Канцлер под ударом: как Меркель из кандидата на Нобелевскую премию стала «матерью террора»

Дата публикации: 26 Июль 2016, 13:29

В поезде, следовавшем из Вюрцбурга в Оксенфурт, пассажиров изрубили топором, в городке Ройтлинген беременную женщину убили ударом мачете, в Ансбахе сработало взрывное устройство. Нападения были совершены в разных городах и из разных побуждений, но их объединяет одно — подозреваемыми являются выходцы с Ближнего Востока. Многие немцы полагают, что ответственность за ситуацию в стране должна понести канцлер Германии Ангела Меркель. RT попытался разобраться, почему немцы стали называть своего канцлера «матерью террора».

Ангела Меркель

Июль стал для Германии месяцем кровавых преступлений. Так, в городе ​Ройтлингене 24 июля беженец из Алеппо зарубил мачете беременную женщину, при этом два человека получили ранения. В этот же день в другом немецком городе Ансбах произошёл взрыв. Бомбу привёл в действие также сириец. По данным агентства Reuters, ответственность взяла на себя террористическая группировка «Исламское государство» (запрещено в РФ – ред.). Между тем немцы ещё не оправились от шока атаки 18 июля. Тогда 17-летний подросток-мигрант из Афганистана набросился с топором на пассажиров поезда, следовавшего из Вюрцбурга в Оксенфурт. Пятеро пассажиров были ранены.

Ревность, психологическая травма, националистические взгляды или терроризм — мотивы июльских преступлений различны, но и без длительных экспертиз очевиден общий момент: правонарушения совершили выходцы с Ближнего Востока, мигранты, беженцы, иностранцы-мусульмане, переехавшие в Германию из охваченных гражданской войной Сирии и Афганистана, разрушенного войной Ирака.

«Эти люди видели много насилия, психика многих расшатана, они привыкли наблюдать убийства у себя на родине, — поясняет в беседе с RT политолог, специалист по межнациональным конфликтам Евгений Михайлов. — С другой стороны, получая убежище в Европе, они замечают, как многое им сходит с рук. В Германии к ним многие относятся с сочувствием, им прощается то, что не прощается самим немцам. За годы жизни, часто безработной, на денежном обеспечении некоторые из беженцев просто-напросто распускаются и хватаются за оружие, чтобы таким чудовищным образом доказать свою значимость», — рассказывает политолог.

По словам Михайлова, такого рода преступников вычислить практически невозможно. Тем не менее можно проанализировать, почему они решились на свои кровавые акции. «Речь идёт прежде всего об ослабленной психике. Не будучи радикально настроенными изначально, мигранты радикализуются в ответ на неприятие их европейским обществом как своих, сложности в получении работы, адаптации в учебных заведениях, достижении соответствующего общеевропейскому уровня жизни», — считает эксперт.

 

Mutter Terroresia

Но про убийц-беженцев в Германии говорят неохотно. В центре внимания властей другая бойня: 22 июля в годовщину массового расстрела на норвежском острове Утейя, учинённого Андерсом Брейвиком, девять человек погибли в результате стрельбы в торговом центре Мюнхена и 35 были ранены. 18-летний немец (с иранскими корнями, но всю жизнь живший в Германии) выбирал жертв среди подростков и детей. Получив пулю от полицейского, он покончил жизнь самоубийством.

«Родителям и детям я лично и от имени людей в Германии говорю: мы разделяем вашу боль, мы страдаем вместе с вами», — на следующий день, выступая в Совбезе ООН, заявила канцлер Ангела Меркель.

Между тем многие немцы уже устали от соболезнований Меркель, политика канцлера теряет поддержку общества. Так, по немецкоязычным соцсетям после стрельбы в Мюнхене разошёлся портрет с изображением Меркель в образе строгой монахини и надписью Mutter Terroresia — «Мать террора». Авторы карикатуры считают, что Меркель сама довела Германию до такой плачевной ситуации. Готов с ними согласится и независимый политолог, магистр политических наук НИУ ВШЭ Алексей Симоянов.

 

Толерантность превыше всего

«В конце концов Меркель всё-таки признала, что политика мультикультурализма провалилась, но проблема в том, что никакой альтернативы этой политики она до сих пор так и не предложила», — поясняет Симоянов RT.

