Украинский парадокс: Майдан как победа России. Сергей Ильченко

Дата публикации: 24 Август 2016, 21:15

Аксиома новейшей истории: без киевского путча возвращение Крыма в родную гавань было невозможно

kiev

Майданные радикалы собственными руками уничтожили основное достояние «незалежной» державы. Днепропетровский мэр-«вешатель» Борис Филатов объявил о главном подарке к 25-летию независимости Украины. Этот ближайший соратник Бени Коломойского подписал контракт с турецкой компанией Limak на достройку здешнего метро. Индустриальный мегаполис на Днепре давно запустил первую линию метрополитена. Шесть станций — от промышленной окраины до железнодорожного вокзала. В ближайшие пять лет турки обещают еще три станции по городскому центру. Тем более, шурфы с поверхности и частичная подземная проходка для них сданы.

Растолстевший на мэрской должности Филатов убеждает земляков, что турецкий контракт — невероятный успех. Новообращенные «днепряне» делают вид, что верят и радуются. И только редкие отчаюги рискуют бросать в Фейсбук вопрос: как случилось, что промышленный город-миллионник, славный собственными мастерами, вынужден передать заказ турецкой стороне? Где мощнейший туннельный отряд родного Днепропетровского метростроя?

Два десятилетия назад первую очередь метрополитена выстроил тогдашний губернатор и председатель областного совета Павел Лазаренко. Потом его назвали чуть ли не единственным украинским коррупционером, а остальные, в том числе Леонид Кучма, остались белыми и пушистыми. История еще скажет свое слово о могучем «дядьке Павле». Крутое порождение лихих времен, он действительно подмял под себя многие бизнесы. Однако на Днепропетровщине помнят масштабные стройки своего губера.

Это до сих пор гордость Приднепровья. Работы по строительству и пуску метрополитена были организованы практически без централизованных капиталовложений. Лазаренко зажал кадык местным фирмачам и лично контролировал качество чугунных тюбингов. Весь регион работал на объект № 1. Какие там, в песью душу, турки? Прорубали гранитные туннели и украшали станции высококлассные украинские спецы.

В декабре 1995-го Павел Иванович лично открыл метро и посадил в первый вагон своего будущего губителя, президента Кучму. Именно при Лазаренко завершили больше полусотни долгостроев социальной и производственной сферы, в том числе мощнейший кислородно-конверторный комплекс на металлургическом комбинате им. Дзержинского и вакуумный цех стали Нижнеднепровского трубопрокатного завода. Как картинку отстроили самые запущенные в области Синельниковский и Юрьевский районы. Каждый год открывались дороги, больницы, ФАПы, школы, мосты.

И главное, что весь этот огромный список объектов возвели собственными руками. Невероятно, но еще совсем недавно Украина была в силах созидать. Зато нынешние хозяева Днепра приглашают турок — на треть работ, которые украинцы когда-то делали сами.

Своим шокирующим видением украинской ситуации в День независимости поделился с ИА «Свободная пресса» киевский политический аналитик, кандидат политологических наук Орест Голтлип. Его называют признанным экспертом по Крыму, а потому речь также пойдет о «преданном полуострове». Оценки пана Ореста могут показаться слишком резкими, но несомненно, интересными.

— Самой тяжелой, если угодно, стратегически опасной перспективой для России считаю эволюционное развитие Украины. Зато вот вам парадокс, превратившийся в нынешнюю кошмарную украинскую реальность. Радикальная революция Евромайдана, наша «революция достоинства» – на самом деле стала грандиозной победой Кремля, — убежден О.Голтлип.

 — На чем основано такое неоднозначное предположение?

— Скажите, когда пришло окончательное понимание, что без Крыма новая Россия не может вернуться на свой державный путь? Быть может, когда президент Медведев бессильно наблюдал, как расправляются над Каддафи, а Кремль был неспособен и пальцем пошевелить у берегов Ливии — хотя бы потому, что «непотопляемый крымский авианосец» принадлежал другим. Зато теперь крымский щит и фигурально, и вполне конкретно прикрыл южное подбрюшье России. Посмотрите на карту, видно с первого взгляда. И на минуточку, это из Севастополя вышли новые ракетные корабли, отстрелявшиеся по ИГИЛ* несколько дней назад.

