Вашингтон теряет авторитет, Москва набирает очки. Владимир Лепехин

   Дата публикации: 09 августа 2016, 12:27

Не исключено, что встреча в Баку послужит основанием для заключения в будущем своего рода «Евразийского консенсуса» для фиксации базовых принципов взаимоотношений стран Ближнего Востока

Москва набирает очки

8 августа в Баку проходит встреча президентов Азербайджана, Ирана и России. 9 августа состоится встреча Владимира Путина и Реджепа Эрдогана в Санкт-Петербурге. И уже на следующий день президент России встретится с главой Армении Сержом Саргсяном в Москве.

Три абсолютно не праздные встречи в течение трех дней с участием ключевых держав северной части Ближнего Востока и все три — с участием России. Что это, как не предвестник и одновременно следствие переформатирования самого горячего на сегодня региона мира с резким усилением в нем роли России?

Встреча в Баку

Встречу президентов Азербайджана, Ирана и России в Баку следует считать новой страницей в современной геополитике, открытие которой давно назрело, но тормозилось известными силами, стремящимися контролировать Ближний Восток и каждую из стран региона в отдельности.

Известно, кто в течение многих лет давил экономическими санкциями Иран, а сегодня пытается таким же способом поставить на колени Россию. Известно и то, кто три недели назад попытался осуществить государственные перевороты в Турции и Армении, дабы помешать процессам, направленным на сближение стран региона, и началу самостоятельного трансрегионального диалога без сомнительных посредников из-за океана.

Полагаю, что пришло время для формирования на Ближнем Востоке (или по меньшей мере в его северной части) новых и самостоятельных форматов межгосударственного взаимодействия: Азербайджан—Иран—Россия, Азербайджан—Россия—Турция, Азербайджан—Армения—Россия, Россия—Турция—Израиль и других, а в перспективе — «кавказской шестерки», «каспийской пятерки», «черноморской семерки», etc.

Не исключаю, что встреча в Баку станет прологом к формированию таких форматов и даже основанием для заключения в ближайшем будущем своего рода «Евразийского консенсуса» (по аналогии, например, с «Вашингтонским консенсусом»), призванного зафиксировать базовые принципы взаимоотношений государств Ближнего Востока, а также системного противостояния международному терроризму.

Азербайджан, Иран и Россия — три углеводородные державы. Объективно они — конкуренты на мировом рынке, и этим фактом пользуются те силы, которые хотели бы контролировать мировой рынок углеводородов в своих интересах, стравливая государства Ближнего Востока и не давая им войти в режим диалога.

С моей точки зрения, первым и главным результатом сотрудничества названных стран (при участии Турции) должно стать совместное (консенсусное) решение вопросов, касающихся интеграции усилий этих стран в сфере транспортировки углеводородов.

Чрезвычайно важной является координация усилий ближневосточных государств и в вопросах развития транспортных коммуникаций и логистики. В перспективе Азербайджан, Иран и Россия, а также Армения, Турция, Сирия, Израиль и ряд других стран региона станут частью единого евразийского рынка (Евразийской зоны свободной торговли), и инфраструктуру этого рынка нужно закладывать уже сейчас.

Новый этап в отношениях России и Турции

Элиты Ближнего Востока все больше осознают, что Запад —  не столько источник инвестиций и экономического развития, сколько источник постоянной головной боли и эскалации войны. И это хорошо поняли не только в Ираке, Ливии, Йемене, Сирии и Иране, но, похоже, начинают понимать и в тюркском анклаве Ближнего Востока.

В особенности это касается Турции, где благодаря усилиям Запада сформировался особый тип внешнего управления этой страной — через военных, встроенных в систему НАТО. В итоге за спиной президента Турции принимались такие, к примеру, судьбоносные решения, как атака на российский самолет.

Сегодня либеральные СМИ и прозападные эксперты пугают обывателя «диктатором» и «исламистом» Тайипом Эрдоганом, не замечая, что судьба Турции зависит не столько от градуса  исламизма у того же Эрдогана, сколько  от того, чей «диктатор» будет возглавлять эту страну — проевразийский или проамериканский.

