Украина: может ли внедренная олигархами система бороться с коррупцией? Yurasumy

   Дата публикации: 09 августа 2016, 18:51

С 1 августа 2016 года на Украине завершается полный переход на электронные публичные закупки через систему ProZorro. Об этом сообщает пресс-служба Минэкономразвития.

ProZorro

«С апреля все свои сверхпороговые тендеры (от 200 тысяч гривен для товаров и услуг и от 1,5 миллионов гривен — для работ) перевели (на электронные публичные закупки — прим. редакции) центральные органы власти, крупные государственные предприятия и естественные монополисты. А теперь использовать ProZorro обязаны также местные органы власти, коммунальные предприятия и другие организации, которые используют средства налогоплательщиков».

Казалось бы, вот оно, ради чего стоял Майдан, вот она – борьба с коррупцией, вот оно – будущее Украины! Но давайте не будем торопиться с выводами и разберемся детально.

Забегая наперед, скажу, что получилось очень смешно.

Разработчик

Международная неправительственная организация по борьбе с коррупцией Transparency International, которая является разработчиком системы, была создана в 1993 году бывшим директором Всемирного банка Петером Айгеном. В настоящее время она имеет более ста отделений по всему миру. Ее основная задача — составление так называемого Индекса восприятия коррупции, отражающего уровень коррупции в государственном секторе различных стран по стобалльной шкале.

Кстати, в составленном ею же в 2015 году рейтинге Украина с 27 баллами заняла 130 место из 168 участников.

Среди более чем ста сорока учредителей организации сразу бросается в глаза USAID — неправительственное подразделение сената США. Как мне кажется, именно оно и заказывает музыку – определяет, правительство какой страны коррумпировано, а какой – не очень. Это типичный американский кнут, который действует симметрично с пряником финансовой поддержки, которую выделяют контролируемые США МВФ и Всемирный банк.

История «борьбы» с украинскими коррупционерами

В Украине же дела у Transparency International сразу как-то не заладились. Все дело в том, что второй президент Украины Леонид Кучма стал строить свою модель страны, которая предполагала поддержку президента в обмен на доступ к «распилу» бюджета. Заработок на государственных закупках был после приватизации вторым лакомым куском этого распила. Причем сразу был установлен четкий процент отката — 40%. И как говорил классик: «Торг здесь неуместен». Поэтому никакие помощники и советчики в этом вопросе Кучме и украинским олигархам были поначалу не нужны. Так продолжалось до 1999 года, когда во время визита в Вашингтон Кучма пообещал тогдашнему президенту США Биллу Клинтону «решительные реформы» в обмен на финансовую помощь и допуск на Украину международных неправительственных организаций в сфере борьбы с коррупцией. Буквально сразу после визита было зарегистрировано Творческое объединение «ТОРО», которое сразу энергично взялось за дело. Был проведен аудит более 13 ключевых государственных институций на предмет коррупционной составляющей, выработаны рекомендации, подписаны меморандумы и… всё.

Система уже укрепилась и смогла спокойно отторгнуть это досадное недоразумение в виде международного надсмотра. Когда в 2001 году США стало ясно, что режим Леонида Кучмы не выполняет свои обещания о «реформах» (а по факту — русофобии), его начали открыто валить, крича на всех углах о коррупции.

В 2004 году победил первый Майдан. И уже в конце 2005 года «ТОРО» преобразовалось в «Транспренси Интернейшенел Украина» и разработало первый закон о прозрачности в сфере госзакупок. Но поданный на рассмотрение в 2006 году закон был де-факто провален с помощью «любых друзив» Ющенко. Новые-то они новые, но жить и зарабатывать хотелось по-старому. Поэтому внесенные под давлением тогдашних народных депутатов Турчинова (!!!) и Кожемякина (фракция БЮТ) поправки позволили и дальше пилить бюджет. С 2006 по 2011 год среднегодовая прибыль олигархов на системе государственных закупок составляла 15-20 млрд грн.

За такие деньги и дальше можно было имитировать кипучую деятельность перед США по принципу — вот завтра и начнем бороться. Прямо с утра.

В 2010 году «оранжевая» команда, пришедшая на волне Майдана, рухнула. США слили президента Ющенко в обмен на более лояльного, как им казалось тогда, президента Януковича. И первый год своего правления Виктор Федорович оправдывал оказанное ему высокое доверие. В частности, по требованию ТИУ и еще ряда «общественных организаций» типа «Новый гражданин» и «Добросовестные государственные закупки Украины» президентом Януковичем был заветирован закон № 7532 «О государственных закупках».

Ветирование больно ударило по интересам основных украинских олигархов — не удалось распилить 5 млрд евро из бюджета. При том, что интересы его «семьи» были учтены.

Януковичу это припомнят в 2013 году, а пока вроде все сдвинулось с мертвой точки. В 2011-2012 годах началась подготовка к активной реформе системы государственных закупок.

