удивительного, что заявления бывшего после ЕС на Украине совпало с откровениями вице-президента США Байдена о том, как принималось решение в отношении генпрокурора Украины. Что, по сути, речь шли о шантаже. И о том, что кадровыми назначениями в Киеве занимаются не местные власти, а Вашингтон. Поэтому говорить о какой-то самостоятельной роли Европы или Украины вообще не приходится.

— То, что Штаты давно подмяли под себя «старушку Европу» — об Украине речь вообще не идет, — далеко не секрет. Но этим, судя по всему, их аппетиты не ограничиваются?

— США всегда рассматривали Россию как стратегического противника. Эта ситуация длится даже не десятки лет, а целое столетие. Я напомню: как только была отменена поправка Джексона-Вэника, которая действовала неоправданно долго, появился так называемый «список Магницкого». Теперь «список Магницкого» побледнел и отошел на второй план. Потому что на щит был поднят «крымский вопрос» и вообще вся ситуация вокруг Украины.

Я бы сказал, что перед нами чистой воды незатейливое политическое шулерство. Шулерство, которое просто предполагает жонглирование разнообразными поводами и терминологией, но на кону стоит одно — не дать России выйти на лидирующие позиции в геополитике. И сейчас Западом использует любой предлог, чтобы эту линию проводить.

— Может, нам надо как-то жёстче реагировать на это?

— Я бы сказал, что надо вести себя не жестче, надо вести себя активнее. Потому что как только мы начинает более активно действовать — в информационном плане, политическом — мы, что называется, набираем очки.

И не за счет грубости, жёсткости, а за счет правильных действий. Ведь люди чувствуют. Есть в Европе здравомыслящие политики, которые понимают прекрасно, что происходит. Им ничего не надо объяснять. Они только ждут от России активности.

Ее надо набирать по всем направлениям — политическим, экономическим, дипломатическим и культурным. Здесь только можно обыграть на скоростях. Как в хоккее. Можно играть жестко, и все равно проиграть. А можно играть активно, без всякой жёсткости и выиграть.

Светлана Гомзикова

Метки по теме:

Merkel_Poroshenko_55295


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1