Согласно эксперту, текущая миграционная доктрина Германии зарекомендовала себя как крайне неблагонадёжный инструмент. «Конечно, хорошо из соображений гуманизма и светского либерализма предоставлять убежище мигрантам, но не стоит забывать, что при этом сокращаются фонды на социальную поддержку собственных граждан, начинает расти безработица, стагнировать экономика», — продолжил Симоянов.

Такие лидеры Евросоюза, как Ангела Меркель или президент Франции Франсуа Олланд, под давлением Соединённых Штатов поддерживали агрессию против стран, откуда вследствие этой агрессии к ним теперь бегут люди, добавляет Евгений Михайлов. «Мне кажется, Меркель сейчас просто не представляет, как выйти из данного удручающего положения с мигрантами», — заявляет он в беседе с RT.

 

Мировой голос

Но год тому назад удручающим положение казалось далеко не всем. Так, в сентябре 2015 года немецкое издание Der Spiegel вышло с обложкой, на которой канцлер ФРГ представала совсем не в образе Mutter Terroresia — напротив, её изобразили в роли матери Терезы.

Ангела Меркель

Тогда, в 2015-м, немцы восхищались её по-европейски толерантным отношением к беженцам. Правительство ФРГ согласилось увеличить траты на мигрантов в четыре раза. Бегущим от гражданской войны людям готовы были предоставить жильё, медицинское обслуживание, начать учить немецкому языку. Первые сотни сирийских беженцев немцы встречали аплодисментами. Жители Франкфурта стояли на перронах городского вокзала с плакатами «Refugees, welcome!» и выкрикивали сходившим с поездов «Браво!»

Поддерживало главу ФРГ и западное сообщество. «Канцлер Германии Aнгела Меркель входит в число наиболее вероятных претендентов на получение Нобелевской премии мира благодаря своей позиции по проблеме беженцев», — писал тогда Bloomberg.

«Единственный современный европеец, который может претендовать на мантию величия, это канцлер Германии Ангела Меркель, фактический лидер Европейского союза», — утверждал бывший комиссар ЕС по международным делам, ректор Оксфордского университета Крис Паттен на страницах экспертного издания Project Syndicate.

 

Особое мнение

Однако не все голоса звучали в унисон. Тогда же, почти за год до сегодняшних терактов и расстрелов, говоря о гуманитарной катастрофе на Ближнем Востоке, президент России Владимир Путин произнёс с нью-йоркской трибуны ООН: «Так и хочется спросить тех, кто создал такую ситуацию: вы хоть понимаете теперь, чего вы натворили?»

В феврале 2016 года в Будапеште он в очередной раз вернулся к этой теме. «На наш взгляд, чтобы решить проблему беженцев, необходимо в первую очередь добиться политического урегулирования конфликтов в Сирии, Ливии, других странах, граждан которых война и разруха вынудили покинуть свои дома. Нужно сообща бороться с терроризмом», — заявил Путин на встрече с премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном.

Спустя два месяца после этих слов, в апреле 2016-го, Ангела Меркель стала лауреатом престижной премии «Четырёх свобод» фонда Франклина Рузвельта — за успешные усилия по поддержке беженцев из стран Ближнего Востока и Африки. Те самые «успешные усилия», которые обернулись массовыми изнасилованиями немок беженцами в Кёльне в январе этого года и тремя кровавыми атаками выходцев с Ближнего Востока в последние дни июля.

 

Что дальше

С результатом «успешных усилий» Евросоюза по преодолению миграционного кризиса придётся бороться долгие годы, причём эта борьба будет требовать значительных затрат, финансовых и человеческих, полагает заведующий кафедрой политологии и социологии РЭУ им. Г.В. Плеханова Андрей Кошкин. «Предупредить такие преступления европейские органы безопасности не в состоянии — мы видели это на примере Франции, видим сейчас и в Германии», — отмечает он.

Ситуация будет ухудшаться, согласен Евгений Михайлов. «Это связано в первую очередь с тем, что повышение мер безопасности сделает групповые теракты на крупные объекты невозможными. А это значит, что структуры, подобные «Исламскому государству», будут стараться использовать одиночек, оказывать на них опосредованное влияние», — заключает он.

Работой только силовых или разведывательных структур подобные инциденты не предотвратить, уверяет Алексей Симоянов. «Нужен социальный ответ, новая миграционная программа, на реализацию которой потребуется не один год. Возможно, такая программа появится в будущем, но скорее всего уже не при канцлере Меркель».

RT

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Merkel_03_prewu


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1