В своей тарелке. Михаил Шейнкман

Дата публикации: 10 Август 2016, 18:53

Как помирились Москва и Анкара

Пока вряд ли можно сказать, что после встречи российского и турецкого лидеров Анкаре вернут весь ассортимент отношений на блюдечке с голубой каемочкой. Но, очевидно, что бить посуду больше не будут.

Владимир Путин

Тот, кто думал, что Эрдоган будет чувствовать себя в Питере, словно не в своей тарелке, здорово ошибся. Турецкие журналисты были и вовсе искренне поражены такой оперативной доброжелательностью службы протокола российского президента. На самом деле, куда там утром в газете – вечером в куплете. Днем главы государств обменялись, как оценили все вокруг, чрезвычайно крепким рукопожатием, а на обед этот кадр уже красовался на сервированных к столу тарелках. Это, естественно, еще совсем не значит, что после этой встречи Анкаре вернут весь ассортимент отношений на блюдечке с голубой каемочкой. Но, очевидно, что бить посуду больше не будут.

Говорят, Владимир Путин, коротая время в ожидании гостя, на какое-то мгновение отвернулся от дверей. В этот момент в них и появился Эрдоган. Совпадение. Но символизм налицо. Точнее, на спине. Получилось, мы опять не опасаемся, что Турция в нее ударит. О чем подумал ее лидер, впрочем, можно лишь догадываться. Хотя, вероятно, он потому и жал так усердно руку российского президента, чтобы никто не догадался, о чем. О самолете он скажет потом. И не один раз. И что «накрыл отношения черной тенью». И что «во всем виноват Гюлен». Это же он хотел поссорить Анкару и Москву. И это его пилоты напали на российский бомбардировщик исподтишка. Их, между прочим, уже арестовали. Правда, за участие в военном заговоре.

Мог Эрдоган, когда перечислял вредителей, добавить в эту компанию еще и экс-премьера Давутоглу. Тот, возможно, последний раз подыгрывая президенту, взял приказ на себя. Признал, что это он тогда скомандовал: «Огонь!». Откровение вышло очень кстати, как раз перед поездкой Эрдогана в Санкт-Петербург.

Вообще, его оппоненты и враги, будто специально работали на восстановление его репутации в глазах Путина. У них же и путч получился по принципу «не было бы счастья». Когда бы еще глава России выразил поддержку своему турецкому коллеге. А так, одним звонком дал понять, что Эрдоган прощен. Первым набрал его номер.

Западные лидеры не сделали этого вовсе. Хотя, конечно, не только поэтому в качестве алаверды он тоже первым делом после неудачного переворота отправился не куда-нибудь, а в Россию. Он же, как выяснилось уже здесь, и «извините» в том самом послании написал на чистом русском во избежание трактовок. Они все равно будут. И после этого рандеву тоже. Говорят же, что Эрдоган потому и пожаловал к нам, что на европейском направлении у него одни провалы. В основном, правда, западные СМИ. Им ведь надо как-то объяснить примирение. Они же не могут признать, что к России потому и тянутся, что она просто ведет себя порядочно и честно.

Эрдоган, понятно, тот еще прагматик. Путин теперь у него и «дорогой друг», и даже «брат». Потому что и в Анкаре знают, не имей сто рублей. И сто друзей тоже. Достаточно одного, чтобы замахнуться на 100 млрд. Долларов. В такую сумму турецкий президент оценивает перспективу восстановления контактов. Ну, сто не сто, а отдать ему должное все-таки стоит. Всем показал пример, как можно вылечить то, что казалось уже безнадежным.

Главное, чтобы никто не подумал, что для крепких отношений с Москвой нужно сбить российский самолет, но самому оказаться у разбитого корыта…

Михаил Шейнкман

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Erdogan_1014641837


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1