О чем просил Порошенко Путина через Назарбаева? Александр Казаков

Дата публикации: 17 Август 2016, 09:00

Встречи ВВ с Назарбаевым ждали, так как рассчитывали, что после неё ВВ скажет о том, что будет. Я о тех словах, которые сказал ВВ на прошлой неделе после того, как объявил о попытке совершить теракты в Крыму со стороны Украины и о том, что при предотвращении этой попытки погибли наши военные.

Путин на рыбалке

История пошла чуть иначе. Об Украине президенты упомянули во время протокольной встречи, а после переговоров они к прессе вообще не вышли. Что тоже ложится в паззл. Путину не нужны были вопросы об Украине, так как после протокольной встречи эта тема ушла в закулисье.

Итак, Назарбаев с самого начала рассказал ВВ о том, что ему звонил Порошенко. То есть – переводим – Порошенко, который не может дозвониться до ВВ, попросил Назарбаева (как недавно Эрдоган) выступить посредником между ним и ВВ.

Однако месседж, который Порошенко попытался через Назарбаева донести до ВВ, какой-то несуразный. Как бы Порошенко просил передать, что он “хочет, но не может” сдвинуть с мёртвой точки процесс урегулирования. Мол, большинства в Раде нет. Порошенко, наверное, и сам не понимает, что тем самым он дискредитирует себя как главу государства. Ну чего говорить с тем, кто “хочет, но не может” выполнять договорённости?

В общем, Порошенко попросил передать, что он готов к компромиссам по Донбассу, но не может эти компромиссы обеспечить.

Такова была публичная история. ВВ оставил слова Назарбаева просто-напросто без ответа.

Однако мы все понимаем, что основной месседж Пороха Назарбаев передал ВВ наедине, за закрытыми дверями. И месседж этот сводился, скорее всего, к просьбе помочь выкарабкаться из того тупика, куда Порошенко загнал себя сам при помощи ультра-националистов, то есть помочь сохранить то, что осталось от лица. Ну собственно ни о чём другом Порошенко и не мог просить ВВ через посредника. В это “помочь” входила и версия того, что произошло на границе с Крымом, и просьба не хоронить “нормандский формат”, так как могильщиком окажется в результате сам Порошенко и он может стать если не изгоем в международных делах, то нежелательной фигурой. Понятно, что ни Меркель, ни Олланду не нужны напоминания об их самой провальной внешнеполитической операции, которая называется “нормандский формат”, а лицо Порошенко будет этим постоянным напоминанием, на протяжении всей предвыборной кампании в Германии и во Франции.

Учитывая тот факт, что больше выходов к прессе не было, можно предположить, что ВВ попросил Назарбаева передать Пороху свой ответ. Какой?

Примерно так: для того, чтобы ВВ согласился вообще находиться с Порошенко в одном помещении, а может быть даже и разговаривать, Порошенко должен сделать хотя бы то же, что сделал Эрдоган. То есть ИЗВИНИТЬСЯ за крымский эпизод, выплатить компенсации родственникам погибших военных и пообещать, что такого рода безобразий больше делать не будет.

С точки зрения общечеловеческой этики вполне нормальное требование. Но, если наложить это требование на все действующие карты – географическую с российским Крымом, политическую со всеми вытекающими и другие – то для Порошенко это НЕВЫПОЛНИМОЕ требование. Это признание Крыма российским, это признание того факта, что агрессором является Украина, а не Россия, это признание, что Украина стала террористическим государством, это признание, что Порошенко нулевой президент и это, наконец, признание, что единственным компромиссом, на который может рассчитывать Порошенко, является капитуляция (согласитесь, что капитуляция – это компромисс по сравнению с расстрелом). И фактически внешнее управление, но уже не со стороны американцев, а со стороны России.

Ну вот, упомянул американцев. Значит, надо вспомнить немцев и французов.

Для них для всех ситуация тоже стала невыносимой (для американцев в меньшей степени, конечно). Ведь ВВ может вообще больше ничего не делать, а просто ждать, когда Киев сам свалится, то ли в результате нового майдана, то ли в результате очередного вооружённого переворота, то ли в результате народного бунта, то ли… вариантов много.

Именно поэтому на протяжении недели единственной внятной реакцией стали слова Байдена и Могерини, которые призвали Порошенко не допустить дальнейшей эскалации конфликта. А Олланд и Меркель вообще на неделю притворились молчаливыми привидениями. Меркель сорвала из отпуска Штайнмайера и отправила его в Екатеринбург, чтобы он узнал у Лаврова: что будет, то есть что означает путинское “мы не оставим это без ответа”? Судя по картинке, Штайнмайер ответа не получил, а если получил намёк, то расстроился.

(тут на полях: Лавров в Ёбурге много говорил об Украине и НИ РАЗУ не произнёс не только фамилии Порошенко, но даже слов “президент Украины” – симптом)

Итак, что мы имеем? ВВ выжал максимум возможного из идиотского решения Киева устроить теракты в Крыму. Он заблокировал процесс урегулирования так, что виновным в этом оказывается Порошенко. Действительно, “нормандский формат” – это четвёрка. А если один из четверых отказывается встречаться с другим, то четвёрка исчезает. Максимум, на что могут рассчитывать Олланд и Меркель, чтобы спасти свою репутацию перед выборами, это на работу двух “троек”: Олланд – Меркель – Порошенко и Олланд – Меркель – Путин. То есть это такой “нормандский недо-формат”. Кстати, сегодня одна “тройка” (Олланд-Меркель-Порошенко) уже поговорила по телефону, так что можно завтра ожидать телефонного разговора второй “тройки” – Олланд-Меркель-Путин. Будут уговаривать ВВ не хоронить форматы и простить дурачка Порошенко.

Так что теперь остаётся вопрос: додавит Путин Пороха или нет? Хватит ли времени, или в Киеве произойдёт государственный переворот 2.0? Впишутся ли в тему американцы, захотят ли и смогут ли заставить Пороха исполнить все Минские договорённости в обмен на то, что Москва как бы забудет про “крымский эпизод”?

В общем, вопросов к Западу много, а Путин может сидеть на берегу и ждать…

Александр Казаков

Метки по теме:

putin


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1