Киевские страхи: военное положение, переворот, досрочные выборы. Яков Рудь

Дата публикации: 18 Август 2016, 12:22

В златоверхом Киеве царит атмосфера неопределенности, взаимного недоверия, бродит призрак надвигающейся бури. Охваченная паническим страхом власть впадает в истерику по любому поводу

Киевские страхи:

Не успели стихнуть страхи, вызванные слухами о введении военного положения, не улеглись навеянные турками страсти по военному перевороту, — как разомлевший от летнего зноя и безделья политический и медийный бомонд взбудоражила новость от вице-спикера Верховной Рады О.Сыроид. Чиновная дама вдруг решила дать новую жизнь теме досрочных парламентских выборов, выступив против их назначения. Военного положения и переворота опасались в киевских верхах многие, угрозой досрочных выборов публично озаботилась едва ли не одна пани Оксана. Киевский политолог К. Бондаренко объяснил этот феномен не беспокойством за будущее страны, а страхом за собственную депутатскую карьеру — чувством, роднящим данную персону с подавляющим большинством представителей «майданной» власти. Что же касается рядовых украинцев, то заботы большинства из них нынче куда прозаичнее, чем переживания о судьбе Отечества и о любых выборах. Им надо думать, как выжить, бояться не переворотов, а повышения цен и тарифов, критического роста преступности и разгула злой воли власти.

О.Сыроид склонна полагать, что досрочные выборы приведут к «тирании». Звучит пугающе, но уж слишком абстрактно. В такой трактовке угроза тирании для Украины выглядит сродни перспективе европейской интеграции. Пустой звук. Посудачить и о тирании, и об интеграции можно, эффект, однако, будет тот же, что в случае с повторением слова «халва»: во рту слаще не станет, ничего нигде не прибавится и не убавится. Что касается «политического рабства», о котором попутно упоминает вице-спикер, пытаясь обнаружить позитив в действующем составе парламента, где, по ее мнению, много «рабов», но есть и «не рабы», которых-де не останется в Раде после досрочных выборов, то тут и вовсе нечего обсуждать. Это — не более чем фигура речи, запускаемая в обиход для красного словца. Критерии явления, на которое указывает О. Сыроид, если они существуют, весьма размыты. Кроме «политического рабства», есть «политическая коммерция», «политическая солидарность», «политические обязательства». Нельзя жить в обществе и быть свободным от общества. Нельзя! Ни простым смертным, ни депутатам. Стоит ли называть депутатскую несвободу «рабством»? Не уверен. Пусть новый термин останется на совести народной избранницы.

Хоть О. Сыроид и против них (а может быть, именно поэтому), досрочные парламентские выборы Украине не повредили бы. Вопрос в том, удалось ли бы их организовать и провести так, чтобы потом не стало «мучительно больно за бесцельно». И дело тут не в новом законе о выборах, на отсутствие которого указывает как на фундаментальное препятствие О.Сыроид. Обновленный закон не помешал бы, но главной задачи текущего момента не решил бы. Главная же задача состоит в том, чтобы сделать высший орган законодательной власти представительским органом, действительно, отражающим политические симпатии основных социальных групп, большинства граждан. Сегодня такого представительства нет. Действующая Рада избиралась на гребне «майдана» и стала такой, какой должна была стать: «парламентом победителей». В нее попали, главным образом, те, кто отличился и приобрел известность в ходе «революции достоинства». Те же, кому этого сделать не удалось, от участия в конкуренции за депутатские мандаты оказались в большинстве случаев отстранены. Картина народного волеизъявления в результате искусственного отбора и отсева получилась искаженной. О том, чтобы исправить ситуацию, никто на Банковой не хочет думать. Логика захватившего власть в стране меньшинства диктует линию поведения, основанную на изоляции большинства, на отсечении его от участия, как в политическом процессе, так и в общественной жизни.

