Дама войны. Андрей Манойло

   Дата публикации: 28 июля 2016, 11:50

Итак, съезд Демократической партии Соединенных Штатов официально выдвинул Хиллари Клинтон кандидатом в президенты США.

Дама войны

Ее соперник, один из самых взвешенных и уважаемых американских политиков Берни Сандерс принял поражение с достоинством и призвал своих сторонников не допустить раскола в стане демократов и голосовать за Клинтон.

Однако не все сторонники Сандерса восприняли этот призыв. Многие из них заявляли, что избирательная кампания Хиллари велась грязными методами и имела значительную коррупционную составляющую: выборщики подкупались, уламывались и ублажались; некоторые соглашались голосовать за мадам Клинтон только после разговора с Биллом Клинтоном, лично посетившего всех наиболее строптивых депутатов.

И вот, увидев, что творится за кулисами, Берни Сандерс, на публичных дебатах разделывавший не умеющую дискутировать Клинтон, что называется, «под орех», предпочел вовремя отойти в тень и дать ей возможность занять место кандидата в президенты США. И произошло это на пике народного разочарования в «успехах» Демократической партии.

Фактически эту президентскую кампанию демократы уже проиграли — во многом благодаря Обаме, который весьма изобретательно опустил престиж Демократической партии до предельных значений. В этих условиях только упоение властью и самолюбование мешают госпоже Клинтон заметить, что ею по сути играют. Бросить Клинтон в схватку с Трампом — все равно что послать новобранца под танк.

Трамп — естественный, цельный, решительный и упорный, уже не раз переигрывал Клинтон. Показательно, что в ходе дебатов она не раз «заражалась» его поведением, неосознанно копируя приемы, мысли и даже манеру общения с избирателями.

Например, ровно через неделю после того, как Трамп впервые призвал отказаться от антироссийских лозунгов, заявив, что Россия — великая страна, а Путин — отличный парень, Хиллари, всегда отличавшаяся резкой антироссийской риторикой, рассказала, как все эти годы любила Россию, но боялась об этом сказать открыто.

В тот раз Трамп играючи навязал Клинтон свой шаблон политического поведения, и это не осталось незамеченным.

В нынешних условиях, после стрельбы в Далласе, на пике внутреннего напряжения, буквально раздирающего Соединенные Штаты, выдвигать Хиллари кандидатом в президенты — значит заранее проиграть выборы. Однако, возможно, в том и состоит расчет демократов: они сознательно «сливают» эти выборы, которые уже не спасти, для того, чтобы победить на следующих, когда неутешительные итоги президентства Обамы, ливийская война, ИГИЛ и т.д. хоть немного забудутся. Для этого им нужен довольно скандальный и не очень проницательный кандидат: идти в полный рост на Трампа дураков нет. В таких условиях лучшей кандидатурой становится Хиллари Клинтон.

В отличие от естественного Трампа эта дама — не что иное, как очередной политтехнологический проект семейства Клинтон. За все время своего пребывания у власти, в том числе и в должности государственного секретаря, она никак не проявила себя в качестве политического деятеля. Ее единственным «достижением» стала война в Ливии, на начале которой она яростно настаивала, и гибель в Бенгази американского посла. Чем закончилась война с Каддафи, всем хорошо известно: уничтожение Ливии и последовавшая за ней «арабская весна» породили мигрантский кризис, кровавый хаос и ИГИЛ.

По сравнению с Трампом Хиллари довольно бесцветна: у нее нет ни внятной программы, ни собственной мировоззренческой позиции — только лозунги. На публичных дебатах этим удачно пользовался Берни Сандерс: сначала провоцировал свою соперницу на неконтролируемый выброс эмоций, а затем ставил ее на место фразой «я еще не закончил».

Как продукт политических технологий, Хиллари выглядит точной копией предыдущего проекта демократов — Барака Обамы.

Несмотря на разницу в расовой принадлежности, в поле и возрасте, Хиллари и Обама технологические близнецы. Как Обама, так и Клинтон — «экзотические президенты». Обама — первый президент-афроамериканец, его избрание — это полный разрыв привычных представлений американских избирателей о том, каким именно должен быть президент США; Хиллари — «женщина непростой судьбы», сумевшая преодолеть личную жизненную трагедию, подняться и идти дальше с гордо поднятой головой. Если ее изберут, она станет первой женщиной-президентом и, как в свое время это сделал Обама, еще раз перевернет привычные представления рядовых американцев.

Несмотря на то что по всем параметрам Клинтон проигрывает Трампу, определенные шансы на победу у нее все-таки есть: вдруг демократический электорат сплотится вокруг нее и весь как один за нее проголосует? Вдруг афроамериканцы забудут массовое насилие со стороны белых полицейских и снова поддержат Демократическую партию? А может, случится чудо — и Трамп снимет свою кандидатуру?

И тогда Клинтон станет президентом.

И что же будет? Ничего хорошего. Приход Хиллари к власти будет означать начало большой войны. «Голосуя за Хиллари, ты голосуешь за войну», — говорят в том числе некоторые демократы. И это объяснимо.

Став президентом, Клинтон столкнется с колоссальным грузом проблем, решить которые под силу политикам совершенно другого масштаба, сопоставимым с Рузвельтом или Кеннеди. Но не Хиллари Клинтон. Поэтому она прибегнет к испытанному средству: попытается переключить внимание американского общества с внутренних проблем на внешние. А ничто так не притягивает внимание американской публики, как война.

Вот почему если Клинтон все же станет американским президентом, то вероятность погружения мира в новый глобальный конфликт резко возрастет.

Андрей Манойло, газета «Известия»

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1