Канон — не закон: зачем Порошенко обещает автономию раскольникам. Захар Виноградов

Дата публикации: 30 Июль 2016, 08:00

Выступая в четверг на Владимирской горке в Киеве, где находится памятник крестителю Руси святому князю Владимиру, президент Украины Петр Порошенко заявил:

«Православная церковь в Украине крайне нуждается в неотложном внимании со стороны Вселенского Константинопольского престола. Он единственный, кто способен помочь православным Украины объединиться и урегулировать канонический статус Украинской Церкви в структуре мирового православия».

Порошенко и Филарет

По сути уже второй раз украинская власть обращается по одному и тому же адресу с одной и той же просьбой. И, получив отказ, предпочитает делать вид, что этого не замечает.

Политическая целесообразность в тысячелетней истории православия

Выступая в День Крещения Руси, Порошенко заявил:

«Константинопольская Церковь для нас была и будет церковью-матерью, к которой мы обращались, и будем обращаться за помощью».

Правда, президент Украины не пояснил, кого он имеет в виду под словом «мы». А это имеет существенное значение.

Сейчас на Украине действует три православных церкви (хотя слово «действует» с точки зрения канонической для двух из трех необходимо взять в кавычки). Это, прежде всего, самая многочисленная — каноническая Украинская православная церковь Московского патриархата (УПЦ МП), которая является самоуправляемой церковью. По церковным канонам она подчиняется Московскому патриархату. Во всех остальных своих действиях (организационно, финансово и т.д.) она полностью самостоятельна. УПЦ МП возглавляет митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий.

Но есть еще два не признанных в мировом православии ответвления,- Украинская православная церковь Киевского патриархата (УПЦ КП), которую возглавляет патриарх Филарет, и Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ), возглавляемая митрополитом Макарием.

В чем разница?

УПЦ МП является признанным продолжателем традиций канонического православия со времен крестителя Владимира. То есть, все остальные православные церкви (а их в мире 15) считают именно УПЦ МП единственным наследником крестителя Владимира и официально признанным представителем православных верующих Украины.

А вот у двух других церквей, УАПЦ и УПЦ КП, официального признания мирового православия нет, зато есть нечто общее. Обе церкви создавались хотя и в разное время, но при примерно одинаковых условиях и со сходными политическими целями.

В 1920 году во времена короткой послереволюционной украинской независимости и при поддержке петлюровской армии была создана Украинская автокефальная православная церковь, которая провозгласила свою независимость от Московского патриархата. Во главе церкви тогда стояли националисты, которые руководствовались желанием отделится от большевистской России.

Но в православном мире мало объявить себя новой церковной структурой, надо на это получить поддержку у других православных церквей мира.

Такой поддержке и согласованного решения всех остальных православных церквей получено так и не было. Поэтому до сегодняшнего дня, имея некоторое, весьма незначительное количество приходов на Украине, УАПЦ продолжает существовать, с точки зрения мирового православия, незаконно.

Примерно при тех же условиях 70 лет спустя возникла и Украинская православная церковь Киевского патриархата, возглавляемая самозваным патриархом Филаретом. В 1992 году в результате действий митрополита Филарета (Денисенко), бывшего предстоятеля Украинской православной церкви Московского Патриархата и архиереев Украинской автокефальной православной церкви, поддержанных тогдашним президентом Украины Леонидом Кравчуком, в Киеве состоялся Учредительный (раскольнический) собор, образовавший третью ветвь — УПЦ КП.

И на этот раз признание всех остальных официальных православных церквей мира раскольники не получили, а Филарет был предан Московским патриархатом за попытку раскола анафеме.

Поддержка, которую получила УПЦ КП от президента Кравчука и подчиненных ему силовых структур, сыграла свою роль. Некоторое количество церквей Московского патриархата, а также громадные средства, порядка 4 миллиардов рублей, пожертвованных верующими в предыдущие годы, оказались в единоличном распоряжении Филарета, а затем были конвертированы и размещены в заграничных банках.

«УПЦ КП занималось активной коммерческой деятельностью, создавала банки, фирмы и фирмочки на Украине, — сказал в комментарии РИА Новости руководитель пресс-службы Украинской православной церкви Московского патриархата Василий Анисимов.

Позже, уже во времена президента Виктора Ющенко, Филарет продолжал получать некоторую организационную и политическую поддержку со стороны власти.

