Выбор, важнее которого не было. Юрий Селиванов

Дата публикации: 15 августа 2016, 10:42

Военно-политическая ситуация на Украине приобретает характер натянутой струны, которая может лопнуть в любой момент

Выбор, важнее которого не было

Популярная версия, согласно которой англосаксонский Запад профинансировал государственный переворот на Украине в целях её перевода на свою геополитическую орбиту с последующей долговременной интеграцией в собственные военно-политические и экономические структуры, по прошествии двух с половиной лет, не нашла никакого практического подтверждения. Сегодня становится вполне очевидным, что каких-либо вариантов игры вдолгую с Украиной Запад в принципе не предусматривал.

Именно поэтому он изначально отказался от каких-либо шагов, связанных с реализацией долговременных, фундаментальных и затратных программ экономической и социальной реанимации Украины. И свел всю свою финансовую поддержку Киева исключительно к минимально необходимому поощрению его военных усилий. Даже здесь исходя из принципа максимальной экономии и того соображения, что Украина должна выкопать себе могилу самостоятельно и похоронить себя за свой счет.

А поскольку во всех остальных аспектах эта страна Запад совершенно не интересовала, его киевская агентура получила приказ полностью свернуть все не связанные с войной виды социальной поддержки населения, в том числе и те, от которых зависит его физическая жизнедеятельность. Что, как мы знаем, и было сделано под предлогом выполнения требований МВФ.

Главной, а скорее всего единственной целью этой затеи с Украиной было и остается провоцирование Российской Федерации на полномасштабный военный ответ. Именно для этого был выбран самый экстремистский сценарий захвата власти в Киеве, который должен был гарантировать предельно жесткую реакцию Москвы.

Помните, как В.Путин, после вооруженного путча в Киеве, не скрывал своего, судя по всему, искреннего недоумения:

«Зачем они это сделали? Ведь всего через год президентские выборы и они могли получить власть совершенно легально!»

Да могли. Особенно на фоне тотального разочарования населения в Януковиче и Партии регионов. Но фишка была именно в том, чтобы «увести Украину из стойла» максимально брутальным и вероломным способом. Чтобы Россия (о степени родства которой с Украиной на Западе неплохо осведомлены) гарантированно отреагировала самими крайними мерами. Примерно так, как сам Запад привык реагировать даже в куда менее явных случаях покушения на сферу его жизненных интересов. То есть полномасштабной войной и оккупацией.

Россия, согласно этому дьявольскому сценарию, должна была увязнуть в украинской трясине «всеми четырьмя лапами» и вступить, таким образом, на пагубный путь обескровливания и истощения всей Русской цивилизации, неотъемлемыми составными частями которой являются Российская Федерация и Украина.

Таким образом, РФ, как самостоятельный и потенциально опасный для Запада геополитический игрок, была бы нейтрализована на многие годы вперед. А на её амбициозной программе создания евразийской интеграционной альтернативы Евросоюзу можно было бы поставить крест.

В свете этого, назначение Украины было и остается вполне однозначным — выполнить роль торпеды, выпущенной в борт набирающего скорость российского корабля. Торпеды, как известно, при столкновении с целью, взрываются. Так что самоуничтожение Украины в процессе этой миссии — нечто само собой разумеющееся.

Та кратковременная стратегическая задача, ради которой Запад завладел Украиной и сегодня остается неизменной. Никто и никуда Украину интегрировать не собирается. Эта страна-торпеда должна выполнить свою разрушительную миссию в отношении России и в процессе её выполнения сгинуть без остатка, желательно вместе с РФ, чтобы не обременять Запад своими проблемами в будущем. Тем более, что там ведь тоже не дураки сидят и прекрасно понимают, что так называемая Украина есть, ни что иное, как хорошо замаскированная часть той же России. И как таковая подлежит уничтожению на равных основаниях с самой РФ.

Нынешняя оперативная пауза в реализации этой стратегии является сугубо временной и будет прервана, как только Запад сочтет это нужным. Как и всякий агрессор, он располагает стратегической инициативой. И поэтому наивно думать, что если не давать ему повода, например — не нападать первыми, то это может как-то повлиять на его решения. Запад, по большому счету, устраивают оба варианта — проявит ли Россия активность, или предпочтет выжидать. В любом случае, он, при желании, гарантированно получит искомое — большую русско-русскую войну. А таковое желание, с учетом неотменяемой стратегической цели — нанесения поражения евразийскому проекту России, у него, безусловно, имеется. Что же касается обычного в таких случаях вопроса о том, кто на кого напал, то на него с легкостью ответит всему миру находящаяся под полным контролем того же Запада глобальная медиа-машина.

Во всяком случае, сомневаться в том, что Украина в её нынешнем полностью подконтрольном Западу состоянии, предназначена именно для войны с Россией и фактически обречена на неё, нет ровно никаких оснований. И даже инстинкт самосохранения киевской хунты, которая прекрасно понимает — чем это для неё кончится, в расчет принимать не следует. Просто потому, что если она ослушается своих заокеанских хозяев, то печальные последствия для неё будут еще более скоропостижными.

Тем более, что именно сегодня к стратегической целесообразности такой внутриславянской войны для Запада в целом добавляется еще и её крайняя оперативная необходимость — с точки зрения интересов правящих кругов США, которые всерьез озабочены неблагоприятным развитием предвыборной ситуации в своей стране и вряд ли будут стесняться в использовании любых рычагов для проталкивания в Белый дом экстремистки Х.Клинтон, которая скачет к власти именно на коньке «русской военной угрозы».

Таким образом, если приведенная выше логика соответствует действительности, а противопоказаний к этому нет никаких, то приходится констатировать, что война, причем в самом недалеком будущем, России уже обеспечена. И в этой войне она однозначно, независимо от собственных действий, будет представлена миру в качестве нападающей стороны — агрессора.

То есть, иначе говоря, на сегодняшний день с учетом принципиальной решенности указанных выше глобальных вопросов, по-настоящему актуальными остаются только вопросы оперативно-тактического характера – когда, где, какими силами и кто будет наносить удары? И что при этом предпочесть — вариант июня 1941 года, когда наши войска предоставили противнику полную свободу маневра и стратегическую инициативу, за что были жестоко наказаны. Или же в полной мере учесть этот печальный урок истории и сделать все необходимое, чтобы не допустить его повторения. Выбор пока еще за нами. Но времени для него, похоже, остается всё меньше.

Возможно, автор этих строк в чем-то ошибся, неверно оценил обстановку. И на самом деле всё обстоит не так печально. Но логической ошибки в своих рассуждениях я не вижу. И если ошибки действительно нет, то последствия игнорирования данной ситуации, или нерешительности со стороны России и её союзников, могут быть для них очень дорогостоящими, если не вовсе катастрофическими.

В любом случае, буду благодарен читателям за аргументированную критику данной точки зрения.

Юрий Селиванов, специально для News Front
Юрий Селиванов

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1