Газово-демократический проект «Украина». Дмитрий Дробницкий

Дата публикации: 26 Август 2016, 14:52

Почему Джо Байден столь активно выступает против второй ветки «Северного потока»

На уходящей неделе Джо Байден совершил, видимо, свой последний большой международный вояж в качестве вице-президента США.

Джо Байден

Он побывал в Латвии, где успокаивал восточноевропейских членов НАТО, напуганных угрозами Дональда Трампа перестать поддерживать союзников по Североатлантическому альянсу, если те не приложат усилий к его реформированию.

Он также провёл очень непростые переговоры с премьер-министром и президентом Турции. Анкара обижена на Вашингтон за слишком позднюю и невнятную поддержку во время недавней попытки военного переворота.

Некоторые официальные лица в Анкаре даже высказывали мнение, что США могли быть причастными к путчу или по меньшей мере, располагая данными о планах мятежников, не известили о них президента страны.

Кроме того, Турция требует выдачи проживающего в Соединённых Штатах религиозного и общественного деятеля Фетхуллаха Гюлена, которого подозревают в причастности к организации путча.

Затем Джо Байден отправился в Швецию, где призвал страны ЕС отказаться от прокладки второй ветки газопровода «Северный поток». Призыв в основном был обращён непосредственно к Швеции, ведь она может заблокировать сделку единолично как страна, имеющая выход к Балтийскому морю, по дну которого проходит бóльшая часть газопровода.

Вице-президент США заявил: «С нашей точки зрения, «Северный поток — 2» — это фундаментально плохая сделка. Значительная зависимость [Европы] от России серьёзнейшим образом дестабилизирует Украину… Европе нужно диверсифицировать источники газа».

Что имел в виду Байден?

Треть потребляемого странами ЕС газа поставляется из России. После завершения строительства второй нитки «Северного потока» до 80% этого объёма может поставляться по дну Балтики. И тогда Украина утратит свою роль ключевой транзитной страны.

Это, в свою очередь, может привести к тому, что вся газотранспортная инфраструктура, завязанная на Украину, — как на востоке, так и на западе — утратит своё значение и, вполне вероятно, станет нерентабельной. А нерентабельные объекты незачем содержать, особенно учитывая низкие цены на голубое топливо для Украины, а также постоянные задержки платежей со стороны Киева.

Украина действительно может оказаться в затруднительном положении. У неё практически не будет возможности шантажировать «Газпром» транзитом газа в Европу. Но что ещё хуже, газотранспортная система ЕС, возможно, будет перестроена, и в её новой конфигурации украинской трубе вообще не найдётся места.

Казалось бы, какое дело уходящему вице-президенту Америки до европейских энергетических контрактов и до трубопроводов, проложенных в Старом Свете?

Дело в том, что у Байдена есть личная заинтересованность в украинской газовой и газотранспортной отраслях.

Практически сразу после переворота 2014 года в Киеве его сын, Хантер Байден, стал членом совета директоров крупнейшей газовой компании Украины Burisma Holdings. Эта корпорация, чьи реальные владельцы неизвестны, а номинальными являются «технические» фирмы, зарегистрированные на Кипре, начала подминать под себя газовые активы Незалежной ещё при Викторе Януковиче. Однако при новых властях она стала фактически монополистом.

В планы Burisma входит не только добыча обычного природного газа, но и разработка газа сланцевого, а также построение морских терминалов и соответствующей системы газопроводов для приёма сжиженного газа.

О возможности поставок СПГ в Европу из Америки Байден прямо заявил в Стокгольме. Несколько европейских стран уже имеют возможность принимать такой газ, однако терминалы почти не связаны с газотранспортной системой, ориентированной на трубопроводы, связанные с Россией.

Поэтому идея связать терминалы с уже существующей трубой не лишена смысла. Если на ней, конечно, не будет поставлен крест.

Сегодня ни сланцевый газ, ни газ, поставляемый танкерами, не слишком востребованы ввиду низких нефтяных цен: европейская формула цены на голубое топливо основана на нефтяных котировках. Но низкими цены будут не всегда, да и сланцевые технологии не стоят на месте, так что в будущем украинский газовый бизнес может стать весьма рентабельным. Если ему не помешает вторая нитка «Северного потока».

Поэтому она и названа «дестабилизирующим фактором».

Сегодня на Украине ни одно серьёзное государственное решение не принимается без двух человек — руководителя европейского направления госдепартамента США Виктории Нуланд и американского вице-президента Джо Байдена.

Ещё в 2014 году журналисты выяснили, что за переворотом в Киеве стоят неоконсерваторы во главе с Нуланд. Довольно быстро также стало понятно, что Джо Байден был коспонсором этого «проекта». В обмен на это он получил долю в украинском газовом бизнесе.

Не последнюю роль в «продвижении демократии» на Украину сыграл Национальный демократический институт (NDI), где Байден-младший также является членом совета директоров. NDI — аффилированная с Демократической партией США НКО, которая призвана «помогать в построении демократии» в разных странах мира. Председателем совета директоров организации является Мадлен Олбрайт.

Принимала ли Олбрайт участие в газово-демократическом проекте, неизвестно, однако интересен вот какой факт. В совет директоров Burisma Holdings входит также Девон Арчер, партнёр Хантера в американской инвестиционной компании Rosemont Seneca Partners. Арчер является другом Джона Керри и управляет имущественным фондом, основанным супругой госсекретаря Терезой Хайнц Керри.

В общем, коалиция американских «друзей украинской демократии» в уходящей администрации Белого дома действовала не только из идеологических соображений, но и имела вполне определённые бизнес-интересы.

Так что Джо Байден в Швеции не защищал Европу от кабальной энергозависимости от России.

Он защищал свои активы.

Дмитрий Дробницкий

Метки по теме:

Bayden_1200x630_prewu


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1