О времени, утраченных возможностях и уходящих поездах. Михаил Павлив

   Дата публикации: 23 Август 2016, 08:30

На 25-летие украинской независимости

poezd

Позволю себе редкое для меня удовольствие — цитирование газеты «Зеркало недели»:

«За годы суверенитета Украины, ее реальный ВВП сократился на 35%. Согласно данным Всемирного банка, это — наихудший результат в мире за последние 24 года (!). Из 166 стран, имевших и раскрывших полную статистику ВВП за 1991–2014 гг., он снизился только в пяти случаях. Украина в этом мартирологе опередила Молдову (-29%), Грузию (-15,4%), Зимбабве (-2,3%) и Центральноафриканскую Республику (-0,94%).

Отечественное производство «ушло на дно» в 90-е. Из-за его ежегодного сжатия в первые девять лет независимости Украина потеряла почти 60% ВВП. Этот спад вдвое (!) превысил глубину падения американской экономики в годы Великой депрессии. От указанного шока отечественная экономика, по сути, так и не оправилась.

За 14 лет, с 2000-го по 2013 г., отечественный ВВП увеличился на 69,8%. Это худший результат среди всех республик бывшего Союза. После Украины минимальный прирост ВВП показала Эстония (75,7%), а максимальный — Таджикистан (ВВП вырос в 2,9 раза), Туркменистан (3,1 раза) и Азербайджан (4,8 раза). Одновременно Украина, по классификации Всемирного банка, отставала и от группы развивающихся экономик — как с низкими доходами (106,8 %), так и со средними (125,4%).

Одной из причин этого коллапса стала технологическая деградация Украины. За годы независимости страна утратила не просто отдельные предприятия и научные комплексы, а целые отрасли. Из отечественной промышленности и лексикона исчезли такие понятия, как микроэлектроника, станкостроение, приборостроение, роботы, автоматика. Без их сложной и дорогой продукции иссякли доходы, исчезли производства-смежники, оскудела казна.

Потеряв прежнюю технологическую базу, отечественная экономика оказалась привязанной к мировой конъюнктуре на сырье».

Дальше там много про утечку мозгов, отсутствии либеральных реформ и прочая стандартная для грантоедских СМИ шелуха.

Я, вам расскажу о том, чего не напечатают в «Зеркале недели» и им подобных изданиях.

О том, что Украина вовсе не единственная на постсоветском пространстве, не проводила так называемых либеральных реформ. О том, что ничем она не выделялась из общего ряда коррумпированных постсоветских стран с сословным типом организации государственного управления.

Не отличалась Украина и по кадровому потенциалу от бывших союзных республик, даже наоборот, большинство из них превосходила.

Так же как и в подавляющем большинстве постсоветских стран в Украине сформировалась авторитарная централизованная модель управления на базе консенсуса элиты в части раздела бывшего советского имущества и средств производства.

Так же как и у нас в большей части постсоветских стран все эти годы рос и ширился правый, националистический дискурс, постепенно подменяя собой, своей этикой и эстетикой государственную идеологию как таковую. И вовсе не была Украина уникальна в своей логике «прочь от Москвы». Такие же процессы происходили повсеместно на просторах бывшего единого и неделимого потому что этот курс на суверенизацию от бывшего союзного управленческого центра был одинаково востребован местными элитами как в Душанбе, и в Минске, так и в Баку и Киеве.

Так почему же результаты Украины столь разительно отличаются от результатов других стран постсоветского пространства?

Чтобы понять это, нужно представить себе бывший Союз, как завод. У завода разные цеха, у каждого цеха своя специализация. Так вот, цех под названием УССР был самым высокотехнологическим.

До 80% машино- и приборостроения УССР было заточено под оборонку и встроено в общесоюзные производственные цепи.

Практически та же самая картина наблюдалась и в других высокотехнологических отраслях.

Взятый руководством Украины, после 91 года, курс на разрыв этих связей, движение в логике прочь от Москвы, привело к самому глубокому обрушению экономики на всем постсоветском пространстве. Больше того, общее сокращение оборонпрома во всех бывших советских республиках, общая болезнь движения бывших республиканских элит в направление простых моделей сырьевой экономики и эксплуатация природных ресурсов на советской производственной базе, сделали в принципе невозможным восстановление промышленного потенциала Украины на рубеже девяностых двухтысячных. А потом пришли волны мировой рецессии средь пенных гребней которой мы и сейчас барахтаемся.

Фактически, Украина оказалась республикой на которой развал СССР сказался наихудшим образом.

Шанс на выживание, сохранение потенциала экономики был только в глубокой кооперации и совместной модернизации вместе с РФ, но румяный пряник евроинтеграции и евро-атлантического партнерства суливший не иллюзорные барыши украинскому руководству всех каденций, плюс возможность приватизации советского имущества и средств производства без участия «старшего брата» сделали этот шанс призрачным, и в итоге не использованным.

В нашем угрюмом 2016 году мы все с вами пребываем у разбитого корыта из которого медленно уходят последние ручейки коммерческой жизни.

Мы уже де факто аграрно сырьевой придаток мировой экономики с избыточными как для такой модели населением и социальной нагрузкой.

При движении нынешним курсом перспектива простая — дальнейшая стагнация экономики, монополизация сырьевых отраслей внешними игроками, миграция и депопуляция.

По мнению некоторых экспертов Украина с аграрно-сырьевой моделью экономики способно сама себя обеспечивать и поддерживать при населении не более чем в 20 миллионов человек. Выводы делайте сами.

Единственный путь возрождения — модернизация и новая кооперация с восстановлением мощной индустрии и в первую очередь отраслей экономики с высокой добавочной стоимостью.

Зададимся вопросом, а кому это нужно? Кто профинансирует эти грандиозные программы?

В мире не так уж и много субъектов кто способен это сделать. А есть ли те, кто заинтересован?

Только не нужно петь песни про невидимую руку рынка и перетекание капиталов, инвестиции и прочее.

Миром правит протекционизм и геополитика. Хочешь получить деньги? — будь полезен.

Полезен в чем, вот вопрос?

Если как буфер, как «стена», как раздражитель против кого то, или постоянная угроза и источник нестабильность — много денег не дадут. Самую малость, и точно не на новую индустриализацию.

Если как транзитный коридор, и агроцех, как например Китаю, то деньги можно получить, но только при серьезных политических гарантиях и только на инфраструктуру. И да, много работников в агроцех тоже не нужно, тем более работников с высшим образованием. Да и руководство будет китайским, и городки поднебесников заполонят наши «ланы и кручи».

Кому мы нужны как часть технологических цепочек, как цех высокоточных приборов?

России? Уже вряд ли. Политически не надежны, да и программы импортозамещения в РФ растут как грибы после дождя.

Мифическому Интермариуму варшавских мечтателей? Им не нужна наша промышленность точно, и социальная нагрузка слишком велика.

У меня нет однозначного ответа на вопрос кому мы нужны, кому нужна наша новая индустриализация.

Мир стремительно деглобализируется, колется на новые блоки и серые зоны между ними. Нам очень быстро нужно выбирать к какому из осколков глобального мира мы пристанем, и этот выбор определит наше будущее на десятилетия.

Впрочем, как мне кажется, наш поезд или ушел, или отправится вот-вот, и чтобы успеть, еще необходимо найти нужный перрон.

Успеем?

Михаил Павлив

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
poezd
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1