США подрывают стратегическую стабильность не только с запада, но и с востока

Дата публикации: 23 Август 2016, 19:45

22 августа на территории Южной Кореи стартовали ежегодные крупномасштабные военные учения Ulji Freedom Guardian, в которых принимают участие 11 стран. Основу контингента составляют представители Кореи (50 тыс. военнослужащих) и США (25 тыс. солдат и офицеров, включая 2,5 тыс. с американских зарубежных баз). Их цель, как сообщает южнокорейское информационное агентство «Рёнхап», является вполне рутинной – «повышение степени готовности союза Кореи и США» для поддержания стабильности на Корейском полуострове».

Военные учения США и Южная Корея

Есть, однако, серьезное обстоятельство, которое снимает флёр рутинности с этих учений и обесценивает заявление объединенного военного командования США и Южной Кореи об их «непровокационном характере». На время учений вводится так называемый оперативный план № 5015, который предусматривает нанесение превентивного удара по ядерным и ракетным объектам КНДР в случае возникновения «чрезвычайной ситуации» на Корейском полуострове. В частности, участники учений будут отрабатывать навыки действий в случае запуска Пхеньяном ракет большой дальности, кибератак с его стороны, угроз террористических атак и пр.

Помимо военной части маневров в Южной Корее в их рамках проходят учения практически всех государственных структур страны – около четырех тысяч министерств, ведомств, других органов власти, организаций, общая численность персонала которых составляет около полумиллиона человек.

В связи с этим понятна реакция северокорейской стороны, назвавшей учения «грубой провокацией» и расценившей их как подготовку к вторжению в КНДР. Представитель Генштаба Корейской народной армии заявил, что его страна готова нанести превентивный ядерный удар по вооруженным силам Южной Кореи и США в случае «малейших признаков» посягательства на территорию Северной Кореи, её водное и воздушное пространство. В свою очередь, МИД КНДР отметил, что и без того нестабильная ситуация на полуострове «оказалась на грани войны, учитывая решение США продолжать нацеленные против КНДР учения, направить в этот регион стратегические бомбардировщики, а также развернуть в Южной Корее американский противоракетный комплекс THAAD».

Заявление не в бровь, а в глаз. США и их союзники, включая Южную Корею, педантично фиксируют любой шаг Пхеньяна в военной сфере и объявляют его угрозой миру в Азиатско-Тихоокеанском регионе, но не хотят замечать собственных действий, подрывающих стратегическую стабильность, – охвата России системами ПРО теперь не только с запада, но и с востока.

В частности, речь идёт о планах развертывания на территории Республики Корея системы THAAD, предназначенной для перехвата баллистических ракет. В российских дипломатических и военных кругах под этими действиями Вашингтона понимают реализацию планов по развертыванию в АТР нового позиционного района своей НПРО.

«США при поддержке своих союзников продолжают наращивать потенциал азиатско-тихоокеанского сегмента глобальной ПРО, что ведет к подрыву сложившихся стратегических балансов как в АТР, так и за его пределами. Подобные действия, чем бы они ни аргументировались, – заявил МИД РФ 8 июля с. г., – самым негативным образом сказываются на глобальной стратегической стабильности, о приверженности которой так любят рассуждать в Вашингтоне. Они также чреваты угрозой обострения региональной напряженности, созданием новых трудностей для решения сложных проблем Корейского полуострова, включая задачу его денуклеаризации».

И хотя Сеул заверяет, что переговоры с Вашингтоном о размещении нового оружия начались только после того, как в феврале КНДР провела пуск баллистической ракеты со спутником, а до этого в январе испытала ядерное оружие, есть основания думать, что это лишь повод, а не причина. И направленность у этих комплексов несколько иная, чем объявлено. Американский мобильный противоракетный комплекс дальнего перехвата THAAD предназначен для поражения оперативно-тактических ракет (дальность стрельбы до 1000 км) и баллистических ракет средней дальности (до 3500 км) на высотах 40-150 км и дальностях до 200 км. Каждая батарея THAAD состоит из противоракетного радара TPY-2 TM, шести пусковых установок, 48 ракет-перехватчиков, а также пульта управления и электрогенератора. Общее число комплексов, размещаемых в Южной Корее, пока не раскрывается.

Тактико-технические данные комплекса и места его дислокации наводят на мысль, что в первую очередь он нацелен на противодействие российскому оружию. Как при размещении своей инфраструктуры ПРО в Румынии и Польше Госдеп и Пентагон ссылались на опасность иранских ракет, так и здесь, в Южной Корее, прибегают к тому же аргументу в отношении оружия КНДР.

Аналогичные с Москвой опасения высказывает Пекин. И как не было оснований верить американцам раньше, так и теперь требуется действовать быстро и в упреждающей манере. Первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Евгений Серебренников заявил, что Россия может разместить на востоке страны ракетные подразделения с таким радиусом действия, при котором будет накрываться зона размещения системы ПРО в Южной Корее. Сенатор не исключил также перенос планов Минобороны РФ по восстановлению военной базы на Курильских островах «на более близкое время».

В то же время Россия занимает гибкую позицию, оставляющую открытой дверь для компромисса.

С одной стороны, Москва решительно выступает против попыток Пхеньяна стать в ряды признанных ядерных держав. Выступая 13 июня с. г. на пресс-конференции по итогам переговоров с коллегой из Республики Корея Юн Бён Се, министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил о приверженности обеих стран задаче денуклеаризации Корейского полуострова, а также о том, что «Россия и Республика Корея не приемлют самопровозглашенного ядерного статуса КНДР». Россия поддержала резолюцию 2270 Совета Безопасности ООН от 2 марта 2016 г., в соответствии с которой на Пхеньян наложены международные санкции в части поставок, изготовления, эксплуатации или использования материалов, оборудования, товаров и технологий, связанных с ядерной деятельностью, баллистическими ракетами или другими видами оружия массового уничтожения.

С другой стороны, Россия считает недопустимым превращение Корейского полуострова ещё в один район конфронтации. В апреле сего года, находясь в Японии, С.Лавров заявил: «Россия считает важным не пытаться использовать неприемлемую линию Пхеньяна как предлог для накачивания вооружений в Северо-Восточную Азию (СВА), развёртывания здесь сегмента глобальной ПРО США. Мы убеждены, что решение проблем Корейского полуострова может быть исключительно политико-дипломатическим».

Юрий Рубцов

Метки по теме: ; ;

Lieutenant General Stephen Lanza, I Corps Commanding General, briefs Admiral Choi Yoonhee, Chairman of Joint Chiefs of Staff for the Republic of Korea, about the operations with the Third ROK Army and I Corps in preparation for Ulchi Freedom Guardian exercise at Camp Yongin, South Korea, Aug. 20.


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1