На этой подготовке по старой украинской традиции был распилен еще один миллиард гривен.

Семья Януковича постепенно оттирала от главной кормушки остальных олигархов. Это не могло продолжаться долго, и осенью 2013 года интересы олигархов (их не устраивал проект бюджета на 2014 год) и США (Янукович взбрыкнулся и решил, что двухвекторность реально существует) совпали и грянул второй Майдан.

А что, кто-то всерьез думал, что ради Украины в Европе? Наивные.

Красть по-новому. 2015 год

После победы Майдана к власти пришли лояльные к США силы. Их совместным кандидатом на досрочных выборах президента в мае 2014 года стал Петр Порошенко с лозунгом «Жить по-новому», и в вопросе тендерных закупок был взят курс на «решительные реформы».

Но не сейчас, конечно, а завтра. Потому что ни старая Верховная Рада, ни старая Конституция это не позволяют сделать, да и война. Некогда, в общем.

Именно так и объяснили США украинские товарищи полный штиль в вопросе борьбы с собой. И принялись стахановскими темпами зарабатывать «недополученную» в 2011-2013 годах прибыль. США на это тогда закрыли глаза. Как мы помним, «он сукин сын, но он наш сукин сын». Но неправительственным организациям типа ТИР порекомендовали не спеша разработать качественный проект. К 2015 году.

А пока они все это «разрабатывали», за 2014 год, по некоторым данным, на системе государственных закупок были распилены рекордные 60 млрд грн. Менять эту систему в корне никто не собирался. Нужна была косметическая реформа, которая ни в коем случае не должна была затронуть интересы «людей».

С начала 2015 года ситуация начала резко меняться. Во-первых, экономика стала резко «сжиматься», делая невозможным прежние домайданные прибыли. Во-вторых, за контроль над потоками началась грызня внутри самой команды победителей. Ну и лояльность США к новой украинской команде резко пошла на убыль. Тема коррупции в Украине стала красной нитью проходить не только в публикациях западной и украинской грантоедской прессы, но и в официальных заявлениях руководителей США, от президента Обамы и вице-президента Байдена до посла США в Украине Пайета.

Ради сохранения системы Порошенко и Ко надо было найти воистину соломоново решение — оставить распил госзакупок, при этом максимально показав США «реформы». Было принято решение, что лучше потерять часть, чем целое. В конце 2015 года был принят новый, разработанный ТРИ закон о государственных закупках.

На бумаге все выглядело прекрасно.  Стандартная процедура торгов проходит в несколько этапов.

Первый — объявление закупок. Заказчик, то есть государственный орган, бесплатно создает объявление о тендере. Оно публикуется сразу на всех площадках, которые входят в систему ProZorro. В объявлении указываются требования к товару или услуге, к поставщику, а также различная дополнительная информация.

Второй — период уточнений. Зарегистрировавшиеся поставщики задают вопросы заказчикам, происходит диалог, исходя из которого заказчик может четче прописать условия, сроки поставки, технические характеристики.

Далее следует третий этап — прием предложений. Он начинается и заканчивается по графику, утвержденному заказчиком с самого начала. Поставщики уже обсудили все вопросы и подают заявки, в которых указывают предварительную стоимость товара, а также прикрепляют необходимые документы. Государственный орган на этом этапе уже не может менять условия торгов. Но никто — ни госзаказчик, ни внешние наблюдатели — при этом пока еще не видят ни названий участников, ни цен предложений. Это необходимо, чтобы не мешать конкуренции, не отбивать у участников желания принять участие в тендере.

Цены открываются на четвертом этапе – аукционе. Время его проведения назначается системой на третьем этапе автоматически. Но имена участников все еще закрыты. На протяжении трех раундов, каждый из которых продолжается обычно по две минуты, предприятия снижают свою цену, стараясь обойти конкурентов. А потом система автоматически выбирает победителя: им становится поставщик, который предложит самую низкую цену.

Благодаря открытым торгам как раз и возникает та экономия, о которой в последнее время рапортуют органы власти. Ведь при традиционном формате торгов цена редко опускалась существенно ниже выставленной заказчиком. Когда в тендере принимают участие только три компании, две из которых — подставные, то, конечно, о конкуренции не может быть и речи. Минэкономразвития недавно обнародовало статистику, свидетельствующую, что госзаказчики экономят от 4% до 39% от первоначальной суммы торгов, а в среднем тратят бюджетных средств меньше на 13%. А вот в 2014 году, когда системы электронных торгов еще не было, разница между бюджетом и фактической ценой была меньше 0,5%.

