Эксклюзив News Front. Исраэль Шамир: Ничего не происходит случайно

   Дата публикации: 28 июля 2016, 14:55

Эксклюзив News Front. Публицист, писатель, обозреватель Исраэль Шамир давно не верит в случайности. Европа сама хотела то, что получила, — говорит обозреватель о миграционном кризисе, — это затея элит, от которой простому народу жутко, считает он. Также Исраэль Шамир не верит в роль Израиля как борца с мировым терроризмом. Он приводит в пример историю немецкого репортера – мужа бывшей израильской разведчицы, а ныне депутата парламента, —  который заснял два нашумевших теракта до их начала: во Франции и в Германии.

 

News Front: Сегодня мы попробуем заглянуть в будущее. Это будущее, возможно, страшное, возможно – утешительное. Это будущее Европы, которая столкнулась с проблемой, на которую не рассчитывала. Европа привыкла к тому, что ведет свою внутреннюю и внешнюю политику, но тут оказалось что кто-то, не переобувшись в тапочки, бродит по ее квартире и гадит, где хочет. Вот опять трагедия во Франции. Президент Олланд с грустью и бессилием разводит руками, говорит – Ну, как же так? Молодой человек, который совершил это святотатство – убил 86-летнего священника – его дважды в Турции задерживали за попытки перейти в армию (запрещенного в РФ – Ред.) «Исламского государства»: убивать неверных. Страшное наказание для него придумали  — на ногу браслет и гулять по улицам Франции. Вот он и догулялся.  Как Вы считаете, у Европы проснется когда-нибудь сознание? Откроются глаза на то, как себя вести в этой ситуации? Вот Израиль борется уже много десятилетий. Россия эффективно борется. Но ни с Израилем, ни с Россией Европа не хочет контактировать в этом плане.

— Я, правду говоря, всегда возражаю, когда пытаются в одной фразе упомянуть Израиль и Россию. Все-таки, это все настолько по-разному… вот, как говорят, — шел человек в плаще и дождик. Это вот как-то из этой же области. Очень мало общего во всем этом. Израиль – это действительно уникальная страна, где коренное население лишено нормальных человеческих прав. Где человек, если он родился не евреем, не может даже поехать к морю искупаться. Где у людей нет прав ни голосовать, ни быть представленными, ни найти работу. То есть, иными словами, такого положения нет никогда, нигде и ни у кого. Даже в Южной Африке времен апартеида такого не было. Поэтому, если в Палестине идет борьба крайне угнетенного населения за равноправие, то это совсем не то же самое, что убивать священников где-то. Не говоря уже о том, что сравнение с Россией мне тоже кажется безумно натянутым. В России все-таки есть все права у жителей Кавказа, например. У них те же права, что и у русских россиян. То есть, в России есть равноправие, чего нет в Израиле. И, правду говоря, чего нет, конечно, и в Европе. Иными словами, ситуация совсем непохожая. И учиться тут нечему. Если бы Европа стала учиться у Израиля, тогда она должна была бы строить концлагеря. Она это уже пробовала в свое время, как мы знаем в 40-е годы, но это дело, слава богу, миновало.

А теперь, если мы обратимся к самой теме, в Европе элиты хотят того, что получили. Это не то, что они «не думали». Не то, что они не предполагали. Они предполагали, они знали, они думали, они шли туда, куда пришли. Тут никакой иллюзии не должно быть – что они просто взяли и ошиблись. Никакой ошибки! Народ, так сказать, более обычное население, конечно, с ужасом на все это смотрит. Но кто бы его спрашивал?

News Front: Ситуация с немцами, с французами, которые столкнулись с чем-то немыслимым: они ведь искренне верили в толерантность в мультикультурализм, которые, как они говорили, «позволят очеловечить дикарей». Эти «дикари», приехав к ним, будут тянуться к знаниям, будут тянуться к их культуре, к их языку. А оказалось, что эти люди даже во втором, третьем поколении совершенно не тянутся к тому, что им предлагает Европа. Даже Ангела Меркель сейчас в шоке вынуждена делать заявления – как же так, мои гости, мои любимые друзья, ведут себя так не толерантно.

— Знаете, это настолько неверное видение, что меня даже удивляет. Какие дикари, если мы говорим про выходцев из Сирии или Ирака?! Это культурные и образованные люди. Ведь бедный народ, крестьяне, которые есть в приграничных районах Сирии и Ирака, они не добрались до Европы. Для того чтобы добраться до Европы, банально надо иметь 5 – 10 тысяч долларов живыми деньгами. То есть, — это не бедняки. Я их вижу на улицах шведского города, где я сейчас нахожусь. Это все люди молодые, энергичные, хорошо одетые, совсем не бедные, получившие хорошее образование, или скажем — настолько хорошее, насколько они могли получить. Иными словами, все совершенно не так, где «какие-то дикари пришли». Просто фантастика. Откуда у Вас такая странная мысль, я не пойму? Нет, — это вполне культурные, развитые люди. А то, что некоторые из них занимаются террором, да, конечно, – они занимаются террором. Это люди, которые вышли из военной ситуации и у них множество и обид, и множество невыработанных проблем. И все это, конечно, очень и очень тяжело.

