Грузия никак не может свыкнуться с результатами конфликта августа 2008-го

   Дата публикации: 08 Август 2016, 23:15

Годовщину августовской войны 2008 года грузинские власти используют для заверений в «мирном объединении страны», оппозиция – для критики действующих властей и призывов посадить Саакашвили, а сам Саакашвили – для откровений об украинской военной помощи Грузии во время «вторжения России». Изменилось ли в грузинском и югоосетинском обществе восприятие трагедии восьмилетней давности?

saakashvily

В понедельник в Грузии, Южной Осетии и Абхазии вспоминали о трагических событиях восьмилетней давности.

В Тбилиси мероприятие прошло с участием премьер-министра Георгия Квирикашвили, который вместе с членами правительства и президентом Георгием Маргвелашвили посетил братскую могилу на кладбище Мухатгверди, где похоронены солдаты, погибшие во время пятидневной войны августа 2008 года.

«Восемь лет прошло после самого трагического события в новейшей истории Грузии, – заявил Квирикашвили. – Несмотря на то, что война продолжалась лишь несколько дней, наша страна получила очень большой удар».

Грузинский премьер не мог не упомянуть «российскую оккупацию» Южной Осетии и Абхазии (официальный Тбилиси, как при Михаиле Саакашвили, так и при нынешних властях, утверждают, что потеряли Абхазию и «Цхинвальский регион» по вине России).

«Еще больше отдалились от абхазов и осетин»

Впрочем, в отличие от времен Саакашвили, нынешняя официальная линия подразумевает расчет на «мирное воссоединение» страны. Квирикашвили заявил, что не видит альтернативы мирному развитию и объединению страны, что невозможно без участия «мирового сообщества». Президент Маргвелашвили поддержал премьера, пообещав: «Мы действительно воссоединим Грузию и не военным, а мирным путем».

Впрочем, как констатировал Квирикашвили, в результате этой войны «мы еще больше отдалились от абхазов и осетин».

Подтверждением этого следует считать слова президента Южной Осетии Леонида Тибилова, который выступая на траурной акции в Цхинвале, подчеркнул:

«На долю нашего народа за последние годы, начиная с 90-х годов прошлого века, выпало немало испытаний, самым чудовищным из которых было нападение на спящий Цхинвал в ночь с 7 на 8 августа 2008 года».

Тибилов добавил, что августовская война разделила жизнь осетинского народа надвое: «До» – наша жизнь протекала в условиях перманентных воин и напряженности, когда людей не покидало чувство ожидаемой смерти. А «после» – когда Россия нас спасла и признала независимость нашей страны, и наш народ обрел свободу».

Расследовать и привлечь к ответственности

Грузинская оппозиция избрала день памяти о начале войны для критических атака на прошлую и действующую власть. Бывший спикер парламента, лидер оппозиционного «Демократического движения» Нино Бурджанадзе призвала наладить отношения с Россией, «чтобы никогда не произошло то, что творилось здесь восемь лет назад». По ее словам, необходимо провести расследование событий августа 2008 года и обязательно наказать виновных.

«Тогдашние президент (ныне – одесский губернатор Михаил Саакашвили) и правительство несут конституционную ответственность за то, что не сохранили в стране мир и не предотвратили опасность», – заявила Бурджанадзе.

Говоря о налаживании отношений с Россией, Бурджанадзе привела пример нынешнего уровня «стратегических связей» Вашингтона и Токио. «Задача всегда в том, чтобы наладить отношения с теми, с кем имеешь проблемы и сложности», – отметила она, напомнив, что США в свое время бомбили Хиросиму и Нагасаки.

«Благодаря украинским системам сбили 12 российских бомбардировщиков»

Сам же экс-президент Грузии, а ныне губернатор Одесской области Михаил Саакашвили в годовщину начала войны «08.08.08», «преподнес подарок» своей новой родине. Он заявил, что Киев во время конфликта в 2008 году поставлял Тбилиси средства противовоздушной обороны и готовил грузинских военных специалистов. «Украина нам дала системы «Бук» и «Оса» и несколько боекомплектов к каждой системе. Благодаря этим системам мы сбили 12 российских бомбардировщиков», – утверждал Саакашвили.

Таким образом, бывший президент Грузии подтвердил подозрения Москвы, которая неоднократно заявляла, что на средствах ПВО, сбивавших российские самолеты, участвовавшие в операции по принуждению Грузии к миру, работали украинские расчеты.

Память о войне восьмилетней давности решил актуализировать и президент Украины Петр Порошенко, который заявил, что военный конфликт между Россией и Грузией в 2008 году якобы был «прологом» к нынешней ситуации в Донбассе.

