Политическое завещание Обамы. Андрей Полунин

Дата публикации: 12 Август 2016, 22:45

США будут «воспитывать» Россию кнутом и пряником

obama

Вице-президент США Джозеф Байден описал, как строить отношения с Москвой новой американской администрации. В программной статье для журнала Foreign Affairs, которую можно считать «политическим завещанием» администрации Барака Обамы, Байден настаивает на комбинированной политике сдерживания и «тактического сотрудничества».

В отношении России, пишет он, Соединенным Штатам «следует и впредь проводить политику, которая сочетает срочную необходимость сдерживания с разумным стремлением к тактическому взаимодействию и стратегической стабильности».

При этом Байден утверждает, что действия России в Крыму и на Востоке Украины якобы «нарушают фундаментальный принцип, установившийся после Второй мировой войны в Европе — суверенитет и нерушимость границ».

«В ответ мы мобилизовали наших союзников в Европе и повсюду, чтобы заставить Москву реально расплачиваться. Мы ясно дали понять, что нажим будет сохраняться до тех пор, пока Москва не выполнит взятые обязательства по соглашениям в Минске, нацеленные на прекращение конфликта», — говорится в статье.

Байден напомнил о решении администрации Обамы увеличить на $ 3,4 млрд. расходы на укрепление НАТО в Европе, включая развертывание сил в Польше и странах Балтии. Следующей администрации, считает он, «следует удвоить усилия по укреплению НАТО и партнерства с ЕС».

В то же время вице-президент США отметил, что «при укреплении базовых институтов Запада не обязательно возвращаться к упрощенному мышлению, характерному для периода холодной войны».

«США должны оставаться открытыми для сотрудничества с Россией там, где наши интересы совпадают, как мы продемонстрировали это в соглашении по ядерной программе Ирана, а также в новом соглашении о сокращении стратегических вооружений. Кроме того, трудно представить, каким образом война в Сирии может быть завершена без достижения временного соглашения между Вашингтоном и Москвой».

Отметив, что в условиях появления новых технологий возрастает опасность просчета или эскалации конфликта, Джозеф Байден указал на необходимость поддержания «действующих и стабильных каналов связи с Россией», чтобы Вашингтон «мог ясно излагать свои намерения и сохранять стратегическую стабильность».

Примерно те же тезисы Байден озвучивал в конце июня на конференции по вопросам безопасности в Вашингтоне. «Усиленное сдерживание Москвы, стратегическая стабильность и — да, да — необходимое сотрудничество», — сказал тогда вице-президент США. Но в вашингтонском выступлении был еще один важный блок.

В отрывке, посвященном Азиатско-Тихоокеанскому региону, Байден тогда заявил, что Вашингтон «с уважением» относится к друзьям и партнерам, но при этом только США должны «писать правила» сосуществования стран в мире. Иначе, сказал Байден, «образуется вакуум», и эту задачу могут взять на себя другие. Иными словами — Китай или Россия.

Насколько эффективна политика сдерживания и «тактического сотрудничества» с Россией, будет ли Москва играть по правилам Вашингтона?

— Консолидированный интерес истеблишмента США заключается в недопущении возврата России на мировую арену в качестве великой державы, — уверен директор Института политических исследований Сергей Марков. — Поэтому политика сдерживания Москвы будет продолжаться. Однако практическая реализация этой политики, чем и занимался Джозеф Байден в администрации Обамы, была крайне неудачной.

США для сдерживания России совершили чудовищное военное преступление — разрушили безопасность в Европе. Это очень высокая цена для достижения цели. Кроме того, реализуя политику сдерживания, США в значительной степени разрушили свой имидж. Всем сегодня очевидно, что госпереворот на Украине был совершен при поддержке спецслужб США, и что хунта управляет «незалежной» с помощью террористических методов и чудовищной пропаганды.

Для Вашингтона такая политика сдерживания имеет позитивные краткосрочные последствия, но весьма негативную перспективу. Штаты, по сути, дискредитировали себя как демократическая сила на всем постсоветском пространстве.

Есть еще важный просчет. Стратегический интерес американцев — чтобы в России были сильные прозападные и проамериканские силы. Так вот, своей неуклюжей политикой США совершили колоссальный разгром этих сил. Сейчас любой политик в России, который заявит о своем хорошем отношении к США, мгновенно заработает ярлык маргинала.

На мой взгляд, именно Байден несет ответственность за такую имплементацию политики сдерживания, которая нанесла сильнейший удар по национальным интересам США. В результате, американцы перешли границу в Европе, которую никто не переходил со времен югославского кризиса: устроили бойню в Донбассе, ликвидировали свободу слова на Украине, и перешли в «незалежной» к политике государственного террора по отношению к оппозиции руками киевского режима.

Вот от этого наследия, с большой вероятностью, будущая американская администрация будет вынуждена отказаться. США, повторюсь, заинтересованы, чтобы в российском обществе и российской элите были значительные силы, ориентированные на Америку. Следуя прежним курсом, реализовать эту стратегическую задачу невозможно.

— Какие изменения в политике США мы увидим с приходом новой администрации?

— Американская внешняя политика становится все менее системной, и потому менее прогнозируемой. Еще несколько лет назад невозможно было предположить, что США сделают на Украине ставку на военный переворот, террор и массовое уничтожение политических оппонентов. Сейчас многие говорят, что кандидат в президенты США от республиканцев Дональд Трамп непредсказуем. Но кандидат от демократов Хиллари Клинтон, как мне представляется, еще более непредсказуема из-за склонности к авантюрам. Ее политика в Ливии, напомню, закончилась убийством американского посла, а ее поддержка джихадистов в Сирии для свержения Башара Асада вообще, я считаю, не имеет разумного объяснения.