С точки зрения политических симпатий, социальной базы депутатский корпус отражает в лучшем случае настроения и чаяния 10−12, от силы 15% граждан. Возможно, и того меньше. Это обстоятельство не может не беспокоить, не вызывать естественную тревогу. Специалисты в последнее время завели речь о том, что на пути продвижения в Европу Украину, кроме всего прочего, сдерживает консервация у значительной части населения архаичных, с европейской точки зрения, радикально «левых» взглядов и представлений, а также крестьянской психологии. Их — такие взгляды — исповедует, ей — такой психологии — привержены по разным оценкам, от 55 до 60−62% украинцев. В Верховной же Раде сегодня нет ни «левых», ни «селян». Куда-то подевались и совсем, кажется, недавно бывшие на виду в политике, в системе государственного управления интеллектуалы, представители научной, творческой, педагогической интеллигенции. Перечень того, кого в ВР нет, кого не хватает, может быть легко продолжен.

Расширить социально-политическую базу Рады было бы желательно, однако в условиях крайней поляризации, высокой степени внутренней общественно-политической конфликтности, при сохранении и даже усилении конфронтационных отношений с Россией досрочные парламентские выборы вряд ли способны изменить статус-кво. Обновление, если бы и было возможно, то исключительно за счет ротации внутри политической элиты, пришедшей к власти после «майдана». Претенденты на роль «новой силы», кстати, уже появились в лице обновленного «Демократического альянса» и условной «партии Саакашвили». Только вот ни сил, ни средств для того, чтобы добиться назначения досрочных выборов в ВР, ни у каждого из этих проектов в отдельности, ни у них обоих вместе взятых в настоящий момент нет. Два краеугольных камня послемайданной структуры парламента — «Блок Петра Порошенко» и «Народный фронт» А. Яценюка — кровно заинтересованы в том, чтобы все оставалось, как есть. Политолог В. Кулик характеризует сложившуюся ситуацию словами «олигархический сговор» и для этого, думается, есть основания. Впрочем, о каком-то серьезном обновлении депутатского корпуса, о расширении представительства разных социальных слоев в связи с этими новичками политического процесса говорить вряд ли приходится. Те же «победители», только вид с боку.

В демократическом обществе любые выборы, независимо от того, регулярные они или досрочные, не могут, не должны быть угрозой по определению. «Угроза», о которой завела речь О. Сыроид, кстати, сама пришедшая в Раду после внеочередных выборов, представляется в большей мере гипотетической, чем реальной. Необходимый для назначения выборов политический дискурс, если присутствует, то исключительно как своего рода «мерцающий ориентир», то он есть, то его нет. Нет и артикулированного запроса от гражданского общества. Ситуация способна измениться, если осень принесет не только листопад, но, как ожидают многие, и какие-то серьезные потрясения в виде то ли массовых социальных протестов, то ли бунта добровольческих батальонов, то ли обострения до взрывоопасного состояния конфликтов между ведущими кланами. В такой ситуации выборы могли бы стать отдушиной, с помощью которой удалось бы снять излишнее общественное напряжение, выпустить пар из внутриполитического котла.

П.Порошенко и его окружение боятся абсолютно всего. Неуверенность нарастает с каждым месяцем, с каждой неделей. Загнанная в угол власть огрызается из последних сил, выискивая любую возможность уйти от ответственности за содеянное. Путь, избранный для достижения этой цели, это — дорога преступлений и зла. После «майдана» наступила «АТО». Теперь пришло время делать следующий шаг. Каким он окажется? Следуя логике Киева, страшным, кровавым, разрушительным. Если Запад не заставит киевских «кондукторов» нажать на тормоза, то этим шагом может стать что-то совершенно безумное, вроде перехода к политике открытого террора в отношении «пятой колонны» и всех, кто неугоден. Иначе говоря, той самой тирании, которой пугает О. Сыроид, ожидая ее, правда, не с той стороны. Если события станут развиваться по такой модели, то до полноценной войны с Россией Киеву останется совсем немного.

Яков Рудь, ИА Regnum

Метки по теме:

Nozh_634081322116


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1