Падающий слон украинской государственности. Олег Денежка

   Дата публикации: 25 августа 2016, 18:02

Выдающийся мастер слова, эквилибрист метафор и творец образов, но по нелепой случайности мэр Киева Виталий Владимирович Кличко (или, как его уважительно зовут в народе, «Виталик Педалик») опять осчастливил человечество ярчайшим образцом художественного мышления. Он сравнил Украину со «спящим слоном». И это верно, товарищи. И не только внешне, но, не побоюсь этого слова, и внутренне.

Виталий Владимирович Кличко

В этом сравнении прекрасно все, даже запятые. Если раньше Кличко поражал всех непредсказуемостью расстановки слов в предложении и резкостью мысли, то теперь «окрасивший себя в цвета» сделал шаг вперед и в ее глубине. Точнее, в весе мысли и ее размерах. Слон-таки животное габаритное. В эконом-класс с такими не пускают.

«Украина, как спящий слон, медленно поднимается с колен. Если он упадет, содрогнется вся Европа», — произнес то ли пророчество, то ли угрозу, то ли зоологическое наблюдение велосипедный боксер.

Оставим в покое вопрос, где Виталик видел слонов, поднимающихся с колен в спящем состоянии. Хотя возможно, что в природе существуют слоны-лунатики, и Кличко их даже видел лично. Он много чего в жизни повидал. И кстати, образ Украины в виде бессознательного слона, шатающегося туда-сюда по узким коридорам мировой геополитики, в поисках двери с табличкой ЕС и все время бьющегося лбом в стены, также весьма показателен. Ну разве не молодец Виталька?

Но возникает резонный вопрос: а как Украина, самая богатая из советских республик, вышедшая из СССР с самым большим экономическим, людским и военным потенциалом, республика, которой в 1992 году финансовый аналитик и главный экономист банка Bremer Landesbank Фолькер Хелльмайер пророчил блестящее будущее, как этот слон на эти самые колени попал? И не значит ли это, что слон-то уже тогда грохнулся? И слышала ли тогда это вся Европа?

Вопрос риторический, и я вам скажу еще больше: слон сначала уснул. Уснул, очарованный обещаниями тогдашнего главы оппозиционного движения РУХ Вячеслава Черновола, рассказавшего ошалелым жителям УССР, что они «всю страну кормили».

И снились слону сладкие сны — про золото Полуботка, про протоукров, Адама в вышиванке и будущее изобилие. Слон похрапывал, притоптывая во сне «проклятое советское наследство» в виде заводов и пароходов.

Кстати о пароходах. По ним топтаться слону было особенно приятно и мягко. На 1991 год, когда слон впадал в сладкое оцепенение мечтаний и влажных фантазий, в составе ЧМП находилось 234 грузовых, пассажирских и судов других классов общим дедвейтом в 4167 тысяч тонн. Еще два судостроительных и 15 судоремонтных предприятий и как минимум четыре международных порта. А когда слон проснулся в первый раз и начал, кряхтя, подниматься с колен под улюлюканье оранжевого «майдана» и жужжание пчел в 2004 году, от всего этого изобилия осталось ровно шесть судов и 17 непогашенных кредитов на 11 миллионов долларов.

Но мы не о пароходах, а о падающих слонах. Слону было хорошо, он словно младенец посасывал газовую трубу с дешевым газом, но взял да и упал. На колени. А точнее, в пучину штормовых 90-х. В 2004-м слон проснулся. Огляделся вокруг и ужаснулся. Золота Полуботка почему-то нигде не было, а также не было видно ни заводов, ни пароходов. И кажется, дешевый газ в трубе кончился.

Слон попытался поскандалить по этому поводу. Но удивительно и даже непривычно для слона — газ стал еще дороже. Стало понятно: сидя на специально приспособленном для этого месте, встать не удастся. Никак и физически. Нужна помощь. На помощь пришла панда. «Панда Януковича».

И слон приподнялся. Кривенько, пошатываясь, словно пьяный, неуверенно, но приподнялся. И вот когда уже казалось, что слон сейчас уверенно встанет, его позвали в соседний зоопарк. Панда неуверенным голосом попыталась возразить. Она попыталась объяснить обезьянам, что в соседнем зоопарке слона никто кормить не собирается, более того, будут возить на нем воду, Но визжащие и прыгающие обезьяны закидали панду бананами и изгнали.

И слон снова рухнул. Зазвенело так, что европейские газеты, захлебываясь от жалости к слону, писали об этом два года подряд. Что удивительно, слон упал, но продолжал падать. А сколько можно смотреть на падающего слона? Это же не пламя и не вода. Это даже не пересчет денег. Тем более у слона их и нет. Хотя глаза жалостливые.

Так что, товарищ Виталик, украинский слон не ждет никаких «если». Он уже упал. И содрогаться всем уже надоело. Насодрогались. Как ни посмотришь, а слон все падает. В цирке со слонами и то веселей.

И в связи с этим пришел мне другой образ — «колосс на глиняных ногах». Когда-то очень давно жил царь. Ну, как царь? Навуходоносор. И приснился ему сон, который он попросил истолковать специально заточенного под это пророка Даниила. И об этом даже в умной книжке Библии написано.

«Тебе, царь, было такое видение: вот какой-то большой истукан, огромный был этот истукан, в чрезвычайном блеске стоял он пред тобою, и страшен был вид его. У этого истукана голова была из чистого золота, грудь его и руки его — из серебра, чрево его и бедра его медные, голени его железные, ноги его частью железные, частью глиняные. Ты видел его, доколе камень не оторвался от горы без содействия рук, ударил в истукана, в железные и глиняные ноги его, и разбил их».

Что интересно, пророк Даниил использовал эту метафору как символ царства, которое хоть и выглядит по-богатому и понты кидает неслабые, но, по сути, уязвимо для любого камешка. А посему суждено ему разрушиться.

Вот и украинский слон, мало того что спит на ходу, как думает Кличко, но и ноги у него глиняные. Может, поэтому встать ему не суждено? Развалится ведь под собственным весом к такой-то матери. Но боюсь, никто при этом не вздрогнет.

Вздохнут спокойно.

Олег Денежка

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1