Сопротивление. Перспективы стихийности. Александр Севидов

Дата публикации: 04 Август 2016, 08:00

Последние три месяца нынешнего года свидетельствуют о наличии внутри Украины автономного (стихийного) народного сопротивления политике киевского режима.

Paix!

Организованное сопротивление было характерно до середины 2014 года, но после одесской Хатыни, усиления добробатов и волонтерского актива, поощрения стукачества, окончательного переформатирования СБУ и МВД сопротивление режиму пошло на спад.

Этому есть объективные причины. Главная из которых – настоящий террор, поддерживаемый государством, против инакомыслящих, а также насаждение в обществе шпиономании и антироссийской истерии. Массовые аресты в Харькове, Одессе, прессинг оппозиционеров в Киеве, Полтаве, Кировограде, Запорожье оказали мощное влияние на готовность людей сопротивляться.  Часть заметных противников режима была вынуждена выехать в Россию, Польшу и Новороссию, часть затихла.

Гибель бандеровского авангарда в летних «котлах» 2014 года, дебальцевская катастрофа, а также вынужденное «закручивание гаек» властями в отношении радикальных группировок несколько ослабили прессинг и воодушевили несогласных.

С лета прошлого года на всей Украине появилась новая форма сопротивления. Разрушались «мемориальные самоделки небесным сотням», было разрушено несколько памятных знаков Бандере и Шухевичу, участились нападения на «ветеранов АТО», саботировалась работа на военно-ремонтных предприятиях. Даже дерзкие антиправительственные и антивоенные граффити  и самопальные листовки были ответом киевскому режиму.

Проявление организованного протеста пока можно было наблюдать лишь  9 мая в виде попыток проведения акции «Бессмертный полк» и 22 июня. Качественно новой формой протеста можно считать феномен Всеукраинского крестного хода за мир, наглядно показавшего, сколько верующих и им сочувствующих жителей Украины не принимают турчино-порошенковской войны.

В связи с реальным  отсутствием на Украине оппозиционных политических сил (сегодня серьезно уже никем не воспринимаются Партия регионов, КПУ, ПСПУ, Союз советских офицеров) сопротивление разрозненно, спонтанно и стихийно. Его можно разделить на несколько групп.

  1. Информационное («диванное» или «сетевое»), выражающееся в определенных действиях в социальных сетях. Оно самое массовое.
  2. Эмоционально-самодеятельное. Осуществление несистемных действий (граффити, листовки, разрушение памятных бандеро-карательных знаков, нападение на ветеранов т.н. АТО, мелкие диверсии), связанных с личным восприятием того или иного события, объекта или личности.
  3. Организованное. Действия мелких групп (осколки комсомола, бывшие активисты антимайдана, новые подпольные группы, православные общины) и новых стихийных организаций протеста в нелегальном и легальном поле. Примером таких действий можно назвать группы сопротивления идиотскому переименованию улиц и населенных пунктов (как скажем, в Кировограде).

Сопротивление в идеологическом  отношении можно разделить на а) антивоенное, б) в защиту канонического православия, в) культурно-историческое, г) политическое, д) антибандеровское. Нельзя также забывать социальное недовольство, явно набирающий силу стихийный антисемитизм и раздражение экспертно-советнической «бироновщиной» в верхах.

Эффект стихийного сопротивления, несомненно, не столь значим с точки зрения материальной (непринятие законов, разрушение памятников), но он оказывает серьезное моральное влияние на состояние украинского общества –   на громадное количество людей, запутавшихся, растерянных и напуганных стремительным наступлением бандеровщины после майдана.

Стихийность, порой и непредсказуемость акций протеста делает сопротивление слабоуязвимым для контрдействий СБУ, МВД и общественно-бандеровского актива. Однако даже этот немаловажный в нынешней Украине фактор безопасности не влияет на явный рост активности и формы действий.

Приведем для наглядности географию и градус протестных действий за май-июль 2016.

neb-sotnya

Сумы. Уничтожены уличные таблички Бандере, разрушен памятник «Небесной сотне» и сожжен флагшток с флагом УПА.

Полтава. Попытка взрыва нового памятника Мазепе, обливание этого памятника краской, уничтожение мемориальных досок погибшим «героям АТО» и памятного знака «Небесной сотне». Кроме того, 6 июня был выпихнут из маршрутки, а после избит ветеран т.н. АТО И. Дебнюк.