В недавней статье о причинах и последствиях попытки госпереворота в Турции автор этих строк писал, что «у турецких элит нет выбора — или они согласятся с диктатом США, или попытаются избавиться от него, чтобы перейти к суверенной политике. Группа Эрдогана, судя по всему, выбрала второе». И сейчас повторю: дело вовсе не в Эрдогане, дело — в судьбе страны, которая объективно тяготеет к Евразийскому экономическому союзу, но в силу обстоятельств стала в свое время членом НАТО, и 53 года стремилась стать членом ЕС.

Сегодня ситуация в мире складывается так, что Турции нет резона биться в закрытые двери разваливающегося Европейского союза и продолжать служить в «шестерках» у все более проблемных США.

При всех своих колоссальных внутренних проблемах Турция — одна из самых динамично развивающихся стран региона, объективно стремящаяся к полноценной суверенности. Соответственно, России желательно иметь такую страну в союзниках, а не в противниках.

Вот почему президенты России и Турции вынуждены называть своего визави «другом» — не из-за личных симпатий (симпатии тут вообще ни при чем), но в силу геополитической необходимости.

Сегодня большинство российских экспертов считают, что главным вопросом, который будут обсуждать Путин и Эрдоган в Санкт-Петербурге, станет вопрос возобновления проекта «Турецкий поток». В действительности, главная тема — тот геополитический союз между Турцией и Россией, который сегодня способен трансформировать Ближний Восток, а завтра — все евразийское пространство. И трансформировать его в интересах безопасности и экономического развития региона, а не в угоду потребностям Вашингтона, Лондона или Брюсселя.

Геополитическое партнерство России и Турции — основа так называемого славяно-тюркского единства, которое, в свою очередь, является главной гарантией многополярного мира. (Автор этих строк в статусе директора Института ЕАЭС вот уже несколько лет пишет об этом в СМИ).

Турецкая сторона подчеркивает, что сотрудничество с Россией в области энергетики — лишь одна из тем предстоящей встречи двух президентов. По мнению посла Турции в России Умита Ярдыма, «президенты в ходе переговоров 9 августа наметят дорожную карту для того, чтобы вывести наши отношения на качественно новую ступень».

Российско-армянские отношения: проблемы и перспективы

Встреча президентов России и Армении 10 августа в Москве состоится в двух взаимосвязанных контекстах. Во-первых, в контексте итогов  переговоров Владимира Путина с президентами Ирана, Азербайджана и Турции. А во-вторых, в контексте последствий столкновений радикальной оппозиции с властью, произошедших в Армении с 17 по 31 июля.

Ситуация в этой стране очень непростая. Суть же её в том, что некоторые оппозиционные (прозападные) группировки в Армении получают серьезную финансовую и иную поддержку из-за рубежа и нацелены на свержение действующей власти в республике. Это просто самоубийственно для страны, вовлеченной в военный (карабахский) конфликт и находящейся в зоне интересов ведущих мировых держав.

Та твердость, которую Серж Саргсян проявил в ходе подавления мятежа в Ереване, позволяет надеяться, что глава Армении  готов к серьезным шагам в экономике страны и намерен передать Владимиру Путину конкретные предложения. Но ключевым вопросом на встрече станет все же вопрос о ситуации в зоне карабахского конфликта.

Дело в том, что ереванский мятеж (который оппозиция склонна называть «народным восстанием») завел Армению в тупик.

В ходе «восстания» произошла стыковка прозападных демагогов с карабахскими радикалами. Ну а бойцов оппозиционной группы «Сасна Црер» попросту использовали те, кто заинтересован в срыве переговоров между Арменией и Азербайджаном по Нагорному Карабаху.

Полагаю, что, когда в апреле 2016 года Владимир Путин остановил кровопролитие в зоне карабахского конфликта и фактически стал единственным авторитетным посредником в коммуникации между Алиевым и Саргсяном, многим в Вашингтоне это не понравилось. Посему, запустив в армянские СМИ месседж, что Россия якобы предала Армению, а затем, инициировав в Ереване антиправительственный мятеж, западные спецслужбы сорвали предварительные договоренности между Алиевым и Саргсяном, в результате чего сегодня — под давлением радикалов — главе Армении уже сложно пойти на уступки Азербайджану.

Думаю, что именно эту ситуацию Саргсян и постарается довести до Владимира Путина 10 августа.

Владимир Лепехин

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1