Большая война на Востоке: Киев готовится обострить игру. Яков Рудь

   Дата публикации: 03 августа 2016, 14:47

Порошенко, похоже, созрел для изменения формального статуса конфликта на Востоке. «Антитеррористическая операция» ему больше не подходит. В президентском окружении заговорили о военном положении. Путь к новому формату лежит через наступательную кампанию против ДНР-ЛНР

Большая война на Востоке

Конец июля и первые дни августа оказались для жителей Донбасса непростыми, принеся новые потрясения, новые испытания на прочность. Обстановка в регионе еще более обострилась, активность обстрелов и провокаций со стороны ВС Украины заметно возросла. За одни только сутки 31 июля украинская сторона обстреляла территорию ДНР 17 раз. Под огонь артиллерии, танков (!),минометов попали населенные пункты Зайцево, Ясиноватая, Спартак, Старомихайловка, Коминтерново, Саханка, окрестности Донецкого аэропорта и Куйбышевский район Донецка. Ближе к ночи с 31-го на 1 августа локальные бои с применением стрелкового оружия и минометов различного калибра развернулись по всей линии фронта. Дело закончилось новыми разрушениями, новой кровью и, к величайшему сожалению, новыми человеческими жертвами.

В этот самый момент П. Порошенко посетило воинственное настроение. Он много и охотно рассуждал о защите Родины, поздравлял и награждал то бойцов Сил специальных операций ВСУ, то десантников, расхваливал мощь украинской армии, не уставая, при этом, приговаривать о грядущем освобождении Украины от «иноземных захватчиков». В сторону России он не только не поленился несколько раз сурово глянуть и пальчиком погрозить, но еще и словесных шпилек в адрес немилых его сердцу русских понатыкать. Даже такой совершенно мирный праздник, как День крещения Руси, был использован им как повод побрызгать слюной в сторону «врагов-супостатов». Тут уж, надо признать, президент дал себе волю, выговорился, как следует. И о «Златоверхом Киеве», и о «нашествии чужестранцев», и о том, как они, по воле Божьей, «исчезнут, как исчезает дым».

Особое, пожалуй, внимание в череде агрессивных излияний привлек пассаж, в котором П. Порошенко заявил, что он, дескать, «никогда не принимал паллиативные формы» для определения того, что происходит в Донбассе, начиная с апреля 2014 года. Развивая мысль и делая вид, что забыл о том, что это именно он назвал конфликт на востоке так «паллиативно», что «паллиативнее» быть не может, — «антитеррористическая операция», — президент изрёк, что имеет место не «абстрактный «вооруженный конфликт», не «вооруженное противостояние», а «нашествие чужестранцев». Прежний вариант квалификации происходящего почему-то перестал устраивать Петра-«миротворца». Теперь он предлагает новое определение, уже, по его мнению, не «паллиативное», не то, что «с неукраинского голоса». Случайна ли такая метаморфоза? Идет ли речь только об игре в слова, или же за словами последуют дела, призванные подтвердить справедливость новой трактовки событий от Банковой?

Новое определение, предлагаемое П. Порошенко, так же мало отвечает действительному положению дел, как и предыдущее. Под знаменем «антитеррористической операции» украинская армия под его командованием при активной поддержке добровольческих батальонов, само собой разумеется, не вела борьбу против терроризма. Понять это проще простого, надо только, отключив пропагандистское шипение киевских информационных змей и змеев, сопоставить очевидные факты и события. Жители Донбасса никогда не были ни «сепаратистами», ни, уж тем более, «террористами». Настоящие, а не мнимые, террористы из ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусры» обстреливают из тяжелого вооружения жилые кварталы сирийского Алеппо, сознательно уничтожая мирных граждан. В Донбассе то же самое в отношении жителей ДНР-ЛНР делает украинская армия. Так кто же в таком случае террорист? Терроризмом, отличающимся от радикального исламского только тем, что он не квалифицирован в качестве такового международным сообществом, что он — не явный, тайный, занимаются не ополченцы, а ВС Украины. И терроризм этот, к тому же, — государственный. Живя и борясь за свои права и свободу на своей земле, «чужестранцами» жители Донбасса тоже, конечно, быть никак не могут. Так что, «нашествие» совершают не они, нашествие — без всяких кавычек — совершается на них. «Чужестранцы» на востоке страны — это те, кого прислал туда П. Порошенко, кто пришел в степь донецкую с оружием в руках.

У киевской публики, уже несколько недель озабоченной угрозой то ли военного переворота, то ли военного положения, словесная эквилибристика главы державы вызвала серьезные опасения. До недавних пор принято было считать, что П. Порошенко принадлежит к киевской «партии мира». Что он не разделяет идею развязывания полноценной войны на востоке, всячески сдерживает «ястребов» в близком и далеком окружении, а перестрелки и обстрелы в зоне «АТО» нужны ему для того, чтобы, ссылаясь на них, тянуть с выполнением «Минских соглашений». Теперь может показаться, что за эскалацией напряженности и активизацией боевых действий в Донбассе скрываются какие-то другие цели и интересы. Возможно, связанные с идеей введения осенью текущего года в Украине или только в Донецкой и Луганской областях военного положення.

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что дальнейшее обострение игры на восточном «фронте» вплоть до полноценных боевых столкновений в настоящий момент отвечает интересам Киева. Именно этим обстоятельством, как представляется, объясняется и ужесточение воинственно-победной риторики П. Порошенко, и вброс в информационное пространство тем военного переворота и военного положения. Едва ли не главная причина такого положения вещей лежит на поверхности: война, пусть даже скоротечная и отнюдь не победоносная, позволила бы нейтрализовать все более и более усиливающееся давление Запада на Киев с целью принудить его к выполнению «Минска-2». Вспышка боевых действий в Донбассе выгодна П. Порошенко еще, как минимум, по двум мотивам. Во-первых, для увеличения сверхприбыли от бизнеса на войне. Во-вторых, в расчете на то, что вину за обострение ситуации Запад, естественно, возложит на Россию, и это послужит поводом для продления санкций против Москвы. Дескать, вот, вы там собираетесь в конце года рассматривать вопрос об отмене санкций против В. Путина, а он — вон, что вытворяет, самую настоящую войну затеял, как же тут отменять, тут ужесточать надо, а нам оружие и деньги давать, чтобы мы вас от них защищали.

Важно и то, что война позволила бы на некоторое время отвлечь внимание Запада от коррупции в Украине, которую США и ЕС просили П. Порошенко обуздать, и которую он вместо этого возглавил. В то время как официальный Киев и сам Петр Алексеевич не устают на каждом углу твердить, что главный враг для Украины и для всего «цивилизованного мира» это — Россия, на Западе с каждым днем все заметнее утверждается иная точка зрения. «Возможно, Россия не самый серьезный враг, с которым столкнулась Украина, — позволили себе предположить журналисты «Foreign Policy». — Принимая во внимание коррупцию, поразившую бизнес и правительство на всех уровнях, самым главным врагом страны могут оказаться ее собственные лидеры». В такой ситуации понятно, что для П. Порошенко как одного из «ее собственных лидеров» воевать в Донбассе лучше, легче, выгоднее, удобнее, чем противостоять коррупции, иначе говоря, себе самому и своему ближайшему окружению.

Яков Рудь, ИА Regnum

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1