Комсомольск (Полтавской области). Жестоко избит ветеран т.н. АТО, отстаивающий необходимость переименования города в Горишни Плавни.

Хмельницкий. Поврежден мемориал «Небесной сотне».

Кривой Рог. Уничтожен памятник на могиле атошника И. Гайдука, повреждена могила добровольца-правосека Г. Дощенко.

Запорожье. Ликвидирована мемориальная доска добровольцу батальона «Карпатская сечь» Д. Касьяненко. 12 июня на автовокзале жестоко избит ветеран батальона «Донбасс» А. Федорченко.

Харьков. 25 июля неизвестными испорчен 7-метровый мурал на улице Фейербаха, посвященный героям Крут, созданный представителями ГК «Азов». 22 июля сожжен военный автомобиль.

В селе Орельском Харьковской области неизвестные разбили мемориальную табличку ветерана т.н. АТО.

Киев. 6 июня  все украинские СМИ были ошарашены зверским избиением в кафе ветерана т.н. АТО С. Зеленского.

Николаев. В ночь с 4 на 5 июня на Соборной площади неизвестные испачкали украинский флаг на постаменте, нарисовав на нем краской фашистскую свастику.

Котовск (Одесская область). Неизвестные поломали указатели на въезде в недавно переименованный город (ныне Подольск).

Лисичанск (Луганская область). «Патриоты» Украины ночью покрасили мемориал Великой Отечественной войны в сине-желтые цвета. Местный житель пытался перекрасить памятник в надлежащие цвета, но был схвачен бойцами батальона «Донбасс» которые забрали краску и нарисовали ему на спине герб Украины.

Винница. 28 июля неизвестные обстреляли   офис Винницкой областной организации ВО «Свобода».

В селе Котуш Камень-Каширского района Волыни 29 июля разрушили памятник воякам УПА.

Следовательно, утверждать, что население Украины пассивно относится к воцарившейся националистической вакханалии, явно не стоит.

Официальные СМИ и правоохранительные органы Украины называют нападения на «памятники» вандализмом, однако подобная форма действий, по сути, узаконена самой правоохранительной системой еще при Кучме и Януковиче, когда на Украине нацисты крушили и оскверняли памятники советской и общерусской истории. С 1991 года за эту категорию преступлений были наказаны единицы, да и наказания были условными.

С другой стороны, после победы евромайдана легальное и самовольное разрушение памятников приобрело такой массовый масштаб, что сегодня это стало своеобразной визиткой государства.

Власть своим бездействием сама поощряла сограждан валить и «осквернять» память и памятники. Потому «око за око», как и избиение требующих льгот и повышенного внимания агрессивных карателей, теперь стало обыденностью.

Многие удивляются, как при таком количестве оружия на руках еще не дошло дело до индивидуального террора, хотя и такие случаи уже были (Мариуполь, Краматорск) и наверняка будут. Например,  в качестве личной мести.

Государственной махновщине пока отвечает махновщина общественного сопротивления, не отражающего сугубо пророссийский или «сепаратистский» спектр общественных настроений. Пока это естественное отторжение «бандеровской новизны» и реакция неравнодушных, которых становится все больше.

Радикализации сопротивления способствует и системная деградация правоохранительных органов, особенно МВД. Де-факто следственные действия ведутся лишь по резонансным происшествиям и, как известно, – безрезультатно, а нацполиция предпочитает разбивать дорогие патрульные машины.

Видимо, следует ожидать и протеста в связи с положением дел в ВСУ, у демобилизованных атошников. Ведь, как заявила Надежда Савченко, «за военные преступления и развал армии должны отвечать генералы, а не только солдаты, которыми сейчас забиты СИЗО Украины».

Можно предположить, что стихийное сопротивление найдет своих попутчиков-союзников и в сопротивлении организованном. Под последним подразумеваются социальные протесты (тарифы, рост цен, безработица), которые пытаются «оседлать» режимные оппозиционеры-националисты, Ляшко, Тимошенко, как это было с профсоюзами горняков. Этот альянс может формировать некие общие претензии к власти (смена которой видится общей задачей) и трансформироваться в новые формы. Однако стоит помнить: украинская ментальность основана на расчетливости, неторопливости и осторожности, так что пока вряд ли здесь можно ожидать аналогий исламского радикализма или подвигов подполья Великой Отечественной.

Александр Севидов

Метки по теме: ; ;


Комментировать \ Comments
Paix!


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1