Периоды украинской эволюционной стабильности гарантированно превращали нашу экономику в мощного конкурента российской стороне. Достаточно оценить статистику времен Кучмы и Януковича. Характерный пример — многочисленные стройки Киева, замороженные на нынешний момент. Мы эффективно использовали кооперацию и транзитные мощности. Даже с учетом коррупционной составляющей страна стремительно прогрессировала. Если нужна картинка, можете получить ее в бахчисарайских предгорьях, где добрая половина молодых садов и виноградников — трех-четырехлетние посадки на деньги Донецка и Днепропетровска. Да, рядом стоят годовалые саженцы российских инвесторов, но смотрятся они как продолжение начатой работы. Политический рефрен #вКрымуниктоничегонеделал — далеко не всегда объективен.

 — Ну, Крым всегда ощущал себя составной частью русского мира.

— Давайте не будем обсуждать духовные скрепы. Тем более, тут тоже срабатывала украинская эволюция. Четверть века администрирования, образования, совместных деловых и личных контактов делали свое дело. Патриот города русской славы Алексей Чалый на личные средства выпускал знаменитый «Дневник севастопольского школьника» и ему почти не мешали. Зачем, если украинизация шла медленно и верно, как асфальтовый каток. Посмотрите ютубовский сюжет о студентах-первокурсниках Севастопольского института ядерной энергии, когда с главного корпуса снимали украинский прапор. Мальчики и девочки плакали и пытались петь «Ще не вмерла». Согласен, их было мало, десятка полтора. Но сколько появилось бы еще через десять лет?

Если хотите чистую эмоцию, так настоящим кошмаром для России становились новогодние салюты Севастополя. Я видел этот салют в 2000-м. Час разницы между московским и киевским временем. Сначала бьют куранты. Весь город взрывается огнем фейерверков, отовсюду громовое «Ура». Через час в темное небо взлетали одинокие украинские ракеты — под сопровождение язвительного хохота и шуточек о «глупых хохлах».

Зато насколько непохож оказался Севастополь, встречающий новый 2013 год! Московское время — буйный фейерверк и прежнее радостные крики. Киевское время — точно такое, как у русских, море ослепительных залпов, мощное «Ура» и уже никаких шуток. Звучит немножко каламбуром, но благодаря украинской эволюции севастопольцы постепенно начинали воспринимать независимую Украину как свою. Такой процесс нельзя просто остановить. Его можно было только взорвать. Революционный взрыв случился критически вовремя.

 — Но можно ли сравнивать векторы развития Украины до Евромайдана и после? Например, буквально только что спикер Верховной Рады Андрей Парубий заявил, что стратегической целью Украины является членство в Европейском союзе и НАТО.

— Комендант Майдана Парубий — маниакальный садист, атаман погрома в одесском Доме профсоюзов. Там в подвалах сотники его самообороны рубали людей топорами. Сегодня он говорит, что думает. Но разве это постмайданная Украина воспитала два поколения, заливших кровью Донбасс? Началось гораздо раньше. Такие себе русскоязычные бандеровцы, не говоря уже о галичанах — они участвуют в беспределе т.н. «АТО», они заполнили министерства, бизнес-офисы, СМИ. Чтобы выкохать этих красавцев, потребовались десятилетия.

Киев изначально рвался в Евросоюз. Проблема в том, что до поры сами европейцы не пускали дальше передней. Вспомните эпохальную книжку Леонида Даниловича «Украина не Россия». И последнее адекватное украинское правительство Николая Азарова, которое вовсе не отказывалось от Ассоциации с ЕС, лишь пыталось приостановить соглашение.

Самым активным образом проходили постоянные учения Украина-НАТО. Причем по нарастающей, из года в год. Яворивский полигон под Львовом, одесский Широкий Лан, наконец, вожделенный Крым. Лето 2006-го, времена Ющенко – полуостров встал против высадки контингента НАТО в Феодосии. На протест вышли огромные толпы. Отряды казаков, молодежь и пенсионеры начали буквально-таки партизанские действия. Блокировали дороги и порт, забрасывали камнями автобусы натовских офицеров. Но уже через пять-семь лет, при Януковиче, американские корабли свободно заходили в Севастополь. Визиты ВМФ США следовали один за другим. На дощатом настиле Графской пристани выстраивалась кучка отставников и бабка с портретом Сталина. Журналистов собиралось больше, чем протестующих. Городу-герою постепенно становилось все равно.

 — Многие до сих пор упрекают российского посла в Киеве Виктора Черномырдина, якобы, именно он реализовал концепцию отказа от нашего идеологического присутствия на Украине взамен на эксклюзивные права для российских корпораций.

