Не виноватая я!

Дата публикации: 12 Август 2016, 11:48

Как Украина открещивается от подготовки терактов в Крыму

На Украине идет бурное обсуждение заявлений Федеральной службы безопасности России о предотвращенных в Крыму терактах, подготовленных Главным управлением разведки Министерства обороны Украины. С одной стороны, тезисы Киева вполне ожидаемы, с другой — без политических казусов и неожиданностей традиционно не обошлось. Как объясняют украинцам произошедшее на полуострове и какие с этим связаны проблемы?

Министр обороны Украины Степан Полторак, глава МИД Павел Климкин и президент Петр Порошенко

Официальная реакция

Обычно легкий на подъем в конфликтных ситуациях с Россией официальный Киев на этот раз отреагировал на обвинения ФСБ как минимум странно. Во-первых, официальное заявление от имени президента Украины Петра Порошенко было обнародовано лишь поздним вечером 10 августа — спустя несколько часов после появления конкретных обвинений в адрес диверсантов с российской стороны. Не было ни экстренного телеобращения, ни специального интервью, что Порошенко обычно практикует в кризисных ситуациях. Вместо этого — скупой пресс-релиз на официальном сайте с вполне предсказуемым содержимым, который украинские СМИ начали распространять уже в то время, когда большая часть страны мирно спала.

11 августа глава государства все же решил отреагировать более внятно: встретился с руководителями всех силовых ведомств, призвал поднять вопрос по ситуации в Крыму на Совбезе ООН, а также поручил министерству иностранных дел инициировать разговор с президентом России Владимиром Путиным. Порошенко распорядился также «организовать телефонные беседы с руководством Германии и Франции в трехстороннем «нормандском формате», разговоры с вице-президентом США [Джо Байденом] и президентом Европейского Совета Дональдом Туском».

В сложившейся обстановке удивляло молчание двух других «говорящих голов» Украины: к моменту публикации материала с комментариями так и не выступили ни премьер-министр Владимир Гройсман, ни спикер Верховной Рады Андрий Парубий. А ведь Украина, напомним, сейчас парламентско-президентская республика, и голос руководителей законодательной и исполнительной ветвей власти не менее важен, чем президентский. Однако Гройсман внезапно заинтересовался разоблачительным делом судьи Днепровского районного суда Киева Николая Чауса, которое уж точно его не касается. А Парубий и вовсе соблюдает режим полной тишины. Молчали и традиционные спикеры Киева по военным вопросам из числа депутатов Рады.

Все это изрядно вывело из себя первого вице-спикера парламента Ирину Геращенко, которая заодно представляет Украину на минских переговорах по урегулированию ситуации в Донбассе. «Удивляет «молчанка» политиков по этому поводу. Очень напоминает 2008 год. Чего же мы хотим от мира, какой реакции, если сами молчим?» — обратилась к коллегам Геращенко. Она призвала все политические силы поддержать «однозначную» позицию президента Порошенко — потому что «это тот случай, когда не может быть различных мнений и идеологических разногласий, а нужно демонстрировать единство в защите суверенитета Украины». Однако натиск Геращенко вполне ожидаемо закончился пшиком: ведущие политические силы Украины — по крайне мере те, что представлены в Раде, — не торопятся поддержать главу государства.

Гораздо больше шума и радикальных заявлений Киев воспроизводит на дипломатическом направлении. МИД Украины в официальном заявлении утверждает, что Кремль «разворачивает новую гибридную спецоперацию для оправдания оккупации Крыма и своих дальнейших агрессивных действий против Украины». Дипломатическое ведомство традиционно взывает к Западу: «Украина призывает мировое сообщество принять все возможные политико-дипломатические меры для того, чтобы повлиять на Кремль». Ярче всех выступил посол Украины при Совете Европы Дмитрий Кулеба, высказавшийся в том духе, что Россия «активно накапливает истории для casus belli». Дипломат порадовал украинцев неординарным видением истории, вспомнив в связи с задержанием диверсантов не только события 2008-го в Грузии, но и войну России со Швецией в 1700 году.

«Путин действует по накатанной… а нам остается лишь укреплять армию и нервы. Украина слишком либеральная и хаотичная, чтобы выжить в этой борьбе, но слишком живучая и наученная умирать, чтобы погибнуть», — анализирует дипломат. Напоследок он разрешил гражданам: «Пока живите и наслаждайтесь жизнью, время еще есть».

Впрочем, несмотря на скомканную реакцию, есть и некоторые официальные решения: так, Порошенко по итогам совещания с силовиками приказал привести в повышенную боевую готовность все подразделения силовых ведомств на границе с Крымом, а заодно и на линии соприкосновения в Донбассе. А Государственная пограничная служба Украины призвала граждан страны воздержаться от поездок в Крым — из-за «напряженной обстановки на полуострове».

Главный диверсант

Украинские СМИ постепенно проливают свет на личность Евгения Панова, который, по данным ФСБ России, является бывшим сотрудником Главного управления разведки Минобороны Украины и готовил теракты в Крыму. Украинец уже дал показания и полностью признал свою вину. Однако вопросов остается много.

