«Северный поток – 2» и польская угольная пыль. Петр Искендеров

   Дата публикации: 22 августа 2016, 09:00

Проект «Северный поток – 2» поможет перераспределить поставки газа в Европу и выполнить парижские соглашения по климату. Об этом министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил в Екатеринбурге на открытии совместно со своим германским коллегой Франк-Вальтером Штайнмайером российско-германской Летней школы «Пути развития энергетического сектора. Современные вызовы».

 

 Уголь

«Мы убеждены, как и европейские партнеры, которые вместе с ПАО «Газпром» этот проект разрабатывают, что он будет способствовать диверсификации маршрутов поставок газа на европейский рынок и в целом вписываться в ту программу развития европейской газовой инфраструктуры, которая существует в ЕС и соответствует его основной цели – созданию энергетического союза, единого, открытого рынка газа в Европе», – подчеркнул российский министр.

По его словам, реализация данного проекта «станет еще одним вкладом в выполнение договорённостей, которые были достигнуты на Конференции по климату в Париже в отношении сокращения выбросов в атмосферу».

Со своей стороны Франк-Вальтер Штайнмайер высказался против политизации проекта «Северный поток – 2», призвав действовать «на корпоративном уровне»:

«Этот вопрос должен решаться «Газпромом» и европейскими компаниями, политика тут ни при чем».

Если оставить в стороне некоторые дипломатические формулировки, то станет понятен главный адресат заявлений обоих министров – Польша. В настоящее время Варшава делает всё, чтобы заблокировать реализацию проекта «Северный поток-2», выступая примерно в той же роли, какую играла Болгария в срыве «Южного потока». Однако если болгарские власти просто отказались дать добро на реализацию проекта, ссылаясь на позицию Еврокомиссии, то польская сторона действует более изощрённо. В частности, польский антимонопольный регулятор UOKiK лишь в конце июля обнародовал свои возражения по поводу намерения акционеров проекта создать консорциум «Северный поток – 2», притом что заявка на создание совместного предприятия была подана в декабре 2015 года. Её подписали представители компаний ПАО «Газпром», E. ON Global Commodities SE, Engie SA, OMV Nord Stream II Holding AG, Shell Exploration and Production (LXXI) B. V. и Wintershall Nederland B. V. Ответ должен был быть получен ещё в начале 2016 года, однако в феврале регулятор взял полугодичную паузу, объяснив это необходимостью запросить мнение польских газовых компаний. И те правильно восприняли сигнал – заявили об угрозе монополизма «Газпрома» на польском рынке. Это притом, что сам газопровод даже не проходит через польскую территорию.

Разумеется, сама по себе инициатива UOKiK вряд ли способна сорвать реализацию проекта. Участники проекта, понимая политическую подоплеку действий польской стороны, уже заявили о том, что отзывают уведомление о слиянии, поданное ими в польский антимонопольный орган. При этом они подтвердили, что считают проект «Северный поток – 2» важным для европейской энергетической системы и намерены самостоятельно искать возможности участия в проекте. Решение заявителей об отзыве уведомления не повлияет на график строительства газопровода компанией Nord Stream 2 AG.

Позиция Варшавы выглядит тем более спекулятивной, что в Польше сейчас осложняются экологические проблемы, вызванные серьёзным энергетическим дисбалансом в пользу угля. На его долю приходится 55% выработанной в стране первичной тепловой энергии и 75% электроэнергии. По добыче угля Польша занимает второе место в Европе (после Германии) и девятое место в мире, причём практически весь добываемый уголь потребляется внутри страны.

Такая структура энергобаланса создаёт угрозу экологии как в самой Польше, так и во всей Европе. В польском законодательстве нормы энергобезопасности прописаны весьма расплывчато. Как признают сами польские эксперты, угольная энергетика отвечает требованиям энергобезопасности в наименьшей степени, поскольку угольные тепловые электростанции, охлаждаемые водой из обмелевших рек, а также передающие сети становятся неэффективными при повышенном спросе на электроэнергию, возникающем не только в зимний, но и в летний периоды.

В самой Польше очень не любят афишировать то обстоятельство, что Евросоюз ставит Польшу на последнее место с точки зрения соблюдения требований энергобезопасности, но факт остается фактом: в обнародованном в декабре 2015 года докладе Европейской сети операторов передающих систем (ENTSOE-E) Польша названа единственной страной в Евросоюзе, у которой по разным причинам уже в самое ближайшее время могут возникнуть «проблемы со сбалансированием мощности».

Первоначально Польша проявила вполне понятный интерес к проекту «Северный поток – 2» и даже выразила готовность подключиться к его системе с тем, чтобы сбалансировать собственную энергетику. Однако затем в дело вступила политика, направление которой определяется не в Варшаве, а в Брюсселе и Вашингтоне. Сыграли свою роль и стремление поляков продолжать разыгрывать карту украинского транзита для того, чтобы давить на Россию, и стремление продемонстрировать свою самостоятельность по отношению к Германии (польско-германские отношения переживают не лучшее время).

Характерно, что в самой Германии, также сильно зависящей от угольной энергетики, на проект «Северный поток – 2» смотрят гораздо более трезво. «Отказом от газопровода по дну Балтийского моря «Северный поток – 2» Европа навредит самой себе», — констатирует Frankfurter Allgemeine Zeitung. Тезис о том, что «газопровод усиливает зависимость от российского газа», пишет газета, нельзя считать «окончательным выводом». Что же касается проблем, создаваемых украинским транзитом, о сохранении которого так заботятся в Брюсселе и Варшаве, то «после десятилетия халатности и процветающей коррупции в сделках по газу в сложившейся ситуации виноват и Киев», указывает Frankfurter Allgemeine Zeitung.

Всё верно. Однако что поделаешь, если умы польских политиков засорены угольной пылью.

Петр Искендеров

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1