Хранители ненависти. Мачей Вишнёвский

   Дата публикации: 05 августа 2016, 11:46

На этой неделе, 1 августа в 17 часов, вся Варшава замерла. Останавливались люди на тротуарах, тормозили машины, а на перекрестках стояли молодые мужчины, держа над головой горящие фонарики бело-красного цвета. Так столица моей страны почтила 72-ю годовщину Варшавского восстания против нацистских оккупантов.

Хранители ненависти

Восстание вспыхнуло 1 августа 1944 года. Неподготовленное, несогласованное с Красной армией, невооруженное — только каждый десятый повстанец имел оружие. Это восстание нельзя даже назвать военной операцией — фактически это была бойня, в которой погибли 20 тыс. повстанцев и 180 тыс. мирных жителей столицы. 200 тыс. человек легли в землю только потому, что кому-то показалось, что этим кровавым преступлением можно спровоцировать политический демарш против Сталина.

Я принадлежу к тому польскому меньшинству, которое считает, что восстание было примером неподражаемого героизма, но одновременно с тем и абсолютно ненужной жертвой в угоду амбициям политиканов и недоученных генералов.

Пронзительное напоминание об этом — памятник Маленькому повстанцу в Старом городе в Варшаве. Маленький мальчик с автоматом на шее и в каске, которая ему сильно велика. Под ним всегда море цветов. Наверное, мы — единственный народ, который хвастается тем, что посылал собственных детей на смерть. И мы, наверное, единственные, кто восхищается своими поражениями.

Восстание на левом берегу реки Вислы длилось 63 дня. На правом стояли подразделения Красной армии.

В польском научном сообществе были, есть и будут дискуссии о том, в какой мере решение СССР не поддерживать эту явно антисоветскую акцию было продиктовано политическими соображениями, а в какой — военными.

Ведь на фронте, правда, на другом направлении по-прежнему продолжались тяжелые бои, в которых гибли советские солдаты. Сомневаюсь, что когда-то мы придем к общему знаменателю. У каждого свои аргументы.

Конечно, понятно, что повстанцы, показывавшие чудеса героизма, ждали помощи с правой стороны Вислы. Повстанцы, но не их предводители, пославшие людей на верную смерть. Но на помощь им никто не пришел, потому что большая политика управляется своими законами.

Каждый год 1 августа в 17 часов люди в Варшаве замолкают на одну минуту, а во всем городе гудят сирены. Если считать это символом памяти, то за каждую секунду мы вспоминаем 3333 убитых. Это очень малое время.

Тем не менее это история, и анализировать ее оставим историкам, а себе — память о сотнях тысяч убитых в проигранной битве. И — уважение к пролитой крови.

Но даже самая сложная история — это одно и совсем другое — то, как сегодня польские политики пытаются заработать на этой трагедии политический капитал.

Не могу спокойно слушать тех, кто сегодня, через 72 года после восстания, пытается сделать из него антироссийское оружие.

Министр обороны Антоний Мацеревич недавно сказал: «Напомним, чем было Варшавское восстание: это была самая большая битва [за время Второй мировой войны], которая решила судьбу Европы, потому что только благодаря этому фронт был остановлен, только благодаря этому Советская армия не пошла еще дальше на Запад».

И дело не в том, что он разминулся с правдой, говоря о самой большой битве. Таких битв было как минимум несколько. Но утверждение, что Варшавское восстание остановило Советскую армию, есть не что иное, как оскорбление погибших варшавян и плевок в лицо повстанцам. Ведь министр Мацеревич пытается сказать, что повстанцы боролись на стороне гитлеровской армии, потому что останавливали продвижение Красной армии.

Думаете, что он этого не понимает? Понимает! Он человек образованный, к тому же историк. Это попытка использовать Варшавское восстание, чтобы излить на людей свою русофобию и поднять очередную волну ненависти к России. Вторят ему менее значимые политики и историки. Создается впечатление, что они хотят, чтобы мы вас ненавидели. Их счастье было бы полным, если б и вы ненавидели нас. Но это уже сложнее. Недавно я составил компанию одному русскому журналисту, который делал репортаж о сносе памятников солдатам Красной армии, освобождавшим Польшу. И знаете, что? Он не нашел среди обычных людей никого, кто бы поддерживал это официальное решение польских властей. Политикам кажется, что они имеют на это общественное разрешение. Ошибаются. Никто не давал им права передавать свою ненависть грядущим поколениям.

Мачей Вишнёвский, газета «Известия»

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1