Литва провалила американское задание по срыву «Северного потока – 2». Олег Мирославов

Дата публикации: 13 Август 2016, 22:09

Госдеп США из-за очередного фиаско Вильнюса был вынужден активно подключиться к обсуждению «Северного потока – 2».

Severnyy_potok_b4

Как и в случае с провалом председательствовавшей в ЕС Литвой подписания на саммите «Восточного партнёрства» в 2013 г. торговой ассоциации с Украиной, Вашингтон взял на себя переговорный процесс с европейцами по данному вопросу.

Литва в качестве одной из приоритетных внешнеполитических задач определила, ни много ни мало, противодействие реализации международного коммерческого проекта «Северный поток – 2». Вильнюс, по устоявшейся традиции, сразу взял на себя роль по сколачиванию антироссийской коалиции из восточноевропейских американских сателлитов. Необходимую тональность, как водится, задала президента Литвы Д. Грибаускайте, обвинив Москву в ущемлении «европейских интересов», попытке «расколоть ЕС изнутри», а также «ослабить влияние Украины как транзитной страны». Глава литовского государства инициировала коллективное письмо на имя председателя Еврокомиссии Ж.-К. Юнкера, под которым подписались премьер-министры семи стран, являющихся потребителями российских энергоресурсов (Румыния – 0,5 млрд куб. м, Словакия – 4,4, Венгрия – 5,4, Польша – 9, Чехия – 0,8, Латвия – 1,3 и Эстония – 0,5). Литовские аргументы относительно общих «энергетических интересов и принципов безопасности перед лицом российской угрозы» остались неуслышанными в силу, очевидно, превратного толкования Вильнюсом долгосрочных интересов ЕС. Попытки увязать рассмотрение целесообразности проекта в формате какого-либо из саммитов ЕС, где требуется консенсус, были проигнорированы Брюсселем и его основными грандами – Германией и Францией. В Париже и Берлине прекрасно отдают себе отчёт в экономических реалиях, заключающихся в росте потребления энергоресурсов в ближайшие десять лет, и готовы действовать на перспективу. По оценкам международных экспертов, потребности Европы к 2025 г. увеличатся не менее чем на 100 млрд куб. м (ориентировочно на 20%), а к 2035 г. – на 150 млрд куб м.

В случае немецких властей Берлину необходимо думать на будущее в связи не только с ростом потребления энергоресурсов, но и с необходимостью замещения атомной генерации после окончательного отказа от АЭС в 2025 г. (объём производства электроэнергии на атомных станциях сегодня примерно равен объёму электроэнергии, произведённой из 35 млрд куб. м газа).

В условиях, когда текущая загрузка «Северного потока» составляет 94%, для Германии вопрос наращивания пропускных мощностей актуален, как никогда. Коммерческий проект «Северный поток – 2» как раз и призван компенсировать возникающий дефицит (дополнительные поставки 55 млрд куб. м газа в год в Германию, что в сумме составит 110 млрд куб. м).

Москва также заинтересована в реализации данного проекта в силу его экономической целесообразности: гарантированный европейский рынок сбыта, а также надёжные и платёжеспособные контрагенты. Как отмечают эксперты, после ввода «Газпромом» в строй нового северного коридора только до 2020 г. экономия на эксплуатационных затратах составит 1,6 млрд долларов США (в связи с тем, что стоимость транспортировки газа будет существенно ниже, чем через территорию Украины). Для сравнения, сегодня транспортный тариф для «Газпрома» на Украине составляет 2,5 доллара США за тысячу куб. м газа на 100 км, а в случае с «Северным потоком – 2» – 2,1 доллара США, что на 19% меньше. А сама стоимость импорта газа из РФ в Германию по «Северному потоку» в 1,6 раза ниже, чем через территорию Украины. Таким образом, экономическая целесообразность и необходимость сокращения издержек лежат в основе продвигаемого рядом европейских стран коммерческого проекта «Северный поток – 2». При этом Россия полностью не отказывается от транзита через газотранспортную систему (ГТС) Украины, планируя оптимизировать до 2020 г. транзитные мощности до 10–15 млрд куб. м (сегодня – 61 млрд куб. м).

