Что изменится в Европе после терактов в Германии? Евгений Радугин

   Дата публикации: 29 июля 2016, 15:49

Разговоры о том, что политика мультикультурализма в Европе провалилась, начались давно, хотя европейские политики, в том числе немецкие, и по сей день отказываются это признать. Всем уже ясно, что массовый прием эмигрантов порождает огромное количество проблем, что адаптация к европейской культуре беженцев из мусульманских регионов  – вещь почти невозможная. Но говорить об этом нельзя, не толерантно, не политкорректно.

Что изменится в Европе после терактов в Германии?

До последнего времени любой человек, осмелившийся даже просто затронуть эту тему, обвинялся в ксенофобии, экстремизме и прочих нехороших вещах, совершенно непозволительных для европейца. Непозволительно это для всех законопослушных европейцев, а уж для политика публично высказанное сомнение в правильности проводимой политики равносильно политической смерти. Для примера можно вспомнить бывшего берлинского сенатора Тео Сарацина, которого буквально затравили за попытку (весьма, кстати, обоснованную) доказать нежелание мусульманских мигрантов адаптироваться к немецкому обществу.

Проблема эта возникла не сегодня, и недовольные голоса нет-нет да и раздавались. А с годами сдерживать недовольство становится все сложнее. Росту недовольства граждан Германии миграционной политикой своего правительства способствовали теракты, прошедшие в Париже, Брюсселе и Ницце. Хотя Германия, привыкшая гордиться своим порядком, все еще продолжала считать, что ей удастся избежать подобных эксцессов. Увы, кажется, не удалось: за короткий срок в разных местах Германии произошло четыре нападения с применением оружия, в результате чего десять человек погибло, несколько десятков ранены. Власти и пресса все еще пытаются квалифицировать это как «не-теракт», но одних уверений политиков, что «в Багдаде все спокойно», уже недостаточно. Проблема вылезла наружу, и закрывать на нее глаза больше невозможно.

То, что вину за произошедшее нельзя свалить на ИГ (запрещено в РФ — ред.) оно взяло на себя только один из терактов, и то – задним числом), служит еще одним аргументом критиков власти: правительство само заложило бомбу, решив запустить в страну миллионы беженцев вдобавок к миллионам, уже проживающим в Германии весьма медленно и неохотно адаптирующимся к европейским правилам общежития мигрантов: все четверо нападавших были мусульманами, двое из них – сирийские беженцы.

Позиция правительства, согласно которой мусульмане, проживающие в Германии, такие же граждане страны, как и немцы, перестает нравиться все большему количеству коренного населения. И нежелание мигрантов адаптироваться – не единственная причина, вызывающая недовольство немцев. Не меньшим раздражителем для законопослушных граждан является и тот факт, что они вынуждены зарабатывать на жизнь ежедневным трудом, в то время как многие беженцы даже не думают о законных путях зарабатывания денег, надеясь на пособие, а иной раз и вовсе на криминальные способы добычи денег.

Немецкие власти не могут не понимать сложность ситуации. Поэтому им необходимо как-то скорректировать свою политику по отношению к мигрантам, не дожидаясь, когда ситуация перестанет быть неконтролируемой. Никакой гарантии, что эмоции не подтолкнут народ на «уличное» решение проблемы, нет. Показательно в этом отношении все увеличивающееся число сторонников движения ПЕГИДА (Патриотические европейцы против исламизации Запада) – их демонстрации, вначале немногочисленные, собирают уже десятки тысяч человек.

К каким изменениям могут привести последние трагические события в Германии? С большой долей вероятности можно предположить, что увеличится авторитет несистемных политиков, которые используют сложившуюся ситуацию для критики правящей партии, делая упор именно на ошибки в миграционной политике. Возможно, увеличится число сторонников политической партии «Альтернатива для Германии», имеющей достаточно большое количество сторонников. Она вряд ли сможет даже выбраться на второе место (вытеснив СДПГ), но сам факт ее усиления послужит сигналом для перестройки правящей немецкой коалиции.

Правящей партии ХДС придется занять более жесткую позицию, ибо есть опасность возникновения трений с ХСС (с которой христианские демократы сейчас в коалиции), если проэмигрантская позиция правительства останется неизменной. Вряд ли дело дойдет до радикальных мер типа принятия антиэмигрантских законов, но коррективы в миграционную политику наверняка будут внесены.

В качестве маловероятной, но вполне допустимой версии можно предположить, что желание остаться у власти может толкнуть ХДС на отстранение Меркель, чтобы списать все ошибки на ее решения.

Ситуация приобретает запущенный характер, и немецким элитам надо принимать меры, чтобы ситуация в стране оставалась контролируемой. И делать это необходимо сейчас, не дожидаясь дальнейшего обострения ситуации.

Евгений Радугин

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1