Россия и Иран перед общими вызовами терроризма. Ч.I. Андрей Арешев

Дата публикации: 19 Август 2016, 13:56

Москва и Тегеран создают совместную антитеррористическую инфраструктуру

Отделение «умеренных» от «неумеренных» в боевых порядках США всё больше теряет смысл. От Керманшаха до Санкт-Петербурга: Россия и Иран перед общими вызовами

«С чего нам устанавливать общую с Россией цель, если наши стратегические задачи диаметрально противоположны? По-моему, это бессмысленно»…

Джек Кин,
генерал в отставке, военный аналитик и председатель аналитического центра Institute for the Study of War

Россия и Иран перед общими вызовами терроризма

В минувший понедельник, 15 августа, министр обороны России Сергей Шойгу сообщил о продолжающихся консультациях с американцами, конечной целью которых должна стать выработка форматов совместных действий в Сирии: «Мы сейчас находимся в очень активной стадии переговоров с нашими американскими коллегами, как в Женеве, так и в Аммане, на постоянном контакте практически с Вашингтоном. Мы шаг за шагом приближаемся к конструкции, я только про Алеппо сейчас говорю, которая позволит нам действительно совместно начать бороться за то, чтобы на этой территории, на этой многострадальной земле установился мир, и люди могли вернуться в свои дома».

Заявление министра обороны России (по всей видимости, ставшее для «партнёров» некоторой неожиданностью), прозвучало на фоне тактических неудач террористов в «северной столице» Сирии: несмотря на широковещательные заявления и яростные атаки, они так и не смогли добиться зримых успехов в деблокаде своей осаждённой в восточных кварталах города группировки. Заметим, боевики отлично вооружены: они используют бронетехнику, у них в наличии есть артиллерия, противотанковые управляемые ракеты, которые они крайне эффективно применяют против правительственных войск. Они также используют снайперский огонь, чтобы не допустить прорыва правительственных сил на территорию, в первую очередь, артиллерийского училища и района Рамусе.

В полной мере они пользуются пропагандистской поддержкой западных СМИ. К примеру, вот как описываются недавние «успехи» боевиков со ссылкой на некоего «независимого активиста» Хади аль-Абдуллу: «Было много разных действующих лиц, и все они сыграли значимую роль. Силы, которые сражаются против режима в Алеппо, практически полностью относятся к Сирийской свободной армии. Что же касается операций на юго-западе города, «Ахрар аш-Шам», вероятно, сыграл более важную роль, чем «Джабхат Фатах аш-Шам». Свой вклад в военную кампанию также внесли и другие умеренные группы Сирийской свободной армии из Хамы и Идлиба, такие как «Суквор аль-Джабал» и «Ан-Наср». Хади аль-Абдулла добавляет, что у некоторых отрядов ССА, таких как «Ахрар аш-Шам» и «Аджнад аш-Шам» имеются противотанковые ракеты TOW (это служит признаком признания и поддержки ЦРУ)».

К сожалению, у сирийской армии, ослабленной практически непрерывной пятилетней войной, зачастую не хватает сил, чтобы выбить боевиков с ключевых позиций. По словам главы российского внешнеполитического ведомства, необходимо сделать так, чтобы боевики не могли использовать возможное перемирие для пополнения своих арсеналов. Однако, как мы предполагаем, это вряд ли возможно, так как до сих пор так называемые «перемирия» (включая февральское) использовались в первую очередь именно террористами.

17 августа передовые отряды правительственных войск Сирии приступили к штурму позиций боевиков на территории военного училища ВВС республики. Боевики продолжают оказывать сопротивление, открывая огонь из снайперских винтовок и крупнокалиберных пулеметов. Накануне появились сообщения о том, что запрещённая в России террористическая группировка «Исламское государство» в очередной раз применила химическое оружие в сирийском городе Алеппо. Эффективно приспосабливаясь, в том числе, и к ударам с воздуха (успевая вовремя рассредоточиваться, передвигаясь преимущественно ночью малыми группами и т.д.), террористические банды, по всей видимости, опираются на поступающую к ним информацию разведывательного характера. Это порождает новые вопросы относительного того, на чьей стороне в реальности играют наши американские партнёры, получающие заблаговременные уведомления о вылетах российской авиации. Ранее мы уже упоминали о возможных фактах прямого взаимодействия между американцами и террористами по линии радиотехнической разведки.

