Пытка Болгарией, или Садисты из профсоюза. Алексей Куракин

   Дата публикации: 12 августа 2016, 10:30

С 1 сентября в украинских школах старшеклассники будут изучать страшный и мрачный период в истории нашего государства победившей «гідності» — период «советской оккупации».

Да, страшное было время…

Пытка Болгарией

1984 год. Город Хмельницкий. Украина. Самый застойный разгул советской оккупации на родине самых счастливых слонов. Но, это потом, спустя семь лет, они (украинские слоны) станут самыми счастливыми, а пока… простые люди платят за коммуналку (всю!) от силы десять рублей и не знают: как дожить до зарплаты — тогда еще не думали о принятии закона о трансплантации органов. Вот, нельзя было продать почку – ну, хоть плачь. А о демократии никто даже и не слышал.

Родители моей жены горбатились рабским трудом на преступную советскую власть на заводе «Термопласт». Тесть – сварщиком, теща – работала в цеху по перемотке электродвигателей. Мощным по тем временам было предприятие «Термопласт» — этакий оплот оккупационного, коммунистического, тоталитарного «совка». До сих пор, в микрорайоне где мы живем, торчат из земли уродливые свидетельства тех времен, построенные за счет (и путем нещадной эксплуатации работников) этого предприятия: поликлиника, несколько детсадиков, школа, дороги и корпуса многоэтажек…

В одном из таких домов, под угрозой ссылки в Сибирь и лишения всяческих прав, вынуждена была (рыдая и плача) получить квартиру и моя теща. И что самое страшное и обидное – бесплатно! Ну, а что было делать? Не в сибирские же еб*ня ехать – ведь дочка в семье подрастала! А позже и старшего сына заставили (под угрозой расстрела) получить квартиру от завода…

А за детьми рабочих и служащих, недремлющим оккупационным, диктаторским, садистским, понимаешь, маньячным оком следил профсоюз. Ох и мучили тогда детей! В разные кружки, студии, секции заставляли записываться. Кино, цирки, спектакли и артистов разных привозили. Всякие подарки (на праздники) родителям давали (да, насильно). А летом – никуда не спрячешь ребенка от всевидящего ока профсоюза! Да, хватали детей среди бела дня и отправляли в лагеря… затерянные в лесах и на берегах Богом забытых рек и морей – мучить трехразовым (бесплатным, с*ка) питанием и разными играми, походами, экскурсиями и развивающими чувство ответственности и коллективизма (тьху!) играми.

И вот… как-то созрел у заводского профсоюза коварно-маниакальный, не побоюсь этого слова – преступно-тоталитарный план: напихать целый «Икарус» детишек рабочих и отправить их на месяц (Месяц, Карл!) в… страшную и далекую страну Болгарию (болгарский город Силистра – побратим Хмельницкого). А ихних ребятишек, значит — в плане обмена опытом издевательства над детьми, отправить в Союз…

Уж как теща не плакала! Уж как она не горевала и гоняла тестя по всяким кабинетам чиновничьим – ничего не помогло. Черствы и глухи были чиновники советского профсоюза (все как один – агенты КГБ) к мольбам рыдающей и безутешной матери: схватили, значит, мою будущую жену, загнали в душный «Икарус» и увезли…

Тридцать четыре (Карл!) дня истязали бедных детей простых рабочих «Термопласта». Дирекция завода (тоже, с*ка, все агенты КГБ) своих детей побоялась-то отправлять! На дворе лето, жара, а к бедным подросткам применяли самые бесчеловечные методы пыток и издевательств: будили каждый день в шесть утра и… экскурсии, пляжи, пещеры, горы, выставки, реки, водопады, дискотеки, сбор персиков и черешен, туристические прогулки, концерты и общение с такими же несчастными детьми Болгарии… Три раза в день пытали подростков болгарской кухней и всякими ненавистными детям фруктами, сладостями и соками.

Это был страшный, садистский калейдоскоп – этакая «карусель» времен подвалов сталинского НКВД: ни один (!) день не был похож на предыдущий… А мобилок с покемонами тогда не было – родители чуть с ума не сошли в безвестности. Хотели было уже в США (оплот мировой демократии, счастливого детства и возможности продать почку) эмигрировать… Но, что-то щелкнуло в недрах садиста-профсоюза (сломалось, наверное, что-то) и несчастного, исхудавшего, бледного, болезного ребенка с искалеченной психикой вернули родителям…

Да, страшные были времена. Неизгладимую психологическую травму получила тогда моя будущая супруга… Она, сердешная, до сих пор – как вспомнит, так вздрогнет. А, как вздрогнет – так мороз по коже. А, как мороз по коже — так плача и рыдая мне все это и рассказывает…   А уж валерьянки сколько уходит от таких воспоминаний!

Страшные были времена…

Так что – пусть старшеклассники изучают.

Пытка Болгарией

Алексей Куракин


Комментировать \ Comments