Убийственный способ «разрешения проблем»

8 августа 2008 года, около 00.15, грузинские войска подвергли столицу Южной Осетии Цхинвал обстрелу из реактивных установок «Град», что стало началом пятидневной войны.

Первыми удар грузинской армии приняли на себя российские миротворцы. Им и осетинским вооруженным силам удалось удержать Цхинвал и дождаться подкрепления, которое отбросило грузинские войска.

На попытку режима Саакашвили силой «разрешить» застарелый межнациональный конфликт Россия ответила акцией по восстановлению конституционного порядка и принудила Грузию к миру. В результате пяти дней боев погибли более тысячи человек, из которых 72 – российские военнослужащие.

По итогам конфликта Грузия полностью потеряла контроль над удерживавшимися ей районами Южной Осетии и над абхазским Кодорским ущельем. Конфликт из «зависшего» (с перспективой разрешения при участии России и других посредников) превратился в разрешенный в пользу Южной Осетии и Абхазии. Москва и еще четыре страны – члена ООН признали независимость обеих республик. С 2009 года в Южной Осетии и Абхазии на постоянной основе размещены российские военные базы.

«Никакой интеграции быть не может»

По оценкам экспертов, несмотря на периодические внутриполитические нестроения в Южной Осетии и Абхазии, отношение к Грузии в Сухуме и Цхинвале с 2008 года не изменилось ни на йоту.

Политолог и публицист Евгений Крутиков отмечает, что в свое время Тбилиси предпринимал попытки наращивать гуманитарную форму поглощения, «но с приходом Саакашвили эти попытки были свернуты, была сделана ставка на вооруженное решение».

«Ни в Абхазии, ни в Южной Осетии не существует никаких сил ни на политическом, ни на бытовом уровне, которые могли бы говорить или ставить вопрос о какой-либо реинтерграции в состав грузинского государства, как бы оно ни выглядело. Ни при какой политической схеме в Тбилиси речи о в любой форме интеграции с грузинским государством быть просто не может», – сказал Крутиков.

Он отметил, что проходящее время, которое отдаляет все войны (будь то война 2008 года, конфликт 2004, войны 1993 или 1991 годов) никак не меняет ни психологическую, ни политическую ситуацию Абхазии и Южной Осетии.

Изменилось ли восприятие пятидневной войны в самой Грузии?

«Произошло преступление. Картина проявляется постепенно»

В годовщину не только возлагают венки и поминают погибших, но и рассказывают то, чего раньше избегали. Осведомленный эксперт Мамука Арешидзе рассказал порталу ambebi.ge («Новости»), что перед войной уже не было политической воли остановить трагический ход событий. Он напомнил, что Грузия вышла из состава Смешанной контрольной комиссии.

«В ночь с 7 на 8 августа произошло большое преступление. Картина проявляется постепенно», – сказал он. В частности, по его словам, грузинские военные неожиданно получили приказ выдвигаться на четыре часа раньше, к чему готовы не были. «Это привело к дезорганизации», – говорит он.

В целом, по словам Арешидзе, «складывается впечатление, что одна большая провокация состояла из разных маленьких. Думаю также, что среди грузин были люди, служившие интересам противника. Не исключаю и того, что второй стороне были нужны большие жертвы, чтобы оправдать свои цели. Все это надо расследовать. Это следствие нужно для того, чтобы никогда больше интересы Грузии не страдали от непонятных авантюр грузинских и иностранных политиков», – отмечает он.

Под интервью Мамуки Арешидзе на сайте много комментариев. Это тоже отражение общественного мнения. Вот в основном что пишут пользователи:

«Мы эту войну проиграли бы в любом варианте. И Америка не идет на военный конфликт с Россией. На такое способен только сумасшедший или предатель. Наш Миша был и тем и другим».

Или вот еще:

«Национальное движение» (партия одесского губернатора) должно быть осуждено трибуналом. Этого должен требовать народ Грузии».

До 2008 года Южная Осетия не была окончательно потеряна

Спустя восемь лет в общественном сознании в Грузии события августа 2008-го – трагедия, которой нет равных в современной истории. При этом уже есть устойчивые «положения», которые к сегодняшнему дню в политическом спектре Грузии и в обычных обывательских кругах превалируют. Попробуем разобраться в некоторых из них.

Первое – это то, что, кто бы ни был виноват в войне, в «сухом остатке» – потеря Южной Осетии и Абхазии. Хотя Абхазия, справедливости ради надо сказать, не только не участвовала напрямую в той войне, но и была изолирована от Грузии уже после вооруженного конфликта 1992–1993 годов.