— О Викторе Степановиче можно говорит что угодно, но, несомненно, он был умный человек. А политика это искусство возможного. Поверьте, «русское идеологическое присутствие» а-ля 90-е скорее служило ширмой для тех. кто не желал видеть реального отторжения Украины. Проходили всевозможные съезды соотечественников, конгрессы русских общин, слеты православных скаутов. А внутри при всех песнях о российско-украинском братстве шли совершенно другие процессы

Медики знают, насколько опасен внутренний нарыв. Гораздо легче лечить организм, если нарыв прорвется. Вольно или невольно, нацификация последней четверти века послужила именно таким средством. Повторяю, без радикальных националистических группировок эволюционное развитие Украины не остановилось бы. Всевозможные УНСО, «Трезубы имени Бандеры» и прочие отморозки, мимикрировавшие в «Правый Сектор» **, по итогу устроили всеукраинскую бойню, уничтожили конкурентные секторы национальной экономики и подарили России Крым.

 — То есть, можно допустить мысль, что мы стимулировали данный процесс?

— Зачем? Просто четко и масштабно просчитали его. Печенюшки давали другие. Американская машина «цветных революций» неудержимым локомотивом мчалась по Северной Африке и Ближнему Востоку, Кавказу и Азии. Самое большое, пришлось слегка подправить стрелки.

Как говорится, оперируем фактами. Евромайдан был неизбежен. Единственное условие — #онижедетей и #карпатскихлесорубов в нужный момент требовалось заменить на откровенных фашистов. Замечу, в первую, т.н. «мирную» стадию Майдана значительная часть крымской общественности присматривалась к событиям в Киеве если не с симпатией, то с нескрываемым интересом. Например, Янукович достал севастопольцев, захватив в пользование семьи заповедный мыс Айя — традиционное, любимое место отдыха горожан.

Однако когда ТВ заполнили стримы пылающего Крещатика, когда взбесившиеся бандеровцы стали убивать крымский «Беркут», когда местные исламисты громко пообещали резню русских – настроения принципиально изменились. Хотя будущий герой «Крымской весны» республиканский спикер Владимир Константинов еще твердил, что останется верен законному правительству Украины. Позиция, типичная для всей крымской номенклатуры. Пророссийские активисты сдернули украинский прапор с флагштока мэрии Симферополя, а чиновники той же ночью водрузили флаг обратно.

В роковом феврале-2014 Россия окончательно подошла к точке невозврата Крыма и Севастополя. Растянутая во времени, эта потеря вдруг приобрела стремительный темп. Соглашение о внеочередных президентских выборах, подписанное Януковичем и оппозиционерами под гарантии западной дипломатии – фактически гарантировало легитимный переход украинской власти к майданным силам. Уже следующей осенью Украина получала нового законного президента и новую Верховную Раду. Предельно понятно, что эта Рада ни в коем случае не пролонгировала бы Соглашение о базировании Черноморского флота в Крыму, которое заканчивалось весной 2017-го.

— Свято место пусто не бывает. В Севастополь готовился войти 6-й флот США, чтобы остаться тут навсегда. Госдеп не устает называть главное условие отмены антироссийских санкций — возврат Крыма Украине.

— Такое впечатление, что крымские военно-морские базы и аэродромы действительно являлись чуть ли не основным мотиватором американского вмешательства в украинские дела. До окончательного решения вопроса оставалось ждать буквально полгода. Но какой взрыв мозга случился, когда молодой львовский гомосексуалист сотник Парасюк вдруг позвал побратимов на безумный штурм администрации Януковича, а лидер «правосеков» Ярош дал ему под это лучших бойцов!

Все сразу полетело к псам. В Киеве фашистский путч, свергнутый президент бежал, бандеровские «люстраторы» едут на Симферополь. Спасая себя, крымская власть без всяких возражений встретила вежливых зеленых человечков. А вскоре подтвердила российский выбор своих земляков. Роковая «точка невозврата» благополучно пройдена, Российская держава вернула свою Тавриду.

Впрочем, веселье на этом не закончилось. В соотношении цена-качество и логистике доставок украинские товары легко выигрывали у made in Russia. Даже когда мясо и элитную колбасу везли из Галичины. Еще год назад украинские производители полностью контролировали неимоверно выгодный крымский рынок. Не они кормили «оккупантов», а «оккупанты» платили им дикие деньги. Бизнес РФ недоумевал — если КрымНаш, почему мы не можем сюда зайти?

Теперь представьте, что границу блокирует Путин. «Мордор устроил крымчанам голодомор!» — подобные обвинения казались бы цветочками. Нет, кордон закрыл «осознавший национальную идентичность» Ленур Ислямов, кстати, бывший вице-премьер российского Крыма, – рука об руку с всё тем же сотником Парсюком и вождем ПСов Дмитром Ярошем. Как итог, полуостров разом зачищается от украинской товарной массы. Освобожденные прилавки немедленно заполняет российская продукция. Одновременно нанесен еще один мощный удар по украинской экономике.

