Таиланд и Крым: злоба проигравших. Дмитрий Косырев

Дата публикации: 12 августа 2016, 16:36

Это, конечно, совпадение, что взрывы в курортных зонах Крыма (несостоявшиеся, предотвращенные) совпали по времени с серией взрывов в курортных зонах Таиланда. Но в логике, мотивах терроризма совпадения можно найти, особенно если учесть, что наиболее бурные события гражданских столкновений в Бангкоке были примерно в то же время, что и киевский переворот весны 2014 года.

Таиланд

Кстати, и технологии бунта были похожи – вплоть до снайперов, стрелявших одновременно в две противостоящие стороны на площадях. И в обоих случаях мы видим сегодня злобу проигравших, неспособных просто так признать поражение.

Чего они хотят

По части организации терактов большой разницы нет. В обеих ситуациях работала бездарь, если даже в случае с Украиной это была государственная спецслужба. В Таиланде, правда, теракты не были предотвращены, но по своим последствиям они относятся к довольно «легким и кустарным».

Про неудачу террористов в Крыму мы уже многое знаем. Давайте посмотрим, что там в Таиланде.

Полиция в стране очень даже неплохая, и она заявила, что взрывали мусульманские террористы юга страны. Об этом говорит и география – далеко от родных мест взрывники не ушли. Пхукет хотя и на западном побережье, но южная провинция. Хуахин и подавно лежит близко к границам трех южных мусульманских провинций страны. На карте они напоминают длинную узкую полоску вдоль восточной стороны перешейка, идущего вдоль моря на юг, к Малаккскому полуострову. То есть к мусульманской (по большей части) Малайзии.

Эти три провинции иногда называют «Северной Малайзией», но в самой Малайзии, борющейся за просвещенный и умеренный ислам, таиландских единоверцев не очень-то ждут. Особенно с учетом того, что по южную сторону границы начинается малайзийский штат Келантан, с его постоянными попытками ввести, вопреки конституции, локальный шариат и прочими странностями.

Взрывы в Таиланде можно, конечно, считать привязанными к дню рождения королевы, но похоже, что они скорее имеют отношение к референдуму в минувшее воскресенье, на котором страна приняла новую конституцию. Смысл ее в том, что вместо «демократии большинства», то есть когда власть получают те, за кого проголосовало большинство, тайцы попытаются создать «демократию компромисса», когда учитываются интересы всех классов и групп общества.

В том числе и интересы мусульманского меньшинства в буддийской стране? Конечно. Более того, нельзя сказать, чтобы и раньше мусульман в Таиланде кто-то угнетал или обижал, разрушал мечети. Мусульманский юг просто не трогали, он как бы оставался в стороне от развития и – несмотря на социальные конфликты – относительного процветания страны в целом.

«А как же мы?»

Понять психологию террориста так же сложно, как представить себе мир глазами собаки (считается, что последняя видит все в черно-белом цвете и расплывчато). Но какие-то закономерности все же иногда обозначаются.

Неправильно думать, что терроризм – это продукт исключительно ислама, и даже что дело в том, что внутри ислама созрела раскольническая, альтернативная ему агрессивная анти-религия. По крайней мере, киевская акция против мирных жителей Крыма к исламу точно не имеет отношения.

Зато в обоих случаях мы имеем дело с яростью проигравших, второстепенных, оставшихся на обочине. Заметим, что минимум одна сторона таиландского конфликта пыталась использовать террористов юга в качестве исполнителей всяких актов. И тут – национальное примирение, новая политическая философия, в общем – нормальность. «А как же мы?» — спрашивают себя некоторые обитатели таиландского юга. Неважно, чего они добивались (несбыточного). Важно, что не добились.

«А как же мы?» — думают бешеные украинские националисты, видя, что в Крым валят толпы туристов (в том числе из Украины), что даже разрушенный Донбасс как-то живет, а они сидят на обломках украинской экономики.

«Хотел, чтобы москали испытали ужас», — заявил на суде в Крыму некий украинский режиссер, пробравшийся туда, чтобы сделать примерно то же, что сейчас устроили террористы на юге Таиланда. Выгоды как таковой от этого «ужаса» ему не было, чисто психологическое утешение.

Кстати, это мышление не только террориста, а и революционера: неудавшегося человека, который видит, что в обычном, нормальном обществе ему делать нечего. Но разница между террористом и революционером в любом случае минимальна.

Взрывать ни в чем не повинных людей вроде бы бессмысленно, хотя бы потому, что от моря и отдыха их не отвращает шанс утонуть или упасть с автобусом в пропасть, не спугнет и шанс получить осколок самодельной бомбы. Но для обойденных, провалившихся, напрасно убивавших очень сложно вернуться к относительно нормальной жизни, будто ничего и не было.

Вернется ли к нормальной жизни весь мир в целом, после предположительного уничтожения исламского джихадизма как системы и после воссоздания нормальности на Украине?

Видимо, нет. Нормальным мир, собственно, не был никогда. Потому что всегда были и будут как минимум взбесившиеся от собственной неадекватности одиночки, идущие в школу или магазин, и опустошающие там целую обойму. Это – терроризм по-американски. Но ходить в магазины или учиться в школе американцы, да и все мы, от этого не перестанем.

Дмитрий Косырев

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1