Будьте готовы к переменам в Сирии. Hürriyet, Турция

Дата публикации: 16 августа 2016, 19:45

Первое, что объявил Бинали Йылдырым (Binali Yıldırım) после того, как стал премьер-министром: «Мы уменьшим число врагов и приумножим друзей».

Позже он пояснил этот лозунг: отношения с Израилем, Россией и Сирией нормализуются. И, действительно, сначала отношения с Израилем встали на рельсы, а затем и с Москвой началась дипломатия писем.

syrya

До 15 июля

Выяснилось, что в это же время президент США Обама тоже направил послание своему российскому коллеге Путину. Он предложил заключить соглашение о военном сотрудничестве в Сирии. Более того, в тот день, когда у нас произошла попытка государственного переворота, находившийся в Москве госсекретарь США Джон Керри заявил о намерении начать совместные операции с Россией против «Джебхат ан-Нусры» (террористическая организация, запрещена в РФ — прим. ред.).

Слова Керри, имевшие «эффект разорвавшейся бомбы», в те дни тоже нашли отражение в прессе. Он сказал, что «Ахрар аш-Шам» и «Джейш аль-Ислам», которых Турция поддерживает вместе с Катаром и Саудовской Аравией, являются террористическими организациями, как ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.) и «Джебхат ан-Нусра». Хотя в дальнейшем Керри отрекся от своих слов, сказав, что его неправильно поняли, отныне стало очевидно, что политика США в Сирии во многом совпадает с политикой России.

Вашингтон и так уже давно изменил свою позицию в отношении Асада. О планах по созданию единого правительства при участии Асада и оппозиции Вашингтон договорился с Москвой несколько месяцев назад.

Россия, в свою очередь, должна была прекратить воздушные операции, поддерживающие Асада в Сирии, отказаться от нанесения ударов по оппозиционным группам, которым предоставляют помощь США, и убедить Асада договориться с этими группами.

После 15 июля

Именно в это время в Турции произошла попытка госпереворота. Она привела к напряженности в отношениях Анкары с западным лагерем, и прежде всего США (из-за их куцей реакции и даже поддержки переворота). С другой стороны, дружелюбное отношение со стороны России и Ирана ускорило уже начавшееся сближение с этим лагерем.

Резюмируя вышесказанное, до 15 июля США и Россия пришли к согласию о наращивании сотрудничества и политическом урегулировании в Сирии. А Турция по мере сближения с Россией вот-вот должна была присоединиться к этому сотрудничеству.

Более того, на самом деле об этом трехстороннем сотрудничестве Турция и Россия договорились намного раньше. Один высокопоставленный турецкий чиновник, с которым мне довелось побеседовать незадолго до попытки переворота 15 июля, рассказал, что до уничтожения российского самолета 24 ноября 2015 года Анкара и Москва достигли одной договоренности. Турция, Россия и США должны были сотрудничать в борьбе против ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусры». Политический переход в Сирии должен был ускориться. В дальнейшем к этой договоренности должны были присоединиться «региональные страны», которые сходятся на тех же принципах. Очевидно, речь шла об Иране. Но с началом самолетного кризиса эта договоренность провалилась. И сейчас с форсированием оси Анкара — Москва после попытки переворота это трехстороннее сотрудничество тоже ускорится.

Конечно, в этом уравнении есть одна проблема — отношения Турции и США. В отношениях между ними возникла напряженность, и многие полагают, что страны могут дойти до разрыва. Немало и тех, кто считает, что Вашингтон крайне обеспокоен сближением Анкары и Москвы.

Тем не менее США и Россия готовы сесть за стол переговоров для политического урегулирования в Сирии (иными словами, для «передела интересов»). И обе стороны хотят гарантировать свои интересы в САР, пока этот стол еще не распался.

Сейчас это приоритетный вопрос для США, поэтому отношения Турции и США со временем выйдут на эту перспективу. А то, что в США со дня на день придет новый президент, упростит этот переход.

Перелом в политике по Сирии

Все это, разумеется, отразится на политике Турции по Сирии.

В первую очередь Анкаре придется убрать вопрос Асада из нынешней повестки дня, поскольку партнерство России и США больше всего играет на руку Асаду. Об этом говорит и то, что Турция после 15 июля вдруг стала сближаться с Ираном.

Вместе с тем ускорится и женевский процесс, который возродился в прошлом декабре, но затем прервался. В этом процессе Анкаре предстоит убеждать оппозиционные группы.

По мере того, как процесс политического урегулирования в Сирии будет продвигаться вперед, поддержка, оказываемая оппозиции, так или иначе сократится. В этой связи Анкара через какое-то время будет помогать только тем группам, которых поддерживает администрация США и которые отделились от других оппозиционных групп как «более умеренные» — таким как Свободная сирийская армия и туркмены.

Неизбежны и изменения по вопросу Партии «Демократический союз» (PYD). В связи со сближением России с Турцией крыло PYD/Отрядов народной самообороны (YPG), которое получает поддержку и от США, и от России, постепенно лишится российской поддержки. А потеря этой опоры, возможно, изменит подход PYD к Анкаре.

Словом, как сказал премьер-министр Йылдырым три дня назад, не удивляйтесь, если в ближайшие шесть месяцев мы столкнемся с заслуживающими внимания событиями в сирийском вопросе.

Верда Озер, Hürriyet, Турция

Перевод ИноСМИ

Метки по теме: ; ;


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1