Плюс общественно-политический бонус. До блокады 80% крымского бизнеса упорно оставалось в украинском юридическом поле. Предприниматели отказывались менять документы — зачем, если за Перекопом оставались соучредители, оттуда комплектующие, туда поставка и т. п. Брутальный двухметровый мужчина, зампред Совмина РК Виталий Нахлупин в голос умолял-уговаривал предпринимателей перерегистрироваться. Правительство обещало любые льготы. Никто не соглашался. Прошло лишь полтора месяца после начала блокады — и больше 90% крымских предпринимателей без всяких льгот и уговоров сами оформились под юрисдикцию России.

— Похоже, точно такая же схема прокручена во время блэкаута?

—  Полуостров плотно сидел на украинской энергетической игле. Это был по-настоящему тотальный контроль. Радикалы сломали его. Поставки электричества приносили стабильный доход национальному бюджету, а главное, в любой момент могли стать грозным оружием против «оккупантов». Как показала практика, треть российских генераторов благополучно разворовали. Даже воинские части запитывались на украинских линиях.

Только подрыв херсонских ЛЭП смог, наконец-то, заставить российские министерства решить проблему энергетической независимости Крыма. Энергомост «Тамань-Керчь» работает, Украина осталась без ничего. Остатки крымских симпатий к неньке-Украине сгорели в дворовых кострах, где люди грели воду, чтобы вымыть детей. Это предательство, преступление против страны и нации. Впрочем, как и остальная цепь событий Евромайдана.

 — Что же будет, когда участники всех этих майданов и блокад таки поймут, как эффективно их использовали в интересах России?

— Третий Майдан невозможен. Мавр, сделавший свое дело, может идти в «АТО». Или тусоваться на киевских мостовых, где харчей становится меньше. Работать они не хотят или уже не могут. На днях украинский посол в Штатах Валерий Чалый выразил надежду, что Вашингтон обдумает идею производить летальное оружие совместно с Киевом.

Официального ответа пока нет. Из неофициальных источников известны три причины отказа. Технологическая несовместимость, возможные проблемы прямого конфликта с Россией и самое простое — хоть Турчинов обещает делать на Южмаше ракеты «против Кремля», по мнению американцев, одичавшие украинцы успели забыть, что такое массовое производство на базе высоких технологий.

 — А как теперь оценить отчаянный гуманитарный вопль «никогда мы не будем братьями»?

— Утверждать подобное может человек, абсолютно не знающий историю наших народов. Потому что называть русских и украинцев братьями попросту глупо. Уж если о семейном, скорее, нас связывают отношения мужа и жены. Любовь и ненависть, страсть и охлаждения.

Летописи Смутного времени называли украинских казаков-«черкесов» самыми страшными и лютыми врагами. Гетман Сагайдачный, воевавший на стороне Речи Посполитой, Москву жег и за разорение земель Русского царства получил от польского короля плату — 20 тысяч золотых и 7 тысяч штук сукна. А уже через два года начал переговоры о переходе на службу русскому царю. Прошло еще три десятилетия и при гетмане Хмельницком в Переяславе принародно приняли царскую присягу на верность. А вскоре появился и канул Иван Мазепа…

Тридцать лет назад на школе рядом с моей киевской «хрущевкой» повесили памятную доску выпускнику, геройски погибшему в Афганистане. Теперь этой доски нет, на том же месте висит другая — «герою АТО». Что дальше?

Пришлось как- то общаться с экс-президентом Польши Александром Квасневским. Поляк давно ездит по Украине, агитируя за Евросоюз. Спросил его: «Вот ректор МГУ — этнический украинец Виктор Антонович Садовничий, уроженец харьковского села и выдающийся российский математик. Можете вы хоть на минуту представить украинца — ректора Варшавского университета?.. Половина нынешней Украины много веков была под Польшей. Я вам навскидку назову сотни имен украинцев, достигших высших должностей во всех сферах Государства Российского. Так назовите хотя бы пять украинцев, достигших того же у вас на Висле». Квасьневский отмолчался.

* «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

** В ноябре 2014 года Верховный суд РФ признал экстремистской деятельность «Украинской повстанческой армии», «Правого сектора», УНА-УНСО и «Тризуба им. Степана Бандеры». Их деятельность на территории России запрещена.

Сергей Ильченко

Метки по теме: ; ;

kiev


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1