Пятый этап торгов — квалификация. Здесь, наконец-то, становятся видны названия всех компаний-участников, а заказчик проверяет, действительно ли фирма-победитель может выполнить все условия. Ведь может быть ситуация, при которой какой-либо мошенник умышленно выставит цену на топливо вдвое ниже рыночной, но при этом не будет иметь ни лицензии на торговлю нефтепродуктами, ни сертификатов их качества. Поэтому заказчик имеет право не объявлять его победителем, а отклонить его предложение и перейти к заявке компании, завоевавшей второе место. Не надо забывать, что за подачу неправдивой информации предусмотрена ответственность — а значит, если вы умышленно срываете торги, используя поддельные документы, вам грозит суд.

Последняя стадия — определение победителя. Заказчик и участник согласовывают текст контракта, и подписанный договор загружается в систему. С этого момента каждый может с ним ознакомиться и тендер получает статус «завершен».

Ну, ты меня понял. Год 2016

В 2016 году в системе ProZorro начались первые торги на общегосударственном уровне. И сразу начались скандалы. Дело в том, что в первоначальный проект закона был внесен ряд интересных поправок. Во-первых, были подняты минимальные суммы закупок без обязательного тендера. По товарам – со 100 до 200 тысяч гривен, по услугам —  с 1 до 1,5 миллионов. А в отдельных случаях и до пяти миллионов. Это позволило, во-первых, существенно поднять планку закупок, во-вторых, в случае необходимости разбить тендеры на более мелкие части и таким образом избегать участия в электронных торгах. Используя эти лазейки, к примеру, «Нафтогаз Украины» закупил, минуя систему ProZorro, бронированные автомобили «мерседес» по цене 200 тысяч долларов США.

За такие деньги в этих машинах должны стоять золотые унитазы. И это лишь один наиболее яркий пример.

Имплементация же нового закона на местах поначалу шла туго. Внедрение системы со скандалом было сорвано в Запорожье и Черкассах, Павлограде и Тернополе.

Но, в конце концов, выход был найден. В лучших традициях Украины.

Вот что пишет мне один знакомый из Украины, буквально на днях столкнувшийся с этим на деле:

«Привет. Ты спрашиваешь, как у нас дела с ProZorro? Да нормально дела. Полгода наша поликлиника обходилась вообще без нее. Все тендеры разбивали ниже порога и прекрасно пилили, как на закупках товара, так и на ремонтах. Откат был стандартный для нас — 40%.  Но вот неделю назад меня вызвали в нашу мэрию, в департамент один, по поводу планов закупок на сентябрь.

— Ну что делать будем? —  спрашиваю.

— А ничего, — отвечает начальник. — Шефы все порешали еще в июне.

—  Как, —  спрашиваю, – порешали?

— Да просто, — отвечает. — Их хакеры таки взломали систему и теперь могут ею управлять. Если вдруг в финал тендера выйдут не свои (хотя я этого не допущу — мне еще семью кормить! Ну вдруг), то буквально за несколько секунд до окончания торгов информация о конкуренте пропадет из системы. Если же вдруг этот заказчик сможет доказать подлог и выиграть повторный тендер, то мы его потом зарубим по бумагам. Ты же знаешь —  то сертификат не подходит, то справка с налоговой не той формы, то разрешение не с той датой. В общем, там без вариантов. Но чтобы не было лишнего шума, часть закупок оборудования у тебя разобьем на части, ну, чтобы было меньше порога. Работы все твои, не переживай.

— Цена вопроса та же? — спрашиваю я.

— Нет, теперь только 20%. Пока зажираться не надо — слишком много шума вокруг. Подождем до начала нового года.

Вот так и живем по-новому. Но это у меня опустили на 20%. Ремонт дорог и детское питание в школах и детских садах по-прежнему — откаты 40% за счет субвенций местного бюджета. Так, на тендерах лично друзья мэра сидят или те, кому он должен. Ну, думаю, с нового года будет праздник и на моей улице. По крайней мере, начальник департамента обещал этот вопрос пробить. Ему же тоже как-то жить надо. Дочка в Польше учится. Такие дела».

В общем, все как всегда: и волки сыты, и ProZorro как-то работает. Не зря же Украина вот уже не первый год возглавляет список самых продвинутых в пиратском отношении стран мира. Теперь вместе с ProZorro. И получается, что чиновники отчитываются о мегаэкономии, а в бюджете все так же пусто. Даже еще более пусто, чем было раньше.

Выводы

Изначально вся система ProZorro была профанацией, которая должна была прикрыть распил бюджета и имитировать при этом «реформы», которые бы оправдали поддержку США нынешней Украинской власти. Без соответствующих лазеек она бы никогда не была принята.

Все дело в том, что коррупция — это кровь украинской политической системы. Это понимали и понимают все без исключения ее президенты. Убери коррупционную составляющую, и система рухнет за пару месяцев или даже недель. К тому же с началом процесса децентрализации у Киева появился дополнительный рычаг воздействия на местах. Нелояльные элиты можно просто отключать от распила бюджета. А можно специально спровоцировать местный конфликт, чтобы потом договориться с убравшим конкурента победителем. И так будет всегда, пока жива эта система.

Yurasumy

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1