Панову 39 лет, он из города Энергодара Запорожской области. До гражданской войны на Украине работал водителем на Запорожской АЭС, потом служил добровольцем в зоне АТО (антитеррористической операцией Киев называет силовые действия в Донбассе — прим. «Ленты.ру») — в разведке запорожского 37-го батальона Вооруженных сил Украины (ВСУ). Причем, как выяснили СМИ, чтобы пойти воевать в Донбасс, он хитростью снял с себя бронь, которая ему полагалась как работнику АЭС. О каких-то военных подвигах Панова ничего не известно, в прессе он никогда не светился. В августе 2015 года он ушел из ВСУ и вернулся в Энергодар. Дома прослыл активистом — например, вошел в состав группы «Самооборона Энергодара», защищающей интересы военных, занимался волонтерской деятельностью.

Далее начинаются серьезные расхождения в показаниях родственников и знакомых диверсанта — например, относительно того, как Панов оказался в Крыму. Брат задержанного заявил, что Панова могли выкрасть, а затем вывезти в Россию. По его словам, когда Панов в последний раз вышел из дома, он направлялся к себе на дачу — с маленькой дорожной сумкой, в спортивных штанах и футболке. Поддерживают эту версию и отдельные депутаты Запорожского облсовета: «Украли цинично и подло… Ничего сейчас не имеет значения, кроме главного: Женю нужно спасать. Женя нам нужен дома». Более того, Национальная полиция Украины открыла уголовное дело по факту задержания Панова. Причем следователи квалифицировали произошедшее как «незаконное лишение свободы или похищение».

Предприниматель из Энергодара и депутат местного горсовета Артем Дубков выступил с не менее оригинальной версией: якобы Панов ездил в Крым по его просьбе — с целью посмотреть, что происходит с недвижимостью бизнесмена в Большой Ялте. «У меня там есть собственность. У меня много там недвижимости было. Я был директором фирмы, которая 10 лет была подрядчиком Ливадийского поссовета. И я попросил его съездить, посмотреть, все ли там в порядке. И он точно не диверсант и ничего плохого делать не мог», — поведал Дубков.

«Он не мог поехать в Крым по одной простой причине — его бы туда не пропустили… Он бывший военный, ныне возглавляет самооборону города, волонтерское движение — да его фамилия в черных списках давно значится, пересечь линию разграничения ему было без шансов», — парирует друг Панова Геннадий Деркач.

Противоречивы и данные насчет отношения Панова к Крыму в целом. Родные говорят, что для него это «огромная боль». Однако на Украину ретранслируется другая позиция: «Евгений считал, что Крым ушел и ушел, а его задача — сосредоточиться на волонтерстве и общественной работе, которая поможет сохранить мир в родном Энергодаре. Его беспокоила ситуация на фронте, мы ее обсуждали, но Крым ему был безразличен».

Мнение экспертов

Украинские политические эксперты, комментирующие задержание диверсантов в телеэфире и соцсетях, разделились на несколько лагерей. Самая популярная позиция, которую доносят до украинцев, — «мы здесь вообще ни при чем, это все происки ФСБ для решения внутренних проблем и эскалации военной ситуации».

«Всем людям, дружащим с головой, понятно без объяснений, что никаких терактов в Крыму военная разведка Украины не готовила и готовить не могла», — комментирует Тарас Березовец, попутно добавляя, что «главнокомандующий таких задач не ставил». Разными словами, но примерно в том же духе высказываются придворные «говорящие головы», близкие к Министерству информационной политики Украины. Это значит, что именно такая версия в дальнейшем станет основной для внутреннего использования.

Среди экспертов, которые верят в украинский след, идет горячая заочная дискуссия: будет ли ответная реакция России? Преобладающее мнение — что видимых военных последствий атаки диверсантов для Киева все же не будет: дескать, если бы Москва хотела реальной военной эскалации, то это бы уже давно случилось, ведь в 2014 году на территорию Ростовской области залетали украинские снаряды и заходили целые отряды ВСУ. Еще одно популярное мнение — что имеет место некая «спецоперация по дискредитации Украины» в глазах Запада, а цель ее — заставить представителей ЕС принудить Киев выполнить минские соглашения по Донбассу.

Готовимся к войне?

С учетом последних событий весьма пикантно выглядят призывы украинских СМИ к тому, что Киев должен готовиться к настоящей войне за Крым. Например, одно из ведущих изданий страны «Зеркало недели» еще в середине июля опубликовало программный материал следующего содержания: «Ныне уже нет никаких оснований для сладкой надежды вернуть Крым и закончить войну с Россией только дипломатическими методами, усиленными экономическими санкциями или, того призрачнее, — когда режим Путина падет. Сегодня уже очевидно: время на эти самоуспокаивающие волны исчерпано, международная площадка для переговоров по Крыму не создана… Посему Украина должна готовиться к войне за Крым».

Примечательно, что примерно на это время приходится пик активности украинских диверсионно-разведывательных групп (ДРГ) в неподконтрольном Донбассе — сейчас в свете произошедшего в Крыму это выглядит как своего рода тренировка. В июне в Донецке заявили о небывалой активности украинских ДРГ на Мариупольском направлении — с целью максимально дестабилизировать обстановку в Донецкой народной республике (ДНР) и отвлечь внимание от очередных попыток захвата территории. В конце июля имел место более серьезный инцидент: силы ДНР пресекли попытку диверсантов ВСУ проникнуть в тыл подразделений республики в районе донецкого аэропорта. Тогда в полноценном бою украинская сторона потеряла до 10 погибших. И, наконец, нельзя забывать о недавнем покушении на главу ЛНР Игоря Плотницкого, которое случилось аккурат накануне событий в Крыму — буквально за день. Так что вполне может быть, что, повышая градус, Россию в очередной раз испытывают на прочность.

Николай Подгорный

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Crimea_0bef5


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1