Турция – Евросоюз. Новобранцев стригут под ноль. Дмитрий Седов

   Дата публикации: 03 августа 2016, 07:30

В отношениях между Анкарой и её западными партнёрами назрели крупные изменения. Они вызревали постепенно и с новой силой обнаружили себя после неудачной  попытки военного переворота против президента Эрдогана.

Долгая дорога в дюнах

Напряжённость в отношениях Турции с Евросоюзом обусловлена, прежде всего, тем, что европейцы не желают принимать во внимание особенности политической культуры Турецкой Республики и требуют её приспособления под нормы ЕС.

Эрдоган без возражений принимает требования об ужесточении мер борьбы с коррупций или о полицейском сотрудничестве со странами ЕС, но не может согласиться с требованиями об изменении закона о борьбе с терроризмом. Брюссель считает, что этот закон ведёт к нарушениям прав человека и дискриминирует политических оппонентов Эрдогана, а президент Турции видит в нём инструмент сохранения стабильности в стране.

С учётом недавней попытки военного переворота и массовых беспорядков на площади Таксим в 2013 г. у правительства Турции имеются вполне обоснованные опасения за внутреннюю стабильность. Либерализация закона под европейский шаблон может вызвать в Турции не меньшие потрясения, чем в Египте в разгар «арабской весны».

Турецкие власти считают, что пока в стране существует вероятность «цветных революций» и военных переворотов, закон должен быть суровым. Они без колебаний проводят сегодня «великую чистку» в рядах политического класса. Преследованиям подверглись уже тысячи человек. Речь идёт об арестах, увольнениях, запретах на профессии. В большинстве своём удары настигают журналистов, работников просвещения, представителей других образованных слоёв. Гипотезу о том, что попытку переворота предприняли прозападные силы в армии, выступающие против исламизации страны, ещё никто не опроверг. Среди турецкой молодёжи и интеллигенции либеральные настроения популярны, и сейчас правительство пытается создать атмосферу нетерпимости по отношению к этому политическому течению.

Последние действия Анкары нашли поддержку трёхмиллионной турецкой диаспоры в Германии. В Берлине это вызвало обеспокоенность: в условиях кризиса с беженцами и терактов федеральному правительству только ещё не хватало неприятностей с турецкой диаспорой. Конституционный суд ФРГ запретил транслировать выступления Эрдогана на экранах перед демонстрациями немецких турок в его поддержку. Это вызвало дипломатический скандал.

На сегодня ситуация выглядит следующим образом. Турция выполняет взятые на себя обязательства по соглашению с ЕС от 18 марта с. г. и перекрыла движение беженцев в Европу по так называемому балканскому маршруту. В результате беженцы оседают на территории Турции, их количество, по оценкам, достигло уже трёх миллионов. На турецкую экономику это ложится немалым грузом. При этом надежды Анкары на то, что ЕС в соответствии с соглашением либерализует визовой режим для граждан Турции, не оправдались. Брюссель отодвинул введение безвизового режима с Турцией на неопределённое время.

Реакция Анкары на это была вполне естественной. Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу потребовал от Европейского союза назначить дату отмены виз для граждан Турции, дав понять, что в противном случае Анкара может перестать сдерживать потоки беженцев. «Если дело не закончится либерализацией визового режима, мы будем вынуждены отказаться от выполнения соглашения о возвращении беженцев от 18 марта», — заявил Чавушоглу.

В Берлине тут же приняли воинственную позу. Смысл немецкого ответа заключается в том, что ЕС рассматривает позицию Анкары как шантаж и ни на какие уступки не пойдёт. «Турции ясно дано понять, что никого прогресса в соглашении не будет до тех пор, пока не будет смягчено внутреннее положение», — отчеканил министр иностранных дел Германии Ф.-В. Штайнмайер. А еврокомиссар Гюнтер Оттингер заявил, что в случае введения Анкарой смертной казни переговоры о вступлении Турции в ЕС будут заморожены. Еще резче высказалась представитель ХДС по правам человека Эрика Штайнбах: «Евросоюз попал в зависимое положение от проблемы беженцев. Имеет место шантаж. ЕС должен прекратить переговоры о вступлении Турции в сообщество».

Сегодня мало кто из немецких политиков не отметился комментарием на подавление путча в Анкаре. Режиму Эрдогана отказывается в праве на самозащиту под предлогом нарушения им «общечеловеческих норм». Запад после долгих лет переговоров о вступлении Турции в ЕС вдруг обнаружил, что эта страна имеет свои особенности, которые зачастую не укладываются в европейские представления о праве и порядке. Ожидать, что в этой области что-то изменится, не приходится. Культурно-историческое несходство Турции и Европы – это надолго, если не навсегда.

Трудно сказать, решится ли правительство Турции приоткрыть шлюзы, сдерживающие сейчас поток беженцев в Европу, но на возобновление проекта «Турецкий поток» с Россией оно уже решилось, и это плохая новость для разработчиков «восточной политики» Евросоюза. Усилия Брюсселя (и, конечно, Вашингтона), направленные на блокирование проекта строительства газопровода через Турцию, пошли прахом.

И это ещё не всё: судя по последним сообщениям, Турция поставила заслон боевикам сирийской вооружённой оппозиции, проникающим на турецкую территорию из района Алеппо. Это новый и очень важный момент. Реакция Вашингтона последовала незамедлительно. В Анкару срочно прибыла «пожарная команда» во главе с председателем Комитета начальников штабов (КНШ) Вооружённых сил США генералом Джозефом Данфордом. По некоторым данным, генерал должен объяснить турецкому премьер-министру Бинали Йылдырыму, что американцы к попытке военного путча никакого отношения не имели, а заодно обосновать отказ в выдаче Фетхуллаха Гюлена – главного противника Эрдогана . В Пентагоне очень встревожены перспективами дальнейшего сотрудничества с Анкарой. Если Турция прекратит оказывать помощь «умеренной» оппозиции, военный конфликт в Сирии начнёт быстро сходить на нет.

Однако едва ли генералу Данфорду удастся устранить подозрения турецкого руководства в причастности США к попытке путча. В глазах Эрдогана ставка американцев на сотрудничество с курдами, для которых Эрдоган – смертельный враг, должна была получить то или иное логическое завершение. Так что подозрения турецкого президента в отношении той роли, которую сыграли США в попытке его устранения, возможно, не так уж и беспочвенны.

Попытка переворота в Турции посеяла семена конфликта этой крупной евразийской державы с евроатлантическим Западом, и всходы посева не за горами. Затея с «демократизацией» Сирии обернулась войной, в которой все региональные участники несут урон. Турция, пытавшаяся усилиться за счёт свержения Башара Асада, оказывается проигрывающей стороной, терроризм перекидывается и на её территорию. Всё больше сомнений в том, что может иметь мирное решение курдский вопрос. Трещат по швам планы интеграции Турции в западную цивилизацию. На этом фоне исчезают остатки иллюзий об особом месте наследников Османской империи в европейском сообществе.

Новобранцев стригут под ноль. Или не принимают в строй.

Дмитрий Седов

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1