На санкции Запада россияне ответили «Крымским консенсусом». Светлана Гомзикова

Дата публикации: 18 Август 2016, 23:30

Большинство россиян высказались против смены политического курса ради компромисса с Западом

Крым

Россиянам, третий год живущим под западными санкциями, подобная политика остракизма создает немало сложностей. Но менять свои убеждения на благосклонность Европы и США они не готовы. Во всяком случае, большинство из них, о чем свидетельствуют данные нового соцопроса «Левада-центра».

По итогам исследования, проведенного в начале августа в 137 населенных пунктах 48 регионов Российской Федерации, оказалось, что у 78% респондентов вызывает беспокойство международная изоляция России в связи с ее позицией в украинском кризисе. 72% граждан отметили ухудшение — в большей или меньше степени — экономической ситуации в стране из-за ограничительных мер Запада. При этом 70% уверены, что мы все равно не должны поддаваться давлению и менять свою внешнюю политику.

То есть, люди осознают, что их жизнь стала сложнее. Но выступают за продолжение нынешнего курса. Почему?

— Большинство граждан все-таки не связывают кризис с санкциями, — комментирует ситуацию ведущий социолог «Левада-центра» Денис Волков. —  Потому что о значительном ухудшении ситуации в связи с санкциями говорят лишь 29% опрошенных, а 43% признают эти ухудшения незначительными.

То есть, для большинства населения нет прямой связи между ухудшением экономического положения и санкциями. Может, есть какая-то опосредованная… Но для значимой части граждан она какая-то непонятная и весьма смутная.

И второе — произошла некая адаптация населения к кризису в целом. Да, люди отмечают трудности, тем не менее, они смогли приспособиться. У них был шок в конце 2014-го. Но в связи с некоторыми улучшениями экономической ситуации после экстренных действий правительства и заверений президента, народ пришел в себя. В плане социальных настроений граждан отмечается даже подъем.

Кроме того, в этих цифрах можно увидеть определенный эффект от конфликта с Западом. Можно сказать, что впервые с момента развала СССР, россияне стали ощущать себя гражданами великой державы. И многим даже приятно осознавать, что несмотря на санкции, государство проводит свою независимую политику.

 — Аналогичные опросы проводятся с 2014 года. И цифры каждый раз не особенно менялись — они неконстантные, но расхождения невелики. Как вы это объясните?

— Показатели, действительно, практически не меняются. Хотя беспокойство было более выраженным в 2014-м, когда люди еще не совсем представляли, чем все это обернется. А потом оказалось, что все не так страшно. Но я думаю, если бы все же случилось резкое ухудшение в уровне жизни, настроения были другие.

В этом смысле очень важны были действия руководства страны в этот период. Если бы не смогли остановить панику, которая начиналась, в том числе в банковском секторе, если бы не смогли остановить рост цен на потребительском рынке, мы, может быть, жили сегодня в другой стране.

— В том, что большинство российских граждан поддерживают нынешний курс, нет ничего удивительного, — считает политолог, замдиректора Института истории и политики МПГУ Владимир Шаповалов. — Поскольку чувство национального достоинства, гордость за свою страну, национальная идентичность, которая существует у нас с вами, она не позволяет отступать в трудных ситуациях. И, более того, давление извне никогда не приводило к положительному результату в отношении России, оно заставляло россиян сплачиваться, объединяться и отвечать адекватно на любые внешние угрозы.

Я думаю, что подавляющее большинство участников этого опроса именно так представляют себе ситуацию, которая возникла. И готовы, что называется, затянуть ремни потуже, но не уйти с той принципиальной позиции, которую они считают справедливой и правильной.

Но хочу подчеркнуть — это консолидированная позиция российского общества. Это то, что мы обычно называем последнее время «Крымским консенсусом». То есть, когда объединение подавляющей части нации, разделяющей внешнеполитический курс государства в отстаивании интересов наших соотечественников в украинском конфликте, привело к воссоединению Крыма с Россией.

 — Тогда откуда эти опасения изоляции?

— Прежде всего, мне кажется, что эта цифра — 78%, она в значительной степени преувеличена. Эти опасения, скорее, являются результатом информационной войны, развязанной Западом против нашей страны. Россия — это открытое демократическое государство, и мы можем получать разнообразные точки зрения, в том числе точки зрения наших зарубежных оппонентов. А там не всегда доброжелательный посыл.

Вот в силу того, что мы знаем о той массированной информационной кампании, которая ведется против нашей страны, сформирован, я уверен, тот не совсем адекватный образ ситуации. Поскольку на самом деле, конечно, ни о какой мировой изоляции России речь вестись не может. Речь идет о противоречиях России с западным сообществом, который представляет один из сегментов мира. Но не весь мир — безусловно.

 — Скорее, даже не со всем Западом, а с определенной политической элитой.

— Совершенно верно. И даже не со всем западным сообществом, а с частью политических элит ведущих западных стран.

Я хочу подчеркнуть, что население Европы и население Соединенных Штатов вовсе не питает негативных настроений в отношении России. Во-вторых, мы знаем, что и в Европе, и в США существуют политики и достаточно влиятельные политические силы, которые выступают за сближение с Россией. Целые партии, бизнес-сообщества и даже целые регионы призывают лидеров своих стран отказаться от конфронтации с нашей страной и снять санкции. Я думаю, эти настроения будут только возрастать. Потому что, в общем-то, на то есть причины.

Проблема в том, что именно политические силы, которые доминируют сейчас в США и в ряде западных стран, в частности, в Германии, задают тон информационной антироссийской истерии, которая, кажется, сейчас охватила все сферы жизни. Добралась до спорта, до сферы культуры.

Именно накал этой кампании, о которой мы знаем и видим каждый день, открывая те или иные новостные ресурсы, создает у россиян те самые опасения. Но подчеркиваю: эти опасения преувеличены.

 — Поясните.

— Соединенные Штаты — это не весь мир. Да, это крупная страна. Но она представляет собой всего лишь одну из двухсот стран мира. И конечно, говорить об изоляции совершенно неадекватно и непозволительно в этой ситуации. Поскольку Россия достаточно успешно развивает отношения с великим множеством стран.

Светлана Гомзикова

Метки по теме:

krym


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1