В этом контексте примечательны слова российского внешнеполитического источника о серьёзных разногласиях в США относительно путей урегулирования сирийского кризиса, по мнению которого, силовые ведомства США придерживаются более воинственной линии поведения, нежели уходящий президент Обама и госсекретарь Джон Керри: «ЦРУ и Пентагон заинтересованы в долгосрочном военном конфликте на Ближнем Востоке. Именно из-за разногласий в высших структурах США американская политика столь неопределенна». Еще одну проблему для Белого дома и Госдепа, якобы стремящихся выработать согласованный с Россией подход по политическому урегулированию в Сирии, создают внешние силы. По словам источника, Москве и Вашингтону удалось сблизить позиции по судьбе сирийского президента Башара Асада, но в этом вопросе неконструктивную позицию продолжают занимать союзники США в ближневосточном регионе. Из-за этого американским высокопоставленным лицам якобы приходится на публичных площадках выступать за немедленный уход Асада, чтобы не потерять «друзей» в регионе.

Впрочем, заинтересованное гадание на «голубей» и «ястребов» в Белом Доме во многом напоминает бесконечные поиски отличий «плохих террористов» от «хороших» (они же «умеренная оппозиция»). В конце концов, президенты и госсекретари приходят и уходят, а спецслужбы, национальные и корпоративные интересы остаются, равно как и курс на долгосрочную хаотизацию Ближнего Востока, о чем в полной мере свидетельствует длящееся уже более пяти лет сирийское кровопролитие. И по большому счёту, вряд ли имеют принципиальные значение оттенки в подходах «умеренного» Обамы, в спину которого дышит воинственная Хилари Клинтон, и «неумеренного» Майкла Морелла; если эти различия и имеются, то они носят тактический характер.

В ряде источников приводятся  астрономические суммы в десятки миллиардов долларов, брошенных за это время (да и ранее) в бесконечную топку сирийской войны, равно как и оценочные данные о десятках и сотнях тысяч подготовленных боевиков. Даже если не иметь в виду эти крайности, то все равно мы наглядно видим, с какой серьёзной силой (политико-дипломатической, финансово-экономической, военно-технической, информационно-идеологической) сталкивается Россия и её союзники, буквально в последний момент начавшие спасать некогда цветущую страну от окончательного погружения в кровавый хаос. «Когда его [боевика-смертника – Прим. авт.] сажают в БМП, заваривают люк, загружают 200 кг взрывчатки, и он летит – это кто, это умеренная оппозиция, которой мы не позволяем выйти из города, или блокируем город? Кто это? И все, кто за ними сегодня стоят, говорят: нет, вот они борцы за светлое будущее. Но я не понимаю методов такой борьбы», – задаёт риторический вопрос министр обороны России Сергей Шойгу, ещё раз подчеркнув, что российская авиабаза в Сирии позволит бороться с террористами на дальних подступах. «Наша база там нужна для того, чтобы на дальних подступах бороться с этими бандитами. Сирия, как магнит, притягивает поставки оружия абсолютно со всех территорий. Я говорю «абсолютно» совершенно осознанно, потому что я знаю, о чем я говорю», – сказал министр в интервью каналу «Россия 24».

15 августа Минобороны России попросило разрешения на полеты крылатых ракет у Ирака и Ирана. Одновременно в ряде источников появилась информация о сосредоточении российской авиации на военном аэродроме близ иранского города Хамадан (следует отметить, что по согласованию с иранской стороной данный объект использовался российскими военными и ранее). До последнего времени стратегические бомбардировщики Ту-22М3 выполняли боевые вылеты с авиабазы Моздок в Северной Осетии, однако сейчас достигнутые между Москвой и Тегераном договорённости позволят сократить расстояние полёта на 60%, что существенно снизит расходы на горючее и приведёт к росту эффективность авиаударов. Так, для того чтобы поразить цель в районе Пальмиры, бомбардировщику необходимо было преодолеть более 2000 километров, в то время как расстояние от Хамадана до Пальмиры – менее 900 километров.

