Конец золотого века Германии. Сергей Мануков

   Дата публикации: 28 Июль 2016, 18:10

Известный немецкий писатель и журналист Константин Рихтер размышляет в журнале Politico над тем, что период процветания Германии подошел к концу и что немцам следует готовиться к непростым временам.

Конец золотого века Германии

14 июля 2015 года на экраны вышел полуторачасовой фильм Сонке Вортманна «Германия, твой автопортрет». Он состоял из видеороликов сотен тысяч немцев, приславших режиссеру ролики о своих повседневных делах.

«Красной нитью через фильм проходит дружба,- рассказал в интервью Вортманн.- Другие составляющие нашей жизни: домашние питомцы, спорт и, конечно же, машины».

Естественно, Сонке Вортманн собирался снять хвалебную оду всему хорошему, что есть в Германии. Фильм должен был вызвать у немцев радость и гордость за то, что они живут в этой стране. Однако на самом деле, по независящим от режиссера причинам, получился своего рода панегирик по старым добрым временам, которые стремительно уходят в прошлое. По крайней мере, критики точно подметили, что фильм производит впечатление «архивного» произведения, т.е. ленты, рассказывающей о событиях другой эпохи.

Последнее десятилетие, пишет Константин Рихтер, жизнь в Германии была легкой и приятной. Не удивительно, что многие называют это десятилетие «золотым веком». Экономика ФРГ работала, как часы. Звезд с неба она не ловила, но в отличие от других европейских стран развивалась без особых взлетов, но и без падений и глубоких спадов и не один год в буквальном смысле этого слова тащила на себя хромающую экономику еврозоны и даже всего континента. В области политики Германия тоже вышла на первые роли в Старом Свете. Больших успехов немцы добились почти во всех сферах, в том числе и в спорте – футбольная сборная ФРГ стала в 2014 году чемпионом мира.

Самым главным Рихтер считает то, что Германия в эти годы была привлекательным местом для жизни. Выросший в застойные восьмидесятые Гельмута Коля он уверен, что страна стала значительно более либеральной, терпимой и что в ней в целом стало намного лучше и легче жить.

Сегодня картина быстро меняется. Наиболее заметно это, если посмотреть на отношение немецкого общества к сотням тысячам мигрантов, которые вызвали напряжение всех сил страны. Об этом говорит и резкий рост популярности правой партии «Альтернатива для Германии» (AfD). Казавшиеся во время съемок фильма Вортманна незыблемыми позиции канцлера Ангелы Меркель сейчас резко ослабли и стали уязвимы.

Заметны и признаки слабости в немецкой экономике. Особенно большие неприятности у немецких тяжеловесов: Volkswagen и Deutsche Bank. В список негативных перемен следует внести, конечно, и недавние всплески насилия в Мюнхене, Ройтлингене и Ашбахе. У немцев справедливо, считает автор, создается впечатление, что закончилась хорошая глава в их жизни и что никто не знает, что их ждет впереди.

Золотой век Германии в целом совпал со временем пребывания на посту канцлера Ангелы Меркель. В 2005 г., когда она пришла к власти, страна только-только выходила из кризиса. Именно ей повезло снять урожай экономических реформ предшественника – Герхарда Шредера.

Благодаря сильной производственной базе ФРГ удалось в целом без потерь выйти из финансового кризиса. Все эти годы экономика Германии работала, как хорошо смазанный механизм. Но сейчас сами немцы задаются вопросом: насколько устойчива экономика, в основе которой лежит экспорт?

Еще одной больной темой в ФРГ уже не первый год является демографический вопрос. Проблема старения населения остро стоит и во Франции с Великобританией, но в Германии она намного острее и похожа на бомбу с часовым механизмом. ООН прогнозирует, что в 2030 г. работать будет лишь половина населения ФРГ. Г-же Меркель показалось, что она нашла решение. Открывая границы для мигрантов, она, конечно, говорила о гуманитарных проблемах, но держала в уме в первую очередь новых молодых и сильных рабочих, которые выйдут на рынок труда.

