Кто остался на трубе? Инесса Паперная

   Дата публикации: 09 августа 2016, 12:43

Какой проект окажется выгоднее Москве — «Турецкий» или «Южный»

Иностранные партнеры почти одновременно высказали готовность реанимировать сразу два проекта по строительству газопроводов из России в южном направлении Европы. Но у какого из них больше шансов на успех?

Какой проект окажется выгоднее Москве — «Турецкий» или «Южный»

Оба проекта — «Южный поток» и «Турецкий поток» — были заморожены один за другим с разницей в год. Первым под сукно попал «Южный поток» — газопровод проектируемой общей мощностью 63 миллиарда кубометров в год должен был пройти по дну Черного моря, а далее — по территории Болгарии, Сербии, Венгрии, Словении и Италии. Но после охлаждения отношений с Западом в декабре 2014-го Москва приостановила строительство. В качестве причин называлась неопределенная позиция Евросоюза и властей Болгарии.

Вместо него возник проект «Турецкий поток» — по дну Черного моря через территорию Турции. Причем сама республика рассматривалась не просто как перевалочный хаб для доставки российского газа в Европу. Предполагалось строительство двух веток мощностью по 15,75 миллиарда кубометров газа: одна должна была удовлетворять нужды турецких потребителей, другая — европейских. При прокладке трубы рассчитывали использовать уже готовую инфраструктуру «Южного потока».

Принципиальная договоренность была достигнута в конце января 2015 года, а в июне планировалось уже приступить к укладке труб на мелководье Черного моря. Однако стройка встала в конце 2015 года из-за резкого охлаждения отношений между Москвой и Анкарой после инцидента со сбитым российским бомбардировщиком в Сирии.

С тех пор вопрос о возобновлении переговоров поднимался не раз — и со стороны европейских стран, и со стороны Турции. Российские чиновники тоже неоднократно высказывали готовность разморозить стройки, как только будут созданы соответствующие условия. Но дальше слов дело не двигалось.

Шаг навстречу

Летом 2016-го расклад поменялся. Перелом наступил после известного письма президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана президенту России Владимиру Путину. В Москве и Анкаре тут же поспешили анонсировать разморозку «Турецкого потока». В начале июля турецкий министр экономики Нихат Зейбекчи заявил, что надеется на продолжение диалога с Москвой по газопроводу. В «Газпроме» заговорили о высокой степени готовности проекта для привлечения финансирования.

26 июля Зейбекчи сообщил, что политическое решение уже принято. «Все заинтересованы в том, чтобы обсуждать вопросы о целесообразности экономической привлекательности [проекта]», — отметил на следующий день пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

Окончательно вопрос о реанимации договоренностей должен был решиться на встрече глав двух стран: во вторник, 9 августа, Эрдоган приедет в Санкт-Петербург, где его примет Путин. Но накануне встречи турецкий лидер уже произнес все нужные слова. «Мы готовы незамедлительно сделать шаги в направлении реализации этого проекта, обсудить его и принять решение. Каких-либо препятствий этому нет», — сказал в понедельник, 8 августа, Эрдоган в интервью ТАСС.

В тот же день стало известно, что болгарская сторона намерена возобновить переговоры по газопроводу «Южный поток». Премьер-министр Болгарии Бойко Борисов сообщил, что София и Москва договорились создать рабочие группы по восстановлению российских энергетических проектов, включая замороженный проект по строительству газопровода.

Хотя еще в феврале этого года депутаты парламента Болгарии в очередной раз отклонили предложение о возобновлении проекта «Южный поток». Как тогда заявил представитель парламентской группы «БСП — Левая Болгария» Таско Ерменков, возобновление газопровода сродни попытке оживить мертвого.

«»Южный поток» — важный проект для Болгарии, поскольку делает страну транспортным хабом, а это означает значительно более заметную роль в рамках ЕС», — объясняет первый вице президент «Опоры России» Павел Сигал. По его словам, действия Болгарии — безусловно, шаг навстречу России, и, возможно, запоздалая попытка сохранить свой транзитный статус, который может быть утрачен в случае строительства «Турецкого потока».

Чья возьмет?

Эксперты считают, что оба проекта имеют высокие шансы на реализацию. Как сообщил РИА Новости заместитель гендиректора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач, оба потенциальных направления выхода на сушу — Турция и Болгария — хорошо проработаны и могут быть освоены в сжатые сроки.