По большому счету, Америка сейчас колеблется между идеологией глобализма, которую выражает Хиллари Клинтон, и идеологией американизма — новейшей формой изоляционизма, — которую предлагает Трамп. И какую комбинацию этих идеологий выберет в итоге Америка — предсказать не может никто. Это обстоятельство, кстати, страшит многие страны.

 — Что России делать в такой ситуации неопределенности?

— Наращивать наш ядерный потенциал. Думаю, России нужно выйти из договора по СНВ, чтобы вернуть разделяющиеся боеголовки на ракеты. Это наиболее дешевый способ модернизировать ядерное оружие.

Кроме того, нам нужно наращивать обычные вооружения и повышать боеспособность российской армии с тем, чтобы она могла вести боевые действия одновременно на двух-трех театрах, — предположим, в Сирии и в Донбассе.

Наконец, нам необходимо наращивать возможности в области «мягкой силы», которая является сегодня одним из важнейших инструментов внешней политики. Тогда, возможно, и США будут относиться к нам по-другому.

— Двухвекторная политика, о которой пишет Байден, в принципе правильная, такой политика США в отношении России и должна, по идее, быть, — считает научный сотрудник Института США и Канады РАН Геворг Мирзаян. — Проблема, однако, в том, что администрация Барака Обамы ее не проводила. Да, у нас с американцами было спорадическое сотрудничество, но нам не удалось выстроить диалог по вопросам, которые представляют общий интерес — например, по Сирии. Мы не смогли настроить наше сотрудничество, поскольку у Москвы и Вашингтона очень слабое взаимное доверие. А сотрудничества без доверия, как известно, не бывает.

Что же касается политики сдерживания — да, США, с точки зрения американцев, просто обязаны сдерживать Россию. Но это сдерживание должно быть умеренным, и я бы сказал справедливым.

Сдерживать Россию — это значит не давать подрывать американские интересы в Европе, или разрывать трансатлантические связи. Но когда сдерживание переходит в запрет России иметь традиционную сферу влияния, и в попытку выбить из-под России Украину — это вызывает ответные жесткие действия Москвы. Поскольку такое сдерживание является и несправедливым, и чрезмерным.

На мой взгляд, Байден пытается предостеречь новую администрацию от политики изоляционизма и от перегибов, в том числе с Россией. Поскольку Трамп открыто выступает за изоляционизм, а Клинтон, пусть и не говорит об изоляционизме, резко критикует Транстихоокеанское партнерство (ТТП), которое Байден защищает, и которое считает важнейшим инструментом американской экспансии.

Я считаю, после смены администрации в США мы однозначно увидим новую политику в отношении России. Вопрос только в том, какой эта политика будет: агрессивной или умеренной. Это зависит и от того, кто станет новым президентом США, и от изменений, которые в течение ближайших месяцев могут произойти на Украине и в Сирии. Пока, как всегда случается с Америкой в периоды «междуцарствия», во внешней политике США наступило затишье, и все инициативы отложены в долгий ящик…

— США неуклонно придерживаются внешней политики, принципы которой сформировались еще в 1993—1994 годах, — уверен ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН Алексей Фененко. — Тогда американцы выдвинули четыре тезиса, которые муссируют до сих пор.

Первый — что холодная война закончилась для США плохо, и основная цель достигнута не была. Советский военный потенциал не был демонтирован, и перешел к России. Это значит, РФ осталась единственной страной мира, которая может технически уничтожить США, и может вести с американцами войну на базе обычных вооружений. Другими словами, мир после окончания холодной войны так и не перешел в новое качество.

Второй тезис — что сдерживание, особенно ядерное, по-прежнему остается сутью российско-американских отношений, как в свое время советско-американских.

Третий — что необходимо, выдвигая передовые системы базирования, как можно дальше продвинуться на восток, вплотную к границам России, и для этого использовать территории бывших соцстран.

Четвертый — что взятие под контроль сопредельных с РФ стран, вроде Украины и республик Прибалтики, гарантирует незыблемость мирового порядка в версии 1991 года.

По сути все, что американцы говорят и думают о России — это вариации взглядов администрации Билла Клинтона образца осени 1993 года. На мой взгляд, ничего другого новая американская администрация тоже не изобретет.

 — Что нужно, чтобы США взглянули на отношения с РФ по-другому?

— Крупное военное поражение Штатов, никак иначе. Американцы считают, что мировой порядок, который создавался с 1945 года — это порядок исключительно под интересы США. Поэтому они не готовы терпеть притязаний никакой другой страны, даже сопоставимой с Америкой по ресурсам.

Как показывает история, установившийся международный порядок может длиться очень долго — как, например, Венский порядок, который продержался от наполеоновских войн (ноябрь 1799 — июнь 1815) до Первой мировой войны (июль 1914 — ноябрь 1918). Другое дело, что внутри этого порядка могут быть перемены.

Думаю, мы увидим перемены в течение 10−15 лет. Либо это будет крупное военное поражение США, либо более интересный сценарий — появление четвертой ведущей державы, в дополнение к США, Китаю и России. На мой взгляд, выход Великобритании из Евросоюза дает ей шанс стать такой четвертой автономной силой.

Но пока американцы по-прежнему считают себя гегемонами, и Россия им объективно мешает.

Андрей Полунин

Метки по теме: ; ; ; ; ;


Комментировать \ Comments
obama


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1