Как попасть в список друзей Украины и мгновенно его покинуть. Нюра Н. Берг

Дата публикации: 05 Август 2016, 15:29

Инструкция на примере конкретного рукопожатца

На днях произошло одно неприятное, но типичное событие – еще один россиянин безнадежно покинул ряды друзей Украины. Казалось бы – рядовой факт, ведь ежедневно в разряд небратьев русские переводятся эшелонами. Но в данном случае речь идет о бывшем большом друге. О либерале. О русофобе. О поклоннике нашего священного Майдана, бесстрашно посещавшем Киев в его минуты роковые, не убоявшемся быть там облитым кефиром с обидным намеком на некие перверзные делишки. О Рустеме Адагамове, короче.

Инструкция на примере конкретного рукопожатца

Долго терпели украинцы его не вполне великолепные отзывы о нынешних реалиях страны победившей гидности. Первый отчетливый звонок прозвенел в феврале, когда блогер-беглец с презрением написал о том, что, мол, Абромавичус, тогдашний министр экономики Украины, реформатор и литовец, то есть, гражданин ЕС, приглашенная звезда, подал в отставку. Потому, что не смог работать в обстановке тотальной коррупции, и что поборы увеличились многократно, и такого не было даже при Януковиче. А в ответ на гневные окрики побратимов заявил, что, мол, вы желаете, чтобы об Украине как о покойнике – или хорошо, или ничего. Выгреб тогда пан Адагамов возами, да…

Но не убоялся и все же поехал в Киев за кефиром, которым его облили якобы за Крымнаш, но Адагамовне обиделся, а только объявил:

«я украинофил, … приехал снять всякую этнику, снимал девчонок в вышиванках, мне сделали особую вышиванку, я в ней целый день по городу ходил. На Майдане только к стене не пошел, потому что я все это видел и боялся расплакаться при всех. Крым естественно украинский, тут даже говорить не о чем».

И поблагодарил украинцев, за то, что не изувечили и не убили, а только облили, добрые лапочки такие.

К Адагамову вернемся позже, а пока небольшой флешбек с необходимым бекграундом, прошу прощения за иностранные слова.

Для россиянина стать другом Украины, в том числе, сертифицированным, утвержденным некими сайтами, проводящими инвентаризацию друзей/врагов, на первый взгляд, просто. Нужно соответствовать всего паре-тройке условий.

Во-первых, ты должен быть публичным человеком, иначе кому ты интересен? Сонм симпатиков/антипатиков, как мелкий гнус, покрывает просторы социальных сетей, и в этих битвах виртуально гибнут репутации целых отрядов хордовых. Бессчетно убитыми тушками этих несчастных унавоживается поле для последующих дискуссий, называемых уже почти официально хохлосрачами. Публичная личность – совсем другое. И не просто публичная, а модная и медийная вроде Ксюши Собчак.

Потому что, скажем, бывшая актриса Наталья Фатеева, известная своим исключительно хамским вокабуляром по отношению к российской власти, народу и оппонентам, прямо-таки судорожными припадками ненависти и желчи, в список друзей Украины не занесена – видимо, решили, что много чести, статус ее нынче никакой, пусть витийствует дальше, но в пехоте.

Во-вторых, ты должен быть последовательным и желательно страстным русофобом. Не просто презирать родину и ее народишко, но постоянно манифестировать эту нелюбовь, эту ненависть, эту желчь. Если ты делаешь описанное со стилистическими виньетками и филологическими красивостями, с трешем и жестью, то шансы стать сертифицированным другом Украины значительно прибавляются.

В-третьих, ты должен обожать Украину, обожествлять ее Майдан, уметь закрыть глаза на утеснительные моменты ее жизни и иметь парциальную глухоту, позволяющую не слышать особо гнусные высказывания ее политиков и общественных активистов. Ты обязан четко знать и как можно чаще повторять, что Крым – украинский, а Донбасс захвачен российскими оккупантами, это условие совершенно непреодолимое.

Собственно, этого достаточно. За это могут простить масковский акцент, еврейское происхождение, невладение мовой и неполное знание хрестоматии великой украинской литературы. Ну, как простить? Сделать вид.

В списке опубликованных друзей Украины почти все граждане полностью удовлетворяют этим требованиям. Каждый из них многократно высказывался по всем приведенным выше позициям, переплевывая друг друга в глубине и накале русофобии и высоте и блеске любви к украинскому Майдану.

Несоблюдение хотя бы одного из условий делает фигуранта списка мгновенно нерукопожатным, несветлолицым, ненеполживым (коряво, но как сказать лучше?) и приводит к исключению из перечня друзей. Иных – с переводом в список заклятых врагов.