С Южной Осетией дело обстояло иначе. Был кровопролитный конфликт в 1989–1992 годах, но уже к середине 90-х наладились человеческие отношения. Было свободное перемещение людей, товаров, денег. Из Тбилиси можно было запросто приехать в Южную Осетию на автобусе и купить знаменитое осетинское пиво в центре Цхинвала за грузинские лари. И наоборот – осетины спокойно выбирались в Грузию. Большую роль играли тесные родственные узы.

И был еще Эргнетский рынок на границе, который стал символом восстановления отношений после первой войны. Да, это был рай для контрабандистов, однако Эдуард Шеварднадзе ради поддержания отношений между грузинами и осетинами на обывательском уровне закрывал на это глаза. Миротворческий формат в Южной Осетии вообще был беспрецедентным – вместе служили батальоны российский, грузинский и осетинский.

Другое дело, что не решался вопрос статуса Южной Осетии. Его «отложили». Однако Шеварднадзе не переживал – главное, что не стреляли и было стабильно. Это позволяло больше заниматься урегулированием в Абхазии.

Ответственность несут Саакашвили и его команда

Однако не успел возглавить Грузию Михаил Саакашвили, как уже вскоре, в 2004-м, произошли первые боестолкновения грузин и осетин. Саакашвили был воодушевлен тем, что подчинил себе Аджарию, откуда бежал Аслан Абашидзе, ее многолетний правитель. Становилось очевидным, что Саакашвили не сегодня, так завтра попытается добиться нового – на этот раз ему была нужна Южная Осетия. Добавим к этому, что к началу войны рейтинг Саакашвили был внутри грузинского общества низким.

В конце 2007-го под давлением оппозиции он ушел в отставку, чтобы вскоре, получив сомнительные 53 процента, вернуться на пост. Мало кто сомневается в Грузии, что эти цифры были фальшивыми. Но американцы не могли так быстро отказаться от проекта «революции роз» и поддержали «Мишу». А ему самому было нужно нечто такое, чтобы объединило общество вокруг него. Либо, как минимум, заставило бы на время замолчать оппозицию. И маленькая победоносная война вполне подошла бы.

Так мы переходим к устоявшемуся постулату номер два. Это – ответственность лично Саакашвили и тогдашних властей. Часть правительства и депутатского корпуса во время боев позорно бежали из Грузии. Председатель парламента того периода Давид Бакрадзе призвал граждан защищаться от российских военных «ножами и вилками». В грузинском обществе не могут простить панического поведения Саакашвили во время войны.

Также в Тбилиси требуют разобраться, почему в решения военных вмешивались гражданские лица. Такие, как уже отправленный за решетку по другим обвинениям бывший мэр Тбилиси Гиги Угулава. И не только он, но и другие представители окружения Саакашвили.

Обида на Россию и прагматичные надежды

Следующий постулат – это обида на Россию. Россия – «оккупант», иначе на политическом уровне о ней серьезные грузинские политики не говорят.

Тбилиси называет Абхазию и Южную Осетию «оккупированными территориями». Но нынешние власти, а они, очевидно, намного реалистичнее и прагматичнее прежних, точно хотят мира с абхазами и осетинами. Все время предлагают им жизнь в общем государстве. Надеются, что в какой-то момент абхазы и осетины вместе с грузинами «пойдут в Европу».

Но это – отдельная история, а вот то, что медицинские проекты, которые в Грузии сейчас очень эффективны, нравятся в Абхазии и Южной Осетии, об этом говорят многие. Абхазам и осетинам нравится негласно приезжать лечиться в Грузии. При этом надо понимать, что набор таких «соблазнительных» предложений у нынешних властей ограничен.

Надеяться только на себя

Четвертая «догма» состоит в том, что Грузии надеяться надо только на себя. Запад призывает, сожалеет, осуждает… но не вернет Абхазию и Южную Осетию. Без переговоров с Россией на этом направлении у Грузии не будет прогресса. Кстати, все западные институты поддерживают грузин в их усилиях вести переговоры с Россией.

Так и самому Западу легче говорить с Москвой, в том числе и по грузинским вопросам. И опять же надо признать, что нынешние власти Грузии на переговорах с «оккупантами» достигли максимума. Что дальше – это вопрос, но то, что сейчас уровень доверия между грузинами и русскими не сравнится с «саакашвилевским», очевидно: достаточно приехать в Тбилиси и Батуми и посмотреть, как много здесь гостей из России и как хорошо к ним относятся. И в Грузии надеются, что не сегодня так завтра это может стать плацдармом для политических прорывов.

Дмитрий Александров, Тбилиси

Метки по теме: ; ;


Комментировать \ Comments
saakashvily


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1