Меркель и паранджа. Владимир Нестеров

Дата публикации: 21 Август 2016, 15:00

В 2015 году в Европу приехали 1,83 млн. мигрантов, из них 1,1 млн. человек официально пожелали получить убежище в Германии. И это далеко не всё – сюда следует добавить нелегалов, каковых, по оценке лидера «Альтернативы для Германии» Фрауке Петри, насчитывается в стране сотни тысяч. Была надежда, что после такого мощного миграционного взрыва Европа получит передышку, которая позволит нормализовать положение, но выводы исследователей обескураживают.

paranga

Специалисты Института народонаселения в Берлине проанализировали ситуацию в 19 странах Ближнего Востока и Северной Африки и обнаружили, что в ближайшие годы число мигрантов оттуда в Европу не уменьшится,  а возрастёт, сообщила швейцарская газета Tagesanzeiger.

zona-zena

Зона MENA (карта из газеты Tagesanzeiger)

Наибольшую опасность для Европы с этой точки зрения представляют Алжир, Ирак, Иран, Иордания, Ливан, Ливия, Марокко, Оман, Палестинская автономия, Сирия, Тунис, Египет и Йемен. Объединяя эти страны в зону MENA (Middle East North Africa), немецкие учёные назвали её «пороховой бочкой у ворот Европы».  Совокупное население 13 указанных стран составляет 363 млн. человек и продолжает быстро расти, создавая демографическое давление в условиях замедления роста экономики, переходящего в стагнацию. Горький опыт «арабской весны» подсказывает молодёжи один выход – искать счастья за рубежом.

Можно предположить, что в правящих кругах этих арабских стран исходу наиболее неспокойной, легко возбуждаемой части населения, скорее, рады. Возможно, по этой причине власти Египта, например, смотрят сквозь пальцы на то, что местные контрабандисты организовали перевозку беженцев в Европу на рыболовных судах вместимостью каждое до 500 человек. Путешествие в «европейское счастье» обходится египтянину в 20 тыс. местных фунтов (2,3 тыс. долларов). Сирийцам и другим африканцам платить приходится намного больше. Тариф для семьи с двумя детьми составляет 10 тыс. долларов.

Социально-экономические факторы миграции из стран MENA тесно переплетены с экологическими, где на первом месте – усиливающаяся нехватка пресной воды, которая ведёт к сокращению обрабатываемой земли и нехватке продовольствия. В этих условиях богатые страны Персидского залива после продовольственного кризиса 2008–2010 годов обратились к «агроколонизации». Агроэкспансия Саудовской Аравии, ОАЭ, Катара, Бахрейна, Кувейта в Африке направлена на Мозамбик, Судан и ЮАР, а в Юго-Восточной Азии – на Таиланд и Лаос (в первую очередь для выращивания риса, фруктов и овощей). У большинства стран MENA, разорённых войнами и «цветными революциями», а в некоторых случаях, как Ливия, к тому же поражённых безвластием, таких возможностей нет.

На мировом продовольственном рынке господствуют четыре транснациональные компании (Archer Daniels Midland, Bunge, Cargill и Louis Dreyfus), контролирующие до 70–90% производства и сбыта основных продовольственных товаров. Это крайне затрудняет диверсификацию закупок продовольствия по приемлемой цене. Быстрые климатические перемены ещё больше осложняют проблему воды и нехватку продуктов питания.

Едва ли не впервые в перечне стран, представляющих для Европы угрозу с точки зрения роста миграционного потока, оказался Египет. Если в целом по странам MENA для ведения сельского хозяйства пригодно около 20% земли, то в Египте – только 4%. Ввозить приходится более 40% продовольствия. Кроме того, вся сельскохозяйственная продукция Египта выращивается на базе искусственных удобрений, которые производятся из фосфоритов, содержащих кадмий и тяжёлые металлы. Мелеет Нил. Постройка в Эфиопии на Голубом Ниле плотины «Ан-Нахда» сократит сток Нила ещё на 20%. Между тем практически все египетские продукты поступают из долины и дельты Нила. Вот почему исхода египтян не избежать.

Первая мощная волна ближневосточных беженцев может обрушиться на Европу уже осенью этого года, если до конца октября  Евросоюз не отменит гражданам Турции шенгенские визы.

Как же готовятся в Европе к новому этапу «переселения народов»? Показателен пример Германии. После того как Ангела Меркель заявила в конце июля «мы справимся», здесь разгорелись нешуточные споры вокруг ношения мусульманками паранджи. В интервью Redaktionsnetzwerk Deutschland канцлер высказала мнение, что женщина с полностью закрытым лицом имеет мало шансов на интеграцию в Германии. Однако от прямого ответа на вопрос о полном запрете паранджи Меркель уклонилась. Она передала его на усмотрение министра внутренних дел Томаса де Мезьера и его коллег в федеральных землях.

Конференция глав МВД Германии и федеральных земель 19 августа постановила запретить носить одежду, полностью закрывающую лицо, в государственных учреждениях и школах. Конференция также приняла решение повысить численность полицейских на 15 тыс. человек и потребовала расширения полномочий спецслужб. Кроме того, установлено, что немецкое гражданство в сочетании с любым другим может предоставляться лишь в исключительных обстоятельствах.

Предстоящие в сентябре земельные выборы в  Мекленбурге – Передней Померании и Берлине покажут, что больше волнует немцев: ношение паранджи или неконтролируемый приток мигрантов вообще. Деталь проблемы или проблема в целом.  В оппозиционной «Альтернативе для Германии», которая в середине августа провела в Касселе «малый съезд», считают, что федеральное ведомство по делам миграции и беженцев надо преобразовать в орган, занимающийся реэмиграцией, и начать депортацию нелегалов.

Владимир Нестеров

Метки по теме: ; ;

paranga


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1