«Для России очень важно разрабатывать оба потока, и турецкий, и южный, потому что в интересах российской стороны иметь альтернативу одному из направлений, зарабатывая на экспорте газа и в Европу, и в Турцию», — говорит предправления банка «Югра» Дмитрий Шиляев. К тому же это дает России рычаги воздействия и на страны Евросоюза, и на Анкару, добавляет эксперт.

Но и у российской стороны не все безоблачно. Так, у «Южного потока», помимо вопроса с Болгарией, есть и другие подводные камни. «Болгария по большому счету не является самостоятельной стороной при принятии решений относительно реализации столь крупных проектов», — рассуждает аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов. По его словам, София может разрешить или запретить прокладку магистрали по своей территории, однако сам по себе проект может быть реализован только в случае, если зеленый свет дадут и другие страны ЕС, через которые пойдет труба.

Добро должна дать и Еврокомиссия, которая ранее откровенно препятствовала реализации проекта под давлением его противников — в основном с восточной периферии Европы, в том числе и Украины. В феврале этого года посол ЕС в России Вигаудас Ушацкас заявлял, что Евросоюз допускает возобновление и реализацию проекта «Южный поток» только при полном соблюдении норм принятого в 2012 году Третьего энергопакета, который запрещает производителям и поставщикам газа владеть газотранспортной инфраструктурой.

Потепление отношений с Турцией — сильный козырь в руках России. Недаром заявления Москвы и Анкары о возрождении «Турецкого потока» так встревожили дипломатов Евросоюза.

Не стоит сбрасывать со счетов и то, что Москва слишком много вложила в «Южный поток», чтобы сегодня без оглядки отказываться от его реанимации. В конце апреля сообщалось, что «Газпром» потерял на «Южном потоке» 56 миллиардов рублей. Вложенные средства были списаны «в связи с существующими неопределенностями в отношении реализации проекта», говорилось в отчете компании по МСФО за 2015 год. В том числе были списаны инвестиции в проектирование и геодезические работы на побережье Болгарии и в исключительной экономической зоне страны в Черном море.

Потери «Газпрома» по «Южному потоку» могут увеличиться, отмечала тогда газета «Коммерсантъ». Принадлежащая монополии компания South Stream Transport B.V. (SST), которая должна была строить участок газопровода по дну моря, успела заключить контракты на 4,4 миллиарда евро. Один из подрядчиков, итальянская Saipem, уже требует в суде 760 миллионов евро плюс проценты за оплату произведенных работ и как компенсацию за одностороннее расторжение контракта. Ее примеру могут последовать и другие контрагенты.

У Анкары свои интересы. Турция не просто хочет восстановить отношения с Россией в целом, но и стремится обеспечить безопасность поставок газа, подверженных в настоящее время транзитным рискам. Украина, через которую сейчас идут поставки, не раз заявляла о повышении стоимости транзита голубого топлива. Кроме того, Турция планирует наращивать объемы потребления газа с нынешних 12,5 миллиарда до 14 миллиардов кубометров и выше, поэтому заинтересована в строительстве.

Нельзя забывать и об охлаждении отношений республики с Евросоюзом. «Учитывая, что на евроинтеграции Анкары в среднесрочной перспективе по сути можно ставить крест, ей сейчас необходимо искать новые векторы роста. Таким вектором может стать развитие взаимодействия с Россией, в том числе в сфере реэкспорта топлива», — говорит Дмитрий Лукашов.

Однако, напоминает он, Россия сейчас также находится в достаточно сложных геополитических условиях, что дает Анкаре возможность настаивать на своих условиях в случае возобновления проекта. Такого же мнения придерживается заместитель управляющего «БКС Брокер» Максим Шеин. По его словам, если Турция и вправду согласится на реализацию проекта, Анкара начнет выторговывать для себя серьезные преимущества — об этом говорит практика взаимодействия с турками в разных областях. «Не факт, что это будет выгодно России», — говорит эксперт. Вот тут болгарский сценарий в качестве маловероятного, но все же альтернативного может пригодиться, добавляет Лукашов.

Так что однозначно ответить на вопрос, какой из проектов больше на руку Москве, эксперты не берутся. «Думаю, что приоритеты пока окончательно не расставлены», — сообщил РИА Новости Алексей Гривач. По его словам, Турция как доминирующий покупатель нашего газа, идущего сейчас через Болгарию, имеет преимущество перед Софией. «А вот в сфере транзита газа в ЕС больше шансов уже у Болгарии. Европейцы не в восторге от идеи получать российский газ через Турцию», — уточняет эксперт. Именно поэтому не стоит исключать и компромиссный вариант, когда Турции и Болгарии может достаться по одной ветке трубы.

Инесса Паперная

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1