Ребрендинг «Джебхат ан-Нусры»: зачем крысы хотят сойти за кроликов? Владимир Ардаев

   Дата публикации: 29 июля 2016, 17:45

Террористическая группировка «Джебхат ан-Нусра», выступавшая как подразделение «Аль-Каиды» (обе организации запрещены в России), заявила, что разрывает с ним и отныне будет именоваться «Джебхат Фатах аш-Шам». Об этом сообщили мировые информационные агентства со ссылкой на заявление главаря группировки Абу Мохаммеда аль-Джулани.

Al_Nusra_1056881291

«Джебхат ан-Нусра» переводится как «Фронт поддержки» (имеется в виду «поддержка народа Леванта» — ред.). «Джебхат Фатах аш-Шам» означает «Фронт завоевания Леванта». Боевики этой группировки контролируют значительную часть территории Сирии, однако меньшую, чем занимают формирования «Исламского государства» (ИГ, запрещена в России).

Ни в России, ни в США менять отношение к этой группировке после смены ею своего названия не намерены.

Директор национальной разведки США Джеймс Клэппер назвал заявление террористов «пиар-ходом» с целью создать себе более умеренный образ для привлечения к сотрудничеству формирований сирийской оппозиции. Ранее официальный представитель Госдепартамента Соединенных Штатов Джон Кирби заявил, что США считают «Джебхат ан-Нусру» террористической группировкой, несмотря на «ребрендинг».

Аналогично оценивают это событие и российские политики. МИД РФ назвал тщетными попытки «Джебхат ан-Нусры» изменить свой имидж и заверил, что Россия будет бороться с этой группировкой до полного уничтожения. Член комитета Совета Федерации по международным делам, ветеран Службы внешней разведки Игорь Морозов заявил, что переименование террористической группировки ничего не меняет для российских военно-космических сил в Сирии и они по-прежнему будут уничтожать ее формирования.

 

Тщательно продуманный план

Подготовительная работа к этому шагу — отколу «Джебхат ан-Нусры» от «Аль-Каиды» — велась на Ближнем Востоке уже года два-три. В частности, в Катаре Абу Мохаммеда аль-Джулани преподносили как лидера более умеренной оппозиционной структуры, чем «Аль-Каида» и ИГ, утверждает директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров.

По его словам, хотя «Джебхат ан-Нусра» сумела захватить в Сирии не столь обширную территорию, как ИГ, однако под ее контролем находятся в стратегическом отношении более значимые районы страны. В частности —провинция Идлиб, граничащая с Турцией, где «Джебхат ан-Нусра» была намерена установить свой халифат. Под новой «вывеской» она вряд ли откажется от своего намерения.

«В этой ситуации группировке очень важно, чтобы в мире, в ООН ее не считали террористической и не ассоциировали ни с «Аль-Каидой», ни с ИГ.

Мало того, в системе «Джебхат ан-Нусры» уже несколько лет создаются различные структуры по работе с местным населением, включая христианские общины. Теперь наступил момент, когда они решили официально отречься от «Аль-Каиды», — говорит Семен Багдасаров.

Накануне главарь «Аль-Каиды Айман» аз-Завахири распространил заявление, в котором разрешил своему сирийскому филиалу — «Джебхат ан-Нусре» — действовать автономно, напоминает эксперт. Что, по его мнению, говорит о согласованности действий лидеров террористических организаций.

На первый взгляд, «ребрендинг» «Джебхат ан-Нусры» имеет под собой простой до примитивности расчет на то, что, отделившись от «Аль-Каиды» и сменив название, группировка «выпадет» из списка террористических организаций. После чего она даже может быть причислена к умеренной сирийской оппозиции и включена в женевский переговорный процесс.

В этом с Семеном Багдасаровым согласен вице-президент Международного общественного фонда «Экспериментальный творческий центр» Юрий Бялый. Причем, «Джебхат ан-Нусра» может рассчитывать в этом плане на поддержку не только арабских стран (прежде всего, Саудовской Аравии), но и некоторых западных игроков (Франции, Великобритании).

Но это лишь на первый взгляд.

 

«Враг моего врага…»

Юрий Бялый не исключает, что за отмежеванием «Джебхат ан-Нусры» от «Аль-Каиды» могут стоять совсем другие планы.

«Возможно, речь идет о более плотной координации и более изощренной интеграции «Джебхат ан-Нусры» с ИГ. И ранее некоторые операции, осуществленные «Джебхат ан-Нусрой» явно были направлены на поддержку ИГ и во вред «Аль-Каиде». Весь вопрос в том, было ли это случайностью. В то же время, «Аль-Каида» и ИГ везде и во всем конкурируют, у них одинаково крупные амбиции, разница только в степени пафоса — в заявлениях ИГ его явно больше», — говорит аналитик.

«Джебхат ан-Нусра» не просто конкурировала с ИГ, но вступала с ним в боевые столкновения и даже устраивала массовые казни боевиков «Исламского государства». Однако это не мешало обеим террористическим организациям сотрудничать, скажем, в экономической сфере, замечает президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов.

«Джебхат ан-Нусра» в течение долгого времени контролировала большой участок сирийско-турецкой границы, через который шли в Турцию караваны с нефтью, добытой на территории, занятой ИГ. Мало того, «Джебхат ан-Нусра» все это время выступала в роли своеобразного дилера ИГ, помогая ему продавать нефть на сырьевых биржах», — утверждает он.

 

«Это агония»

Россия и Сирия развернули масштабную гуманитарную операцию в Алеппо. Как сообщил министр обороны России Сергей Шойгу, для вывода с осажденной территории мирных жителей будут образованы три специальных «коридора». Но будет создан и четвертый — для боевиков, решивших сложить оружие. Тем не менее, выходить через «коридор» они будут все же с оружием.

«В основном в Алеппо окружены отряды «Джебхат ан-Нусры», и теперь террористы рассчитывают на то, что части их сил удастся таким образом вырваться из «котла» в Алеппо, чтобы потом, вновь объединившись на другой территории, перегруппировавшись и вооружившись, возобновить боевые действия», — считает Юрий Бялый.

«Скорее всего, боевики «Джебхат ан-Нусры» используют «гуманитарные коридоры» для отправки раненых и членов своих семей. Сами они вряд ли покинут осажденную территорию. А «ребрендинг» понадобился им для того, чтобы избежать массированных ударов по ним после того, как мирное население покинет Алеппо», — полагает Семен Багдасаров.

«Джебхат ан-Нусра» оказалась гораздо в более сложной ситуации, чем ИГ, замечает Дмитрий Абзалов. Если отряды боевиков ИГ, отступая под ударами сирийской армии, российских ВКС и подразделений войск западной коалиции, могут почти беспрепятственно уходить в Ирак, то воины «Джебхат ан-Нусры» оказались прижатыми к турецкой границе.

«Учитывая новое налаживание отношений Турции и России, исламистам не приходится более рассчитывать на содействие Анкары. Последнее, что остается им делать — это надеяться на снисхождение к ним, демонстрируя резкое смягчение своих радикальных позиций. Поэтому — переименование, отречение от «Аль-Каиды». На самом деле, это агония», — говорит Дмитрий Абзалов.

По мнению аналитика, «ребрендинг» «Джебхат ан-Нусры» — свидетельство того, что ситуация в Сирии начинает принципиально выправляться.

Владимир Ардаев

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1