Россиян записали в свидомых. Андрей Иванов

   Дата публикации: 22 августа 2016, 19:00

По мнению киевских властей, в нашей стране умышленно уничтожают украинскую идентичность

ukr

В России живет десять миллионов этнических украинцев, но Москва специально занижает их число. Об этом говорится в заявлении вице-премьера Украины Вячеслава Кириленко, опубликованном на сайте правительства «незалежной». «Украинской общине сейчас там тяжело, как никогда — их там преследуют, против них устраивают провокации», — считает Кириленко.

Вообще, обсуждать посыл украинского вице-премьера довольно сложно. Потому что приходится доказывать давно известные вещи. Например, что в России сейчас ни в каких документах не указывается национальность, а во время переписи она записывается исключительно со слов респондента, причем анонимно.

Но проблема, поднятая Кириленко, может сыграть против него самого, поскольку логично напрашивается вопрос не о притеснениях, а о привлекательности украинской идентичности.

«Последняя официальная российская перепись показала цифру в 2 млн., предпоследняя насчитывала 3 млн. украинцев», — замечает Кириленко. И это правда. Согласно переписи 1989 года, в РСФСР жило 4 млн. 362 тысячи украинцев. В 2002 году их насчитали 2 млн. 942 тысячи, а в 2010-м — всего 1млн. 928 тыс. Спрашивается, куда делись люди? Ответ напрашивается сам собой: ассимилировались. Живя в России, многие украинцы начали считать себя русскими. По большому счету, не видя даже особой разницы между двумя славянскими народами.

Точно такой же процесс наблюдался и на Украине. По переписи 1989 года в Украинской ССР проживало 11 млн. 355 тыс. русских, а по данным переписи 2001-го — уже только 8 млн. 334 тыс. Многие русские приняли для себя новую реальность и, тоже не видя разницы между украинцами и русскими, записали себя украинцами.

В принципе, тезис Кириленко о 10 миллионах украинцев в России тоже можно принять как частично подлинный. В России практически нет ни одного человека, у которого не было бы хотя бы дальних родственников на Украине. И на Украине сложно встретить того, у кого не было бы родственников в России.

Но люди не придают особого значения своей национальности. Чего не скажешь про новые украинские власти. Они пытаются жестко делить людей на «своих» и «чужих», заявляя о некоей самостоятельной украинской национальной культуре, независимой от общерусской. В некоторых трудах украинских «историков» можно даже прочитать, что украинцы чуть ли не произошли от других обезьян.

Но тогда в логике Кириленко возникает противоречие. С одной стороны, в украинцы готовы записать всех подряд. С другой, продолжают проповедовать какую-то «генетическую исключительность» украинцев.

По мнению зам. директора Центра украинистики и белорусистики МГУ Богдана Безпалько, такая двойственность характерна для «постмайданной» власти:

— Я возглавляю правление федеральной национальной культурной автономии «Украинцы России», поэтому профессионально изучаю вопрос национальной идентичности. Количество украинцев действительно уменьшилось, сейчас их чуть меньше двух миллионов человек. Это объясняется простым процессом: люди всё больше ассоциируют себя с Россией и идентифицируют себя как русских. Тем более, за последние 25 лет украинское правительство и украинский национализм сделали всё для дискредитации украинской идентичности.

В России нет жестко закрепленной этнической идентификации. Человек может изменить национальность, заявить ее по своему усмотрению во время переписи. Это и произошло в 2010 году. Кстати, количество тех, кто заявил о своей белорусской идентичности, тоже уменьшилось.

Уменьшилось и число тех, кто считает себя русским на Украине. Но отмечу, что перепись на Украине проходила не столь демократично, как в России. Там государство ставило политическую цель уменьшить количество людей, считающих себя русскими, чтобы продемонстрировать успешность украинского национального проекта, его привлекательность.

Но настоящую «привлекательность» украинского проекта мы увидели в ходе гражданской войны в Донбассе, которая стала итогом противоречий, заложенных при основании украинского государства в 1991 году. Напомню, как-то Леонид Кучма сказал, мол, Украина уже есть, надо теперь создать украинцев. И вот эти тенденции мы увидели во время переписи на Украине. Кстати, кто сражается на стороне ДНР и ЛНР? Сплошь украинские фамилии, взять того же Александра Захарченко.

В России вопрос осложняется тем, что в стране огромное количество уроженцев Украины без российского гражданства. Но они здесь постоянно, тут работают, пытаются как-то устроиться, при этом не имеют паспортов РФ. По данным ФМС, таких до трех миллионов человек. Некоторые претендуют на получение российского гражданства. Какое тут притеснение по национальному признаку?