Я совершено не был сторонником, и сейчас не сторонник, вот этой массовой миграции, которую запустила Меркель, но элиты Европы этого хотели. Они этого хотят. Им казалось, что поскольку в Европе очень низкая рождаемость, население уменьшается, желающих работать мало, надо в этой ситуации поднабрать рабочего контингента, людей, которые хотели бы работать. Ну, вот такие люди и появились. Соответственно, можно их взять и использовать. Ведь миграция – это прибыльная вещь. Это не то, что сплошные расходы. Это еще и немалая прибыль. И прибыль для разных людей, и за счет разных вещей.

Если мы говорим по мелочам, то это, например, большая прибыль для тех, кто сдает им помещения. Ведь им квартиры-то сдают не бесплатно. Они сами за это не платят, но бюджет-то за это платит. То есть, люди, которые сдают квартиры, а это хозяева десятков квартир и домов, которые это делают по прямой договоренности с правительством, они на этом деле прекрасно зарабатывают. Зарабатывают и люди, которые находят им работу. Иными словами, — это машина, которая приносит деньги.

— Что касается «дикарей», я это, конечно, с иронией и в кавычках говорил, потому что у меня огромное количество друзей с Ближнего Востока: и из Египта, и из Сирии – те кто, давно живет и в Европе и в России. Они удивляются другому. Они удивляются той психологической накачке интернет СМИ, благодаря которой психически нестабильных людей активировали. Сейчас ИГИЛ (организация запрещена в РФ – Ред.) просто может сидеть и ничего не делать. Они просто берут на себя ответственность за всех суицидальников, сумасшедших, наркоманов, алкоголиков, которые что-либо делают. То есть, то, что раньше в сводках проходило как какая-то «бытовуха», то сейчас это все раскрашивается в террористические краски.

— Абсолютно с Вами согласен. И надо всегда подумать о том, кому это прибыльно, для кого это хорошо. Вот, например, Вы, наверное, замечаете, в Фейсбуке или других социальных сетях стоит только появиться такому, условно говоря, теракту, как сразу появляются десятки израильтян или, скажем, симпатизирующих Израилю, которые сразу начинают говорить – а вот в Израиле все не так. «Надо было им на Израиль смотреть!». То есть, то, что Израиль зарабатывает очки на этой ситуации – это мы видим невооруженным глазом. Даже Вы, которого я не никак не могу обвинить в незнании и непонимании, и то ведь сослались на Израиль как на благоприятный пример. А ведь это неблагоприятный пример.

News Front: Вот здесь мы переходим к тем, кому может быть выгодно. Выгодна и дестабилизация в Европе, и запугивание европейцев. Здесь многие аналитики тычут пальцем как раз в Израиль и в Соединенные Штаты Америки, у которых есть в этом свой интерес. У Израиля – на Ближнем Востоке, а у США – в самой Европе, которая обязана подписать Трансатлантический экономический договор и увеличить присутствие американских военных баз. Что скажете?

— Ну, конечно. Есть такие вполне веские подозрения насчет этих двух стран. Соединенные Штаты напали, как мы помним, на Ирак в 2003 году, и это, собственно, было начало трагедии Ближнего Востока. До этого тоже было много сложностей. Но то, что было «до этого» несравнимо с тем, что стало после. Ведь это обрушение Ирака и жестокая политика оккупационных американских властей  — они привели Ближний Восток туда, где он сейчас находится. И я никогда не верю, когда говорят, дескать, мы хотели, чтобы было все хорошо, а получилось как всегда. Я в эти вещи никогда не верю. Я считаю, что просчитать какие-то элементарные вещи все умеют, и наверняка в Соединенных Штатах достаточно экспертов, которые могли это дело просчитать. То есть, я считаю то, что произошло – это то, чего они хотели.

Если мы говорим про Израиль, то вчера, позавчера прошла очень интересная информация. Это странная история… О ней вчера написала израильская газета «Гаарец»… Она сводится к следующему. Во время страшной катастрофы в Ницце, где грузовик наехал, убил 80 человек, появилась фотография и видео, на котором виден этот грузовик, перед тем как он начал свой забег по людям. То есть, человек стоял на балконе гостиницы в Ницце и снял этот грузовик перед тем, как этот грузовик поехал. Можно найти эти кадры, это удивительная вещь, конечно, и все сказали – о, как этому человеку повезло, не каждому удается такую вещь заснять! И вот прошло совсем немного дней, и происходит следующая катастрофа, на этот раз в Германии. И тут мы видим почему-то, что то, что происходит в Германии заснято снова тем же самым корреспондентом, тем же самым фоторепортером, и тоже съемки начинаются за несколько минут до теракта. Особенно интересно становится, когда мы узнаем, что этот человек Рихард Юле Гутьяр не просто фоторепортер, а один из ведущих, а его жена была членом израильского парламента. А до того, как стала членом израильского парламента, она была еще и агентом израильской разведки. Это мы знаем не по слухам. Это было написано в ее Википедии, в ее профиле. И об этом пишет газета «Гаарец». Действительно, девушка работала в израильской разведке, потом она возвысилась до поста в парламенте, потом вышла замуж вот за этого немецкого репортера, и сейчас этот немецкий репортер снял два кадра —  один во Франции, другой в Германии – но в обоих случаях он начинает съемку за несколько минут до событий. То есть, такая вещь не может не напрячь всех. И ответа на то, как и почему это произошло, кроме ответа, который мы можем легко себе представить, пока у нас нет.

Беседовал Сергей Веселовский

Текст подготовил Игорь Орцев

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1