«16 августа 2016 года дальние бомбардировщики Ту-22М3 и фронтовые бомбардировщики Су-34, взлетев с полной бомбовой нагрузкой с аэродрома базирования Хамадан (Исламская Республика Иран), нанесли групповой авиационный удар по объектам террористических группировок «Исламское государство» и «Джебхат ан-Нусра» в провинциях Алеппо, Дейр-эз-Зор и Идлиб»,— сообщило минобороны России. В результате удара были уничтожены пять крупных складов с вооружением, боеприпасами и горюче-смазочными материалами, а также лагеря подготовки боевиков близ населенных пунктов Серакаб, Аль-Баб, Алеппо и Дейр-эз-Зор и три пункта управления боевиков в районах городов Джафра и Дейр-эз-Зор; значительное количество боевиков убито, отмечают в российском оборонном ведомстве.

В беседе с «Известиями» военный обозреватель Виктор Литовкин отметил комплексный характер операции против террористов в Сирии: «Это не только удары с Каспийского моря «Калибрами-НК», это не только полеты дальних стратегических бомбардировщиков ТУ-95МС или ТУ-160 с ракетами Х-101, которые наносят удары по террористам, не только удары с акватории Средиземного моря, которые наносила наша подводная лодка «Ростов-на-Дону», но это и удары дальними бомбардировщиками Ту-22 М3 и Су-24 с базы Хамадан». По мнению полковника запаса Виктора Мураховского, удары дальних бомбардировщиков по целям под Алеппо являются козырем, призванным переломить ситуацию в ходе боев за этот город в пользу правительственных войск. Поддержать эти войска непосредственно во время сражения бомбардировщики не могут, их цель – обеспечить изоляцию поля боя, не допустив переброски боеприпасов и пополнения боевикам, пытающимся деблокировать восточный Алеппо. В последующие дни удары были продолжены в провинции Дейр-эз-Зор.

Хамадан необходим российским ВКС для целей усиления воздушной поддержки сирийской армии, причём не только в районе Алеппо. Использование аэродрома Хмеймим сопряжено с некоторыми техническими ограничениями; кроме того, нельзя не учитывать возросших возможностей поддерживаемых извне боевиков. С учетом того, что Россия и дальше намерена вести в Сирии комплексную воздушную операцию, удары с аэродрома на западе Ирана позволят значительно повысить эффективность антитеррористической борьбы, которая имеет самодостаточную ценность и вряд ли является, как утверждают некоторые эксперты, некой «разменной монетой» в переговорах с Западом. Ценность этих переговоров, пусть даже и с господином Керри, мягко говоря, не слишком высока.

Непосредственно после успешного завершения операции российских ВВС глава Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани в комментарии местным СМИ заявил: «Ирано-российское сотрудничество в борьбе с терроризмом в Сирии носит стратегический характер, и мы делимся потенциалом и объектами в этой области».

Для Исламской Республики борьба против террористических группировок, стоящая немалых материальных затрат и жертв, тем не менее, оправдана, потому что иначе с ними пришлось бы бороться внутри страны, что сопряжено с гораздо более тяжёлыми последствиями. К сожалению, вызовы внутреннего терроризма для Ирана также давно уже не новость (террористическая ячейка «ИГ» была обезврежена в соседней с Хамаданом провинции Керманшах), равно как и для России.

Советник верховного лидера Ирана по международным вопросам Али Акбар Велаяти обратил внимание на ряд двусторонних соглашений, включая «договор о сотрудничестве в сфере обороны. В последнее время  вы являетесь свидетелями этого сотрудничества. Это абсолютно естественно, предугадывалось. В этом нет ничего неожиданного». Иран смотрит на Восток, стратегические отношения с Россией и Китаем необходимы Ирану для борьбы с терроризмом, пояснил политик. Сегодня американцы интерпретируют свои же прежние интерпретации опять же в свою пользу, но Иран их мнение мало интересует. Иран действует в рамках международных правил и не принимает американские упреки.

В свою очередь, министр иностранных дел России опроверг абсурдные предположения Вашингтона о том, что базирование российской авиации на иранской земле якобы может нарушить и без того сомнительные санкции ООН против Тегерана. В свою очередь, в Минобороны России посоветовали Госдепу «поработать с карандашами на контурных картах и открыть для себя, что Сирия является отдельным суверенным государством». И задуматься над ответом – есть ли хотя бы одно положение Устава ООН, резолюция Совбеза или двусторонний договор США с Сирией, разрешающие бомбардировку ее территории самолетами и ударными беспилотниками ВВС США с турецкой авиабазы «Инджирлик» и любых других иностранных авиабаз.

Окончание следует

Андрей Арешев

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
hamadan01


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1