Сегодня в России действуют десятки национальных украинских организаций. Они спокойно работают, проводят свои мероприятия, получают государственную помощь. Но сложно представить, чтобы Российский центр науки и культуры в Киеве получал помощь от городских властей украинской столицы. Мы пока видим обратное. Во время Майдана у этого центра отбирали автомашины. Презентацию книги академика Петра Толочко недавно сорвали националисты.

Господин Кириленко пытается разыграть украинскую национальную карту. Дескать, Россия — это тюрьма народов во главе с тираном, страна, которая угнетает все национальности, в том числе, несчастный украинский народ. Но если бы это было так, граждане Украины не приезжали бы к нам на работу в таком большом количестве. Они бы ехали в Белоруссию, Казахстан, Западную Европу. Они туда тоже едут, но больше всего трудовых мигрантов с Украины именно в России.

— После госпереворота украинская идентичность получила большую привлекательность?

— События последних двух лет чрезвычайно уронили престиж украинской идентичности. По данным украинских социологов, большая часть украинской молодежи мечтает уехать из страны. Большинство хочет уехать в страны Западной Европы или в США. Получается, украинскую идентичность молодые люди хотят поменять на какую-то другую. Украинский национализм довел дело до того, что от своей национальной идентичности многие хотят отказаться.

Сегодня украинская идентичность превратилась в удел националистов, для которых этническое происхождение служит некоей квазирелигией. Для чиновников идентичность это способ заработать.

Но мы не видим, чтобы украинское правительство повышало престиж украинской идентичности. Никто не планирует тратить деньги на развитие украинской культуры, да и самого украинского государства.

 — Будет ли расти привлекательность русской идентичности на Украине?

— На Украине всегда очень популярным политиком был Владимир Путин. И до госпереворота, и после. Пусть не все относятся к Путину положительно, но многие признают его сильным и эффективным государственным деятелем. Для некоторых образ Путина повысил привлекательность русской идентичности и российского государства.

Не стоит забывать, что русская идентичность еще связана с огромными культурными и научными пластами. На Украине многие не готовы отказаться от Достоевского, Толстого, Гоголя и довольствоваться одним Шевченко. Сложно не замечать и научного вклада русских.

Надо признать, что и сегодня Российская Федерация продолжает вносить большой вклад в мировую культуру и науку. Чего не скажешь про Украину. Та же Олимпиада показала, что даже в неравных условиях Россия может достигать успеха, а Украина продемонстрировала рекордно низкие показатели, хоть формально и стала частью западного мира.

 — Есть ли у властей Украины сегодня точное определение украинской идентичности?

— В том и дело, что нет. Мы видим определения в двух разных измерениях. С одной стороны, к украинцам пытаются причислять всех, у кого есть на то хоть малейшие основания. Если человек какое-то время жил на Украине или просто родился там, то он объявляется украинцем. Все его достижения считаются достижениями украинской нации. С другой стороны, многие коренные украинцы, не принимающие риторику националистов, объявляются врагами и космополитами. Вот такая двойственная логика характерна для украинских властей.

Одновременно пытаются использовать национальный вопрос для политического пиара. Ведь можно обвинить Россию в нарушении свободы и демократии. Чтобы люди не поднимали вопрос о расследовании трагедии 2 мая в Одессе, о войне в Донбассе.

Одновременно людям говорят, что в Донбассе все сплошь «сепаратисты». И в то же время — что все «истинные украинцы» Донбасса мечтают вернуться под власть Киева, а мешает им только «российская оккупация».

Такое раздвоение сознания началось давно, когда появилась идея отделения украинцев от русских. Истоками идея уходит еще к Михаилу Грушевскому.

— Количество украинцев в России увеличивается из-за огромного оттока людей с Украины, — замечает директор Института новейших государств Алексей Мартынов.

— У нас в стране огромное число беженцев с Юго-Востока. Но главный фактор — экономический кризис. На Украине нет работы, и люди едут к нам. Наверное, половина всех таксистов в Москве с Украины. Причем, что важно отметить, не только из Донбасса. Едут из всех областей, в том числе с Западной Украины.

Конечно, ни о каких притеснениях по национальному признаку говорить нельзя. Другое дело, что многим сложно легализоваться. Но в целом украинцев даже никто не выделяет. И за счет этого, кстати, бывает трудно вычислить представителей криминального мира, которые приехали с Украины в Россию и передают нашим криминальным группам заряд пассионарности.

Андрей Иванов

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1