Все эти экономические выкладки наглядно демонстрируют голословность литовских обвинений относительно геополитического подтекста нового проекта в связи с «загруженностью наполовину “Северного потока”».

На днях свою обеспокоенность по поводу реализации «Северного потока – 2» высказали и американцы. Специальный посланник Государственного департамента США по вопросам мировой энергетики Амос Хохштайн заявил, что осуществление этого проекта может «привести украинскую экономику к коллапсу» (не тотальная коррупция и запредельные расходы из бюджета (5% от ВВП) на ведение войны на Юго-Востоке Украины (более 2 млрд долларов США), – прим. автора). Как подчеркнул американский чиновник, строительство трубопровода в обход Украины приведёт к тому, что «шаткая экономика этой страны потеряет доход в размере 2 млрд долларов США, в то время как мировое сообщество пытается помочь этой стране». Выходит, что именно Россия, которую Запад позиционирует как основного агрессора против Украины, и является основным донором помощи. Только кто же является её конечным бенефициаром? Американские транснациональные корпорации, контролирующие ГТС Украины, чьи интересы лоббируются правительством США.

Американцев понять можно: контролируя ГТС Украины (мощность – 280 млрд куб. м, из которых 180 – на экспорт), в случае реализации «Северного потока – 2» они теряют ежегодные доходы в размере 2 млрд долларов США от транзита российского газа в Европу. Но экономические потери не самое главное. Вашингтон лишается рычага давления на Брюссель, который при проявлении самостоятельности всегда можно было припугнуть накануне очередного зимнего отопительного периода отбором Украиной европейского газа или и вовсе остановкой европейского транзита, возложив по традиции ответственность на «ненадёжного» партнёра в лице России. Сегодня такой подход, как прежде, уже не срабатывает. Европейские страны – участницы проекта демонстрируют серьёзность намерений, что заставляет американцев вплотную озаботиться данной проблемой.

Как подчеркнул специальный посланник Госдепа США А. Хохштайн, «Германия, участвующая в проекте “Северный поток – 2”, является близким союзником США, с которым Вашингтон в настоящий момент обсуждает проблему политической составляющей проекта».

Что же касается Литвы, в очередной раз провалившей американское задание, то ей самой следовало бы подумать над тем, как в будущем не оказаться в схожей с Киевом ситуации. Сегодня через территорию Литвы осуществляется транзит российского газа в Калининградскую область, чей годовой объём потребления сопоставим с литовским объёмом – 2,5 млрд куб. м. Плата России за транзит составляет 10–11 млн евро в год. Москва в рамках повышения энергетической безопасности Калининградской области на фоне неоднократно звучавших угроз литовских политиков перекрыть транзит газа реализует комплексную стратегию по диверсификации поставок газа в регион. С завершением строительства «Газпромом» регазификационного терминала сжиженного природного газа на побережье Балтийского моря (мощность более 3 млрд куб. м в год) с его интеграцией в подземное газовое хранилище (введено в строй в 2011 г.) российский анклав станет энергонезависимым.

В этой связи Литве, которая называет своего соседа «террористическим государством», периодически оскорбляя его главу, вряд ли стоит рассчитывать на дальнейшее транзитное сотрудничество (Литва уже лишилась российского транзитного грузопотока).

Таким образом, Вильнюс в угоду сиюминутной политической конъюнктуре и заокеанским интересам готов в очередной раз пожертвовать собственными экономическими интересами, став, по сложившейся традиции, самой пострадавшей от ответных действий России страной. Вильнюсу не привыкать: недавно американское аналитическое агентство Bloomberg признало Литву самым пострадавшим от российских контрсанкций государством (потери в 2015 г. составили более 1 млрд долларов США).

Олег Мирославов

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Severnyy_potok_b4_prewu


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1