По мнению Анисимова, такая странная позиция руководства Украины объясняется политической целесообразностью — президенты закрывали глаза на нарушения законов и на то, что Киевский патриархат, как и УАПЦ, оставались в православном мире никем не признанными организациями. И делала власть это ради того, чтобы отколоть верующих от Московского патриархата. То есть в этом не было никакой другой цели, кроме политической.

А Виктор Янукович в отведенные ему историей 3 года президентства просто не вмешивался в эти церковные споры.

Гражданская война и процедурные вопросы

Филаретовский Киевский патриархат в 2013 году с первых дней поддержал Майдан, государственный переворот и антитеррористическую операцию на востоке Украины. Более того, филаретовцы пошли в качестве капелланов в части Вооруженных сил Украины.

А вот УПЦ Московского патриархата заняла совсем другую позицию, призывая и власть, и народ к единению и миру. И поэтому официальная церковь стала неугодной нынешней власти, действия которой направлены на продолжение АТО. Филаретовцы стали ей куда ближе и роднее.

В принципе, для непризнанного в официальном православии Филарета — призывы к убийству «врагов государства», — единственная возможность сохранить за собой поддержку нынешних власть имущих. И именно эта, как ее называют в Московском патриархате «дьявольская поддержка анафемствующего Филарета» братоубийственной войны обеспечила ему прочное место в политическом пантеоне Украины.

В июне 2016 года Верховная рада приняла обращение к Вселенскому патриарху Варфоломею I с просьбой предоставить Украине право на автокефальную поместную церковь, то есть полностью независимую от Московского патриархата. Предполагается, что возглавит ее Филарет.

«Прежде всего, чтобы принять такое решение, Варфоломею надо обратиться ко всем 15 поместным церквям православия. Потому что только общим решением всех 15 церквей это и будет возможно сделать. Но этого никто никогда не поддержит. Во-первых, потому что в этом нет для православия никакой необходимости, УПЦ МП не испытывает никаких проблем с Московским патриархатом. Во-вторых, если такое решение, что невозможно в принципе, даже и могло бы быть принято, это произвело бы в православии эффект домино — мало ли раскольников, которые, использовав культовые сооружения, авторитет веры, пожертвования верующих, захотят получить себе маленькую собственную поместную церковь?» — пояснил РИА Новости источник в УПЦ МП.

Что касается Вселенского патриарха Варфоломея, то он через близких ему людей, хотя и неофициально, передал президенту и парламенту Украины, что обращаться с такой просьбой к духовным отцам — чрезмерная дерзость. Имеется в виду даже не сама суть вопроса, который Константинопольский патриарх, вероятнее всего, и не рассматривал, а форма, при которой светская власть обращается к духовной с просьбой о проведении структурных изменений в церковных канонах. Церковь, как известно, вечна, а политики смертны. Поэтому такое обращение — не просто неуместно, а дерзостно.

Церковно-бюрократическая вежливость Варфоломея

Но Порошенко, получив отрицательный ответ, продолжает тему создания автономной украинской церкви. Скорее всего, уже для внутреннего употребления. Он заявил об этом в речи в день празднования очередной годовщины Крещения Руси 28 июля как о деле чуть ли не решенном. Мол, создали ведь при Вселенском Патриархате комиссию по рассмотрению нашего обращения. Ждем решения.

А потом еще раз поднял эту тему при встрече с представителем Вселенского Патриарха Варфоломея при Всемирном совете церквей, архиепископом Телмисским Иовом.

На что архиепископ Иов ответил, что, хотя церковь и отделена от государства, все-таки они должны сотрудничать. В чем и как, не пояснил.

«Да, архиепископ Иов приехал в Украину на празднование очередной годовщины Крещения Руси. Да, дипломатично ответил президенту на его обращение и каждый услышал в его ответе то, что хотел, — пояснил РИА Новости Василий Анисимов. — Но в православии важно не только и не столько, что говорят священники представителям власти, а то, с кем они совершают вместе общую молитву. А молитву совершал Иов в Киево-Печерской лавре с митрополитом УПЦ МП Онуфрием, а не с раскольником Филаретом, который, кстати, тоже организовал свой Крестный ход, посвященный Крещению Руси. Но туда Иов не пришел».

То есть, если переводить с церковного на светский, Порошенко опять, уже во второй раз, получил отказ, пусть и завуалированный.

Что же касается созданной при Вселенском патриархе комиссии, которая должна рассмотреть обращение украинского парламента, то это, скорее всего, очередная уловка церковников — все-таки надо как-то реагировать на обращение целого парламента страны.

Такая вот фигура церковно-бюрократической вежливости.

Захар Виноградов

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
poroshenco-filaret


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1