Как грантоманы съели Украину

Дата публикации: 17 Август 2016, 23:47

По запросу «гранты в Украине 2016» поисковик Google предлагает «Результатов: примерно 7 240 000 (0,35 сек.)». Это семь миллионов результатов с заголовками типа: «Германия выделит Украине 136 млн евро кредитов и грантов»; «ЕС даст Украине 30 млн евро “пограничных” грантов»; «Швейцария пообещала Украине гранты на $100 млн» и даже «Папа для Украины». В последнем сообщении говорится, что Папа Франциск уже направил из своего личного фонда финансовую помощь Украине в сумме 5 миллионов евро. Всё вместе это невообразимые суммы, отчеты по которым не всегда в открытом доступе, а их пользу для жизни граждан вообще отследить и измерить невозможно.

Заграница нам поможет

Гранты – это своеобразные социальные лифты для молодежи, которые позволяют быстро выйти на высокий уровень достатка и подняться по социальной лестнице. Но в таких странах, как Украина, молодежь часто относится к получению грантов как к заработку и только, не выполняя и не доводя заявленные проекты до финала. В этом заключается основная проблема, которая присутствует у нас и на государственном уровне – неспособность эффективно осваивать финансирование, его нецелевое использование, неспособность отчитаться по нему.

Грантодатели – не добрые лифтеры. Европейские и американские спонсоры инвестируют не только и не столько в развитие третьего сектора и гражданского общества в странах с развивающимися институтами. Они финансируют в распространение своих ценностей и взглядов в этих странах, чтобы направлять молодые общества в «нужные» русла. Одна из общих установок (несмотря на многообразие грантодателей) – не создавать структур зависимостей. Проект должен заработать в будущем самостоятельно, а его цели и задачи должны быть достигнуты и выполнены.

У нас же предприимчивые сограждане видят в этом институте гражданского общества возможность заработать. Вот и становятся востребованными профессии грантменеджеров, кураторов проектов, тренеров кураторов и мастеров по написанию грантовых заявок, появляются профессиональные и высокооплачиваемые волонтеры или общественные активисты – что само по себе нонсенс…

Эти активисты/волонтеры, поднявшиеся на социальном лифте грантов, занимают должности в аппарате управления страной, становятся министрами и их советниками… При этом не имея необходимого опыта, компетенции, а иногда и просто умения работать. Добывать финансирование, конечно, важная способность, но работать тоже нужно уметь. Например, если вы приходите работать на стройку, то, с большой долей вероятности, вначале вам доверят замешивать цемент, причем руками. Если окажетесь вменяемым, возможно вас «повысят» до оператора электро-бетономешалки. А если к вам начнет прислушиваться коллектив и уважать ваше мнение, то можно и прорабом стать. Это называется получение опыта и карьерный рост, т.е. все то, чего лишены «волонтеры и активисты» благодаря социальному лифту грантов. Вот и получается, что может среди них есть желающие учится и узнавать что-то новое, но передать им опыт некому, нет коллектива, нет традиций… Можно быть сколько угодно талантливым человеком, но даже самых способных нужно учить, причем немалое время.

Сегодня мы стоим на пороге ситуации, когда увидев неспособность таких «управленцев» работать, доноры и грантодатели прекращают финансирование государства в целом. Потому как одно дело получить в статусе волонтера грант для запуска антикоррупционного СМИ или НГО, а совсем другое – развивать государственный сектор борьбы с коррупцией, находясь на госдолжности. По иронии судьбы, люди, которые занимались первым видом деятельности, перешли ко второму. Например, сегодня в Украине складывается ситуация, при которой деятельность правоохранительных органов зависит от получения грантов и донорской помощи, следовательно деньги на их развитие либо не закладываются в бюджет, либо закладываются и исчезают. И это только один из примеров.

Это может для кого-то показаться неоправданным и даже странным, но сегодня волонтеры разрушают государственный аппарат. Любой чиновник мыслит очень просто и приземленно: если все равно привезут волонтеры, то можно смело воровать из бюджета. Система бюджетирования предполагает, что если выделенные средства не были израсходованы, то в следующем году их не выделят, т.к. они не нужны. Представим себе ситуацию, которая неоднократно освещалась в СМИ. Группа волонтеров, решив помочь военным, едет заграницу, покупает там, скажем, партию бронежилетов и едет с ними назад, подвергая себя риску, т.к. мероприятие это не совсем законное. В итоге все счастливы: волонтеры – помогли солдатам, солдаты – более защищены, чиновники – могут смело «распилить» выделенные деньги на жилеты.

Таким образом, складывается ситуация, когда добровольные помощники государства – волонтеры и активисты – перебирают на себя обязанности и функции государства, стимулируя деградацию последнего, что может привести к его разрушению. Активный третий сектор, разностороннее и небезразличное общество – это хорошо, но если его деятельность (часто финансируемая грантодателями в собственных интересах) предполагает самоустранение государственных структур – это еще один тревожный сигнал в копилку украинских рисков.

Владимир Гуржи, Украинский институт стратегий глобального развития и адаптации

Метки по теме:

zagranitca


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1