Вот, скажем, Юрий Норштейн. Замечательный мультипликатор, талантливый, уникальный художник и модный, хотя к этому как будто и не стремится, – он тоже сильно не любит российскую власть, на что имеет полное право. Не русофоб при этом, просто либерал, так тоже бывает. И Украину как будто любит. Но полного джаза не дает. Мало того, четко высказывается в пользу возвращения Крыма в состав России, приветствует это решение и ужасается украинскому Майдану:

«Все стало ясно, когда в Одессе сожгли более сорока людей, и на Украине по этому поводу многие искренне радовались. По-моему, надо быть тяжелобольными людьми, чтобы зубоскалить по поводу заживо сожженных людей… Из таких радующихся можно было бы смело сформировать легион СС или дивизию для немецких концлагерей. Это было совершенно омерзительно…»

А ведь чуть было не попал в список друзей, но, как модно нынче говорить, вовремя сделал каминаут.

Сложнее дело обстоит с политиками – символами неполживости и рукопожатности, либеральными иконами и демократическими надежами. Скажем, Навальный. Зимой 2014-го года мачо-красавчик опрометчиво высказался так:

«Крым сейчас является частью Российской Федерации. И давайте не будем обманывать себя. И украинцам я тоже сильно советую не обманывать себя. Он останется частью России и больше никогда в обозримом будущем не станет частью Украины».

При этом Навальный добавил, что даже в случае избрания его президентом России, Крым все равно не вернется в состав Украины. «Крым — это что, бутерброд с колбасой что ли? Его туда-сюда возвращать», — отметил лидер Партии прогресса.

Наброс на вентилятор оказался гигантским, ошметками забрызгало едва ли не всех апологетов, обслугу и симпатиков рукопожатца, украинцы негодовали. Желающие могут поднять комментарии гидников и укропов к этому эпик фейл оппозиционера, который чуть не спалил себе всю карьеру, сломавшись на теме Украины.

Однако вовремя были поднесены мешты и вышиванка. Навальный резким движением сорвал с себя виртуальные лапти и переобулся в прыжке, вскоре заявив, что Крым был противозаконно и подло аннексирован. Сейчас он высказывается острее прочих, потому что запах от его неуместных импровизаций оказалось вытравить чрезвычайно сложно, он то и дело пробивался сквозь тонны новой лексики и тут же уливалився чуткими носами украинских ревизоров.

Пикантно, что еще до четкой позиции «Крым наш, и останется в составе России» Навальный успел назвать присоединение аннексией и нарушением международного права, но потом с правильной стези сошел. Однако вот и снова на нее вернулся. Актуальная позиция выглядит так:

«Я считаю, что, конечно, захват Крыма был незаконен. С формальной точки зрения это было незаконно. Второе, тот референдум, который был проведен, это никакой не референдум».

Не то чтобы идеально, но в зачет зато идет жесткая антироссийская риторика и дифирамбы Украине по всем остальным аспектам. Поэтому возвращен в когорту друзей – очевидно, с испытательным сроком.

И теперь вернемся к подзабытому Адагамову. Пару дней назад сирийские зверьки (термин Рустема) из обожаемой цивилизованным миромТМ «умеренной оппозиции» сбили российский вертолет МИ-8 и поглумились над телами погибших. Видео было опубликовано в интернете, и тут же поднялась мощная волна сирийского ликования. Однако возгласы Аллах акбар были заглушены визгливыми воплями украинцев, которые радовались поруганию тел российских летчиков даже громче, чем ИГИЛовцы (ИГИЛ, запрещено в РФ – ред.).

Вот типичные комментарии, из тех, что можно привести, не опасаясь цензуры:

 

Андрій Миколайович

НІЧЕГО НЕТ КРАСІВЕЕ РУССКАВА. ЖАРЕНАВА І АПУЩЕНАВА!

 

Безусий Сралін‏

скорее, тебя хлопнут, ми*етчик путинский. А пилот сдох и поделом. Земля бетоном.

 

Поміркована Русанівка

good russian — dead russian

 

Max

Снежана, Россия страна вертухаев и стукачей, о каких героях ты говоришь????

 

Инспектор Клузо

их счастье, что уже дохлыми упали… а так бы потягали бы по пустыне да и бошки посрезали

 

Там еще очень много подобного, но все не процитируешь, ибо придется запикивать 90% текста.

И вот Адагамов выразил в связи с этим довольно умеренное удивление, но получил с горочкой. Короче, общее мнение таково: кацап он и гореть ему, кацапу, в аду, потому что товарыство и панство внимательно следило за всеми его отклонениями от генеральной линии и мало ему еще в Киеве кефиром-то по сусалам, надо было чем-то тяжелым. Украинцы к тому же внезапно оказались большими арабофилами, кто бы мог подумать?

Вот так, Рустем, проходит слава земная, вот так из больших и искренних друзей украинцев в одну секунду становятся их врагами. За базаром нужно было следить, тут отклоненение от одобренного радикалами и карателями дискурса даже не миллиметр не проходит. И нечего теперь рвать вышиванку на украинский тризуб в надежде доказать лояльность. Тщетно это.

Урок российским либералам. Жаль, усвоен ими так и не будет.

Нюра Н. Берг

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Agadamov_59a5191


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1