Существует ли кризис в отношении Запада к Украине. Михаил Погребинский

Дата публикации: 23 Август 2016, 10:50

Отодвинутся, но поддержат

Чемодан без ручки

Сенсационное заявление папского нунция архиепископа Клаудио Гуджеротти, которое он сделал в интервью для радио Ватикана неделю назад, — едва ли не единственный случай честной оценки происходящего на Украине из уст официального представителя одного из государств Запада, пусть маленького, но очень влиятельного. Архиепископ сейчас возглавляет миссию Католической церкви, оказывающей гуманитарную помощь пострадавшим от конфликта на юго-востоке Украины.

А сказал он очень простую и очевидную вещь — Украина, разорвав исторические и экономические связи с Россией и став причиной кризиса в отношениях США и Европы, с одной стороны, и Россией — с другой, «под несомненным давлением Запада… проиграла на всех фронтах».

Разумеется, подобные слова говорят и иные политические и общественные деятели Запада, изредка появляются объективные репортажи с востока Украины и даже честные документальные фильмы, но всё это — на периферии общественного сознания, далеко от мейнстрима, который формируют резко антироссийски ориентированные западные СМИ, для которых «во всем виновата Россия… русским верить нельзя… Украина сделала европейский выбор, а Россия пытается ей помешать строить демократию и т.п.».

Никто из лидеров правящих партий ведущих стран Запада публично ничего подобного тому, что сказал папский нунций, не высказывает, хотя, допускаю, что в кулуарах не под запись могут себе это позволить.

Я уже не говорю о том, что услышать от западных лидеров хотя бы озабоченность репрессиями против инакомыслящих, подавлением оппозиции и тотальной цензурой в СМИ, в принципе невозможно. И их можно понять — как можно осуждать за отсутствие демократической практики страну, с которой ЕС подписал Соглашение об ассоциации, декларирующее приверженность демократическим ценностям? Никому из них не хочется уподобляться унтер-офицерской вдове, которая «сама себя высекла». Ведь признать реальность означало бы признать провал всей европейской политики последних лет.

И я не вижу никаких признаков того, что «Европа начинает прозревать», как считают многие мои коллеги и о чем нередко стали говорить в СМИ.

Да, недовольство российскими контрсанкциями в Европе имеет место, но это всего лишь естественная для европейской политической культуры реакция части общества на финансовые потери в связи с утратой российского рынка, а демарши итальянских регионов или даже голосование в сенате и национальном собрании Франции никак не сказываются на политике лидеров этих стран.

И Франсуа Олланд, и даже склонный к «пониманию позиции РФ» Маттео Ренци ни шагу не сделали для корректировки политики Европы в вопросе об урегулировании кризиса на востоке Украины. По-прежнему звучит одно и тоже заклинание: «Россия должна выполнить Минские соглашения», и тогда, возможно, Европа снимет («смягчит») санкции. Европа ни разу даже не попыталась использовать свой успешный опыт разрешения подобных конфликтов на базе компромиссов и принуждения к миру, как это было в Македонии, Северной Ирландии, Боснии и т.д.

А Минские соглашения европейцы склонны трактовать как механизм передачи под контроль Киева бунтующих регионов.

При этом обусловленные текстом Минского комплекса мер условия реинтеграции территорий непризнанных республик в украинское правовое и политическое пространство, главным из которых является реальная автономия Донбасса, европейцы считают «вишенкой на торте», т.е. тем, чем можно пренебречь.

Поэтому так снисходительно они относятся к отказу Киева законодательно закреплять эту автономию в конституции и законах. Максимум, на что ориентированы европейские «гаранты «Минска», — уговорить Киев хотя бы имитировать выполнение Минских соглашений, но и это Киев не готов сделать, выдвигая всё новые условия (миротворческая миссия ООН, ОБСЕ…).

Очевидно, что в случае реализации политической и экономической автономии для Донбасса Украину невозможно будет использовать как антироссийский плацдарм, а об интеграции в НАТО Киеву вообще придется забыть.

Последнее больше интересует США, чем Европу, но до сих пор американские интересы доминировали в европейской политике и вряд ли что-то в этом вопросе поменяется в ближайшие годы, вне зависимости от того, кто станет президентом США. Коротко говоря, реальная автономия ДНР/ЛНР так, как это прописано в Минских соглашениях, означала бы для Запада победу Путина, чего они допустить, по крайней мере сегодня, не готовы.

Все претензии к украинскому руководству типа: «отсутствие реформ и реальной борьбы с коррупцией и т.п.» — поводы для сохранения дистанции от нестабильной и, по существу, стремительно разрушающейся государственности, а также снятия с себя ответственности за происходящее.

А внутренние разборки между политическими группами разной степени марионеточности только усугубляют и без того острое желание и МВФ, и ЕС дистанцироваться от Украины.

Война Генпрокуратуры против Национального антикоррупционного бюро, конфликт из-за электронных деклараций — всё это сюжеты чисто тактического характера, только подчеркивающие усталость от Украины на Западе, не более того. Впрочем, это дистанцирование ограничено необходимостью удержания ситуации в Украине «на плаву». И это у нас хорошо понимают.

Стоило послу США на Украине Дж. Пайетту высказаться в том смысле, что Украина хорошо обходится и без обещанных траншей МВФ (мол, посмотрите, и гривна у вас стабильна, и вообще…), как гривну аккуратно начали обваливать — придется всё-таки МВФ раскошеливаться.

Михаил Погребинский, газета «Известия»

Метки по теме: ;

chemodan


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1