Действительно, в долгосрочной перспективе выгоды миграции должны перевесить краткосрочные минусы, но немцы не хотят ждать. Многие жители ФРГ, особенно, люди пожилого возраста и с правыми политическими взглядами видят в мигрантах только недостатки и минусы.

Проблемы с мигрантами и недовольство немцев политикой Меркель в этом вопросе позволила AfD, которая в 2013 г. находилась в глубоком упадке, восстать из пепла

Теплые отношения между немцами и Ангелой Меркель достигли пика во время ответственных футбольных матчей. После побед немцы аплодировали своим кумирам на зеленом поле. Затем камера передвигалась на трибуну для важных гостей и крупным планом брала канцлера, которая тоже искренне аплодировала футболистам. Жители ФРГ чувствовали какое-то единение с лидером и аплодировали не только кудесникам мяса, но и ей.

На чемпионате Европы, проходившем в июне-июле во Франции, сборная ФРГ дошла до полуфинала. Этот ответственный матч прошел без канцлера Меркель. Возможно, она была занята важными государственными делами и не смогла приехать в Париж. Возможно, канцлер понимала, что сейчас болельщики уже не будут аплодировать ей так, как они делали это раньше. Сейчас канцлер удивляет их и сбивает с толку. Сначала она шокировала свою консервативную избирательную базу политикой по отношению к мигрантам. Затем оттолкнула недавно приобретенных сторонников с левого фланга политического спектра Германии, подписав вызвавшую очень большие споры сделку с Турцией. Сейчас никто не знает, что думает г-жа Меркель. Она же в последнее время предпочитает больше молчать, чем говорить и оставляет всех в неведении относительно своих планов и намерений. Результатом такого поведения является падение ее рейтинга популярности.

Для Германии, которую Вортманн изобразил в своем фильме, Ангела Меркель была идеальным лидером. Пока немцы занимались спортом, домашними питомцами и машинами, она могла легко вести их за собой во времена как маленьких, так и больших кризисов. Меркель чувствовала себя как рыба в воде на ночных заседаниях с коллегами из других стран. Она находила сложные компромиссы, устраивавшие немцев даже в тех случаях, когда они не очень понимали их суть.

Однако у г-жи Меркель имеется и немало минусов и сейчас все они на виду. Ее нельзя назвать хорошим оратором, она не знает, как передавать свои эмоции. После июльских «ЧП» ей следовало бы доходчиво, простым и понятным языком разъяснить немцам, что, по ее мнению, произошло за последний год. Она должна была объяснить им, что чувствовала в сентябре и какие чувства владеют ей сейчас. Она обязана признать, что вполне возможны дальнейшие террористические атаки, и признать свою вину за то, что не предусмотрела их и оказалась к ним не готова. Затем она должна была сделать шаг назад и занять оборону в другом месте – объяснить немцам, что несмотря на насилие, важно продолжать помогать нуждающимся в помощи людям. Меркель должна объяснить жителям ФРГ, что возврат к прошлому, когда страны были окружены стенами, не снимет угрозу терроризма.

Увы, Ангела Меркель не относится к тем людям, которым легко даются эмоциональные высказывания и речи. Это особенно плохо сейчас, потому что Германия стремительно делится на два лагеря. По одну сторону чувствующие вину сторонники Willkommenskultur, культуры приветствия и гостеприимства, считающие, что границы должны оставаться открытыми для всех, что это моральный долг жителей ФРГ и что немцы сами должны винить себя за разгул террористов в их стране. По другую – разгневанные ультраправые.

Конечно, в дебатах, считает Константин Рихтер, должны участвовать и те немцы, которые снимались в фильме Вортманна. Они должны понять, что Германия, в которой они жили, либеральное, толерантное и энергичное государство не будет вечным и что оно нуждается в их помощи и поддержке.

Сергей Мануков

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
German Chancellor Angela Merkel attends a news conference in Berlin Thursday, July 28, 2016 . Chancellor Angela Merkel says the fact that two men who came to Germany as refugees carried out attacks claimed by the Islamic State group "mocks the country that took them in." Merkel pledged at a news conference to do everything to clear up the "barbaric acts," find out who was behind them and bring them to justice. (AP Photo/Markus Schreiber)
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1