«Без нас загнутся». Почему не стоит недооценивать противника

Дата публикации: 14 Август 2016, 16:30

Недавно сеть всколыхнула новость об очередной бандеровском фестивале, на котором в меню значился «Суп з москаля». Меня же в этом меню привлекла строчка ниже, где значилась «Картопля по-панськи».

menu

Мало кто понимает, что эти две вещи на самом деле взаимосвязаны. Русскость так раздражает этих «рогулей» именно потому, что это признак «паньскости», признак принадлежности к более высокому культурному и социальному слою, признак статуса. Причём неважно, что это давно уже не так, что и в УССР, и в незалежной выходцы из сельских низов спокойно делали карьеру, достигая любых социальных высот. Но на подсознании восприятие русского как высшего оставалось у них всегда. А столкновение с высшим рождает две возможные реакции – либо стремление ему подражать, чтобы приблизиться, либо отторжение и желание уничтожить. В украинском случае однозначно возобладала вторая.

Правда, нужно признать, что её целенаправленно пестовали и подпитывали, создавая и легитимизируя общественные модели поведения подобного толка, чтобы тёмные силы подсознания вышли наружу, не сдерживаемые никакими ограничениями.

Но после майдана это приняло совершенно карикатурные формы, напоминающие скорее ритуальные пляски каких-нибудь островных аборигенов. Для того чтобы утвердиться в «паньском» статусе прежде всего в собственных глазах и в глазах соплеменников, надо доказать, что ты можешь уничтожить русскость в любом её виде. Для того чтобы ощущать себя «паном», надо уничтожить тех, на кого смотрят как на «панов». Проще говоря, сварил «Суп из москаля»? Получай «Картоплю по-паньски»! Поэтому глупо взывать к совести и гуманизму, эти категории неизменно отступают, когда дело касается статуса и роли в стаде. Причём, если раньше способность унизить и уничтожить русских была только лишь одним из путей статусного роста, то сейчас это уже императив, обязательный элемент, своего рода «пропускной билет» в общество, без которого полноценным его членом считаться уже нельзя. Откажешься плевать в Россию и топтать триколор – сам станешь отщепенцем.

Однако за этими ритуальными плясками и кривляниями, не вызывающими ничего, кроме брезгливого презрения, кроется гораздо более системная работа по выстраиванию другой структуры общества, где от типичного постсоветского принципа «бабло побеждает всё» переходят к некоему искажённому, но всё же подобию того, что часто называют меритократией. Только главным «меритом» в ней выступают именно способности и заслуги в деле построения полностью русофобской государственной системы. И этот процесс часто проходит мимо отечественных наблюдателей.

В это связи хотелось бы поговорить об одном заблуждении, широко распространённом среди патриотической общественности, а именно мнении, будто без русского населения нацреспублики СНГ и РФ потеряют свой главный модернизационный ресурс и без поддержки РФ неизбежно деградируют до полного одичания. Помощи от Запада всё равно не будет, членство в ЕС и НАТО не светит, так что либо сами прибегут, либо загнутся до такого состояния, что перестанут представлять угрозу. В любом случае нам делать ничего не нужно.

Разновидностью этого заблуждения является признание того, что русофобские образования могут представлять некоторую угрозу, но всё равно у нас возможностей больше, мы сильнее, мы ещё можем их одолеть.

То, что русское население в нацреспубликах составляло их главный интеллектуальный ресурс, – факт бесспорный. Но оно уже в советский период было поставлено в такое положение, при котором ему оставалось только работать на местные элиты, не пытаясь самостоятельно влиять на политический процесс. После распада Союза именно на его эксплуатации держалась и, чего греха таить, продолжает держаться та же укропия и другие незалежные бантустаны.

Целенаправленное вытеснение и уничтожение русского населения действительно приводит к деградации интеллектуального, экономического и культурного уровня этих территорий. Но нельзя не замечать, как параллельно с этим во многом при помощи Запада происходит становление нового класса свидомой элиты – прослойки идейных мотивированных кадров с западным образованием и подсознательной имманентной русофобией.

В основном, это чиновничество и бизнес среднего уровня, те же айтишники, креативщики, финансисты, одним словом, новое «постпостсоветское» поколение. Они амбициозны, ориентированы на статус и авторитет в обществе, у них нет той идеализации «бабла», как у их предшественников (хотя стремление к обогащению тоже присутствует), зато сильнее выражен идеологический компонент. Им реально может быть «обидно за державу» там, где их российские коллеги остаются «безыдейными прагматиками».

По интеллектуальным способностям и личным качествам они, конечно, уступают русской городской интеллигенции, но благодаря связям с Западом они получают доступ к ведущей интеллектуальной продукции, что не может не сказываться на общем уровне. Их специально готовят, с ними проводят тренинги, обучают, индоктринируют в либеральные основы мышления и пиара. И там, пока русские вынуждены банально бороться за выживание, эти кадры имеют возможности для роста и с лихвой этим пользуются.

Причём работают они не только за членство в ЕС и НАТО, они прекрасно знают, что их стране это не светит, но, во-первых, это светит им самим на личном уровне (как писал когда-то один выходец из этой среды, «евроинтегрируюсь хоть тушкой, хоть чучелом»), а во-вторых, их главная задача – выстроить систему управления, которая бы полностью исключала любой русский элемент. И идея членства в ЕС и НАТО нужна им только для того, чтобы «подписать» на это дело как можно больше наивных дурачков из основной массы населения.

Да, они не смогут построить высокотехнологичной экономики. Но подобную систему государственного управления и организацию общества «под себя» им построить вполне по силам. А большего от них и не требуется. Западу именно это и нужно, и он будет давать средства на разные гранты, фонды и программы, будет заставлять создавать новые государственные институты, назначать туда этих отформатированных «реформаторов», давать им полномочия, называя это всё укреплением «институциональной дееспособности государства». И, собственно, этот процесс уже идёт. В Грузии даже можно говорить о результатах. Там сформирован госаппарат, исключающий любые поползновения в сторону русскости и России. Да, это слабое в экономическом плане государство, но его слабости хватило на прямую агрессию против России.

То же происходит и с Украиной. И когда говорят, что те, кто выходили на майдан, ничего не добились, это не совсем так. Описанный класс стал главным бенефициаром майдана, он получил зелёный свет и карт-бланш. Многие из нынешних «министров» при старой власти не могли рассчитывать на занимаемые ими должности вообще, им светила лишь участь клерков и помощников при больших дядях, а сейчас они этих дядей публично выкидывают из кабинетов под общий хохот и улюлюканье. Гройсман при ВФЯ считался «молодым дарованием», слишком рано попавшим на должность мэра, о каком премьерском кресле могла идти речь? И скажете, эти люди разочарованы итогами майдана? Ничуть. У них как раз звёздный час, им «попёрло». И они будут грызть землю, чтобы удержать эту лафу как можно дольше.

Кто-то предпочитает закрывать на это глаза, успокаивать себя мантрами «они никуда не денутся», высмеивать убогость этих аборигенов, но нельзя долго заниматься солипсизмом в общенациональном масштабе. Без русских бантустаны действительно загнутся экономически, но даже в «загнутом» состоянии (и тем более в «загнутом» состоянии) у них найдётся прослойка, цепляющаяся за власть и влияние и готовая сделать всё, чтобы их территория не досталась русским. Потому что иначе им лично «Картопля по-паньски» уже не